September 29, 2021, 08:22 AM
Анна Касюкова

Директор «Дягилевки» в Екатеринбурге Елена Трофимова: «Цифровизация придумана для удобства, но многие школы к ней еще не готовы»

Гимназия № 8 «Лицей имени Сергея Павловича Дягилева» в Екатеринбурге - необычная школа. Ее главная особенность - синтез двух отделений, общеобразовательного и блока искусств. Воспитанники проводят в лицее полный день, у каждого класса с 1 по 7 есть не только «классная мама», но и педагог-воспитатель.

Елена Трофимова стала директором лицея в апреле, место стало вакантным после смерти Андрея Кадочникова. До «Дягилевки» Трофимова 12 лет была чиновником управления культуры мэрии Екатеринбурга, сначала одним из создателей и руководителем Научно-методического центра, позже - первым заместителем руководителя управления. Именно команда Елены Трофимовой в 2008 году подготовила и дала старт всемирно известной акции «Ночь музеев» в Екатеринбурге. С тех пор мероприятие каждый год собирает сотни тысяч свердловчан на культурных площадках города.

Образование не новая для Трофимовой сфера. Будучи выпускницей филфака УрГУ, до управления культуры она работала заместителем директора в Свердловском областном педагогическом колледже. Елена Евгеньевна с 2010 года преподает в Екатеринбургской академии современного искусства, она мама троих детей.

Мы поговорили с Еленой Трофимовой о ее директорстве, современных семьях, молодых педагогах и цифровизации образования.

- Как ощущаете себя в новой должности, Елена Евгеньевна?

- Лицей - это особое пространство и система координат. Здесь взаимодействуют дети, педагоги, родители и руководители всех уровней. Общение с детьми, конечно, самое интересное. Ведь они - будущее, которое ты видишь каждый день. Я сейчас получаю второе высшее психологическое образование, и постоянное соприкосновение с детским коллективом для меня своего рода живой материал.

Часто задаю себе вопрос - для чего, зачем я в лицее? Образование - непростая сфера деятельности. Многое здесь меня окрыляет, но случаются и ситуации, которые вызывают напряжение, раздражение. Родители - это особая категория, когда с ними разговариваешь, как будто ведешь диалог с самим собой. 

Я пришла сюда, чтобы сохранить лучшее и привнести изменения, на которые есть явный запрос и от педагогического коллектива, и от родителей. Это стало понятно после проведенного мной анкетирования.

В общем, в рейтинге важности для меня на первом месте - дети, потом педагоги, родители и затем - все остальные.

- В недавнем прошлом вы тоже были чиновником, с которыми теперь работаете в качестве директора. Каково это: поменяться местами, сменить роль?

- Да, я знаю систему изнутри. Это отчасти помогает мне при взаимодействии с администрацией. Но сферы культуры и образования - конкуренты, в их работе есть существенные различия. Часть коллектива изначально восприняла меня как человека, пришедшего «сверху», «из-за периметра», но сейчас эти противоречия нивелировались.

- Приход нового руководителя практически всегда означает кадровые изменения. Как говорится, новая метла по-новому метет. Или у вас другой подход?

- Любые изменения - это стресс. Не скрою, несколько сотрудников ушли из-за моего прихода, некоторые педагоги вышли на пенсию - в нашем лицее много зрелых преподавателей в отделении искусств. Были и те, кто хотел бы работать со мной, но планировал уйти и уже обещал на новом месте.

 В итоге мы расстались с 23 сотрудниками и на данный момент уже более 25 новых приняли в штат. Это в основном молодые педагоги-предметники, учителя начальной школы и преподаватели теоретических дисциплин и фортепиано, педагоги-психологи. После анкетирования, которое я проводила, стало понятно, какие принципы работы в лицее необходимо сохранять, а что сами «дягилевцы» и хотят, и могут изменить.

- При всем многообразии взглядов есть две полярные точки зрения: с одной стороны - ностальгия по советской системе образования с авторитарной фигурой учителя, с другой - образование как услуга, а ученики и родители как потребители. Какая история вам ближе и нужно ли искать очередную золотую середину?



- Прежде всего, образование - это, конечно, никакая не услуга: не химчистка, не парикмахерская, не столовая. Слишком высока мера ответственности. В образовании ответственности даже больше, чем в культуре. В театр и музей можно не ходить, а получение образования - необходимость, с которой сталкивается каждая семья.

Я - кандидат наук, считаю себя человеком науки, поэтому от советской школы нужно брать системность знаний, а из нового времени - палитру мнений. Нужно транслировать, что существуют различные теории и подходы, что есть неизученные еще предметы, и не стесняться этого. Учитель как эксперт при этом остается для ученика источником ориентиров.

Что касается soft skills - навыки коммуникации и быстрого поиска информации в интернете не могут заменить знания, это необходимые, но не основные компетенции.

- Еще одна модная тема - учебники. Может ли администрация школы совместно с педагогами выбрать учебники, по которым будут учиться дети?

- Существует ФГОС, по этому стандарту есть ряд обязательных учебных пособий, которые зависят от программы, по которой учатся в школе.

ФГОС Федеральные государственные образовательные стандарты (ФГОС) – это совокупность требований, обязательных при реализации основных образовательных программ начального общего, основного общего, среднего (полного) общего, начального профессионального, среднего профессионального и высшего профессионального образования образовательными учреждениями, имеющими государственную аккредитацию.

В большинстве средних школ принята программа «Школа России» (учебно-методический комплекс издательства «Просвещение»), по ней Министерством просвещения рекомендованы определенные учебники. По дополнительным курсам и дисциплинам педагогический коллектив может посовещаться и предложить свои варианты.

- Граждан либеральных взглядов беспокоят в первую очередь учебники истории. Насколько я знаю, скоро в школы поступят пособия под редактурой Мединского. Что думаете по этому поводу?

- У нас пока таких учебников нет, и мы их с учителями истории не обсуждали. Сегодня наши учителя преподают историю по другим учебникам. История - область, требующая особого внимания и корреляции с государственными нормативными документами. Но учитель должен знать разные точки зрения на те или иные события. Это нормальная историография.

- Это миф, что молодые педагоги в школу не идут?

- Да, это миф. Возможно, у них нет для этого достаточной мотивации, но если в школе появился хотя бы один молодой учитель, за ним потянутся и другие. Принцип сарафанного радио работает и в этой сфере. Молодым педагогам нужно сообщество, они обмениваются впечатлениями о школах и идут туда, где есть их молодые единомышленники. Мы так набрали часть коллектива, у нас уже сформировался костяк - десять человек от 22 до 28 лет. Стараемся набирать студентов старших курсов и выпускников, пока они ничем не обременены. 

- Я беседовала с некоторыми преподавателями, наблюдаю, что происходит на родительских собраниях, и знаю, что учителя, мягко говоря, не в восторге от современных родителей. Что с нами не так?

- Да, в некоторых школах педагоги перед 1 сентября говорят прямо:

«В школу идти не хочется из-за родителей учеников».

Современные родители очень разные, но инфантильных среди них все больше. Иногда кажется, что основная задача - переложить с себя ответственность при очень высоких требованиях к другим. У нас школа полного дня, так мне иногда кажется, что, по мнению родителей, наша задача - чтобы ребенок бесконечно ощущал счастье. Другая часть родителей очень тревожны.

Я придерживаюсь мнения, что корни проблем, которые проявляются в школе, лежат в семье. Если ребенок верит в себя, если у него есть психологическая база, он может себя утешить, с такими детьми не случается сложных историй. 

Если ребенок не хочет ходить в школу, родители обвиняют в первую очередь администрацию и педагогов. Буквально свежий пример: девочка из средних классов ходит в школу нерегулярно, общаемся с мамой и ученицей, и я понимаю, что тут проблема вообще не школьная, просто у них совершенно нет связи и взаимоотношений. Здесь очень помогает наша психологическая служба, связи с классными руководителями и педагогами-организаторами. 

- В лицее имени С.П.Дягилева психолог - не номинальная фигура?

- Наш основной психолог - это бывший практикующий детский психиатр, дополнительно есть еще педагог-психолог. Основной психолог Александр Анатольевич Самуйлович работает в первую очередь с особенными детьми. Таких ребят, кстати, стало очень много. У нас в принципе необычная школа, наши дети - творческие личности, они особенно переживают эмоции, многие из них интроверты. Наш штатный логопед полностью загружен, к тому же я планирую пригласить дефектолога для учеников, которые нуждаются в этом специалисте.

- Раз речь зашла оо особенных детях, есть ощущение, что аутизм стал привычной частью жизни. Как думаете, с чем это связано?

- Я консультировалась на эту тему со специалистами, читала и статьи, и книги. Пришла к следующему выводу: причина аутизма - это депривация взрослым. Манифестация заболевания чаще всего происходит после длительного отсутствия физического и эмоционального контакта. Например, если ребенок попадал без родителя в больницу или после рождения младших братьев и сестер. Склоняюсь к точке зрения, что аутизм - это защита от дефекта контакта. И это совершенно не противоречит тому, что мы сейчас так громко называем «любовью к ребенку».

Любовь стала слишком материальной и напоказ: я тебе куплю, я тебя отвезу, ты пойдешь в самую лучшую школу. Детям не хватает включенности, контакта и поддержки. На все это нужно гораздо больше родительских сил, чем на покупку даже самого дорогого платья.

- Всеобщая тревожность - это характерная черта времени?

- Думаю, да. Я чувствую общий тревожный фон. Любой человек ощущает это давление, да и в целом выживать достаточно трудно. Поэтому элементарные вопросы бытования, которые беспокоят родителей, выливаются в школьные конфликты из-за совершенных, на первый взгляд, пустяков. Сколько раз ребенок получил дополнительное питание, учли ли пропуски дополнительных платных уроков и так далее. В мелочах отражается вся палитра современных проблем.

- В лицее есть человек, к которому «стекаются» родительские жалобы?

- У нас есть несколько каналов взаимодействия с родителями. Вопросы собирает председатель совета родителей и пересылает их напрямую мне. Мы проводим регулярно заседания совета, на последнем 2,5 часа мы разбирали всевозможные проблемы - от туалетов до внутриклассных конфликтов. Есть специальная форма обращений на сайте лицея, некоторые вопросы родители адресуют классным руководителям, есть родители, которые напрямую обращаются в департамент образования и прокуратуру.

К тому же я собрала телефоны родителей всех 34 классов и сделала чат, в который мне можно будет написать напрямую. Это необходимо, чтобы нерешенные внутри лицея вопросы не превращались в жалобы в так называемые вышестоящие ведомства.

- Кто занимается внутришкольными конфликтами между учениками?

- Среди педагогов тоже есть разные люди. Кто-то максимально вовлечен и внимателен, кто-то закрыт и не вникает, не желая ввязываться. Есть родители, которые стыдятся, если их дети попадают в подобные ситуации. Психологи очень помогают, когда семья готова к совместным консультациям. Я как директор всегда готова обсудить конфликт с участием всех сторон. В лицее в этом смысле благоприятная ситуация, потому что дети под присмотром не только классного руководителя, но и воспитателя. Поэтому я могу получить достаточно полную характеристику ребенка, чтобы ему помочь.

- Специфика лицея позволяет нанять специалистов высокого уровня на должность психолога, или такая возможность сейчас есть у любой школы?

- В каждой школе сейчас есть ставка психолога. Только на 17000 рублей сложно найти серьезного специалиста. Наш основой психолог работает на полторы ставки, мы находим возможность ему доплачивать, чтобы иметь в его лице настоящую опору. При этом с особенными детьми он работает действительно максимально плотно: и индивидуально, и в групповой динамике. 

- Когда мы придём к тому, что детей с ограниченными возможностями здоровья в каждой школе будут сопровождать тьюторы и ассистенты?

- Такая цель существует. Я подала заявку на двух тьюторов и двух помощников для сопровождения детей с ОВЗ, чтобы принять их в штат. В новом типовом штатном расписании такие специалисты уже указаны. Пока сложность заключается в том, что мне придется отказаться от кого-то, чтобы принять их. Но, думаю, это временные трудности.

Государство идет в этом вопросе в правильном направлении, пусть и медленнее, чем многим бы хотелось. Школа - это прежде всего люди. Чтобы они шли сюда и здесь оставались, им нужно достойно платить.

Мы все хотим, чтобы педагоги отдавали учебным заведениям весь свой ресурс, но тогда здесь же они должны получать все деньги, которые могут заработать.

- Еще одно устойчивое мнение: 9-10-11 классы - это сплошные репетиторы, поскольку на школу нельзя положиться. Прокомментируете?

- Каждый из нас считает: если он нанял ребенку еще трех репетиторов, тогда точно сделал все, что мог. Это снова про тревожность родителей. Если ребенок не мотивирован для получения образования, то хоть ты пятьдесят репетиторов найми, он не поступит в юридический, если хочет идти в медицинский.

С мотивацией необходима тонкая работа и в семье, и в школе.

Я, например, знакома с каждым десятиклассником и сейчас познакомлюсь с каждым одиннадцатиклассником и его родителями. Нужно понять, чего они хотят, к чему стремятся, чем я и мои коллеги могу быть им полезны именно на этом жизненном этапе. В рамках школы мы можем организовать дополнительные занятия, чтобы никуда не ездить, можем пригласить экспертов, которые расскажут о востребованных направлениях. 

- Многие родители хотят, чтобы их детям преподавали «стажисты». Насколько это оправданно?

- Это зачастую вредный стереотип. Учитель-стажист часто бывает слишком жестким, он ощущает себя уютно с собственной системой, которую как лекало накладывает на совершенно разных детей. Молодые педагоги более гибкие, они лишний раз не повысят голос, они хотят нравиться, готовы советоваться с более опытными коллегами. Молодой учитель более демократичен и более отзывчив. Это развивает внутреннюю мотивацию ребенка. Молодые мужчины-учителя по истории, физике, обществознанию, которых я знаю, абсолютно открыты для учеников, которым интересен их предмет, и не настроены кого-то «ломать через колено».  

- Еще одна расхожая тема - низкие зарплаты учителей. Как обстоят дела на самом деле?

- Учительская зарплата напрямую зависит от стажа. В целом «вилка» от 30000 до 45000 рублей, как и озвучивают власти. Молодые педагоги работают за идею благодаря экосистеме единомышленников, которая складывается в коллективе. Они берут на себя дополнительные занятия, классное руководство, волонтерские отряды. У нас в школе есть молодой учитель истории Семен Сергеевич Казанцев, два года назад он получил звание «Учитель года» в Екатеринбурге, в этом году подал документы на всероссийский конкурс «Учитель года». Настоящий энтузиаст, он школой живет.

- Насколько учителя загружены так называемой бумажной работой?

- К сожалению, у педагогов очень много работы, напрямую не связанной с обучением детей, а именно всевозможных отчетов по разным направлениям. И, несмотря на то что у каждого педагога есть план, в текучке бумажная работа нарастает как снежный ком. Некоторым кажется, что часть отчетов может взять на себя завуч или директор, но только учителя знают, сколько уроков, например, патриотического воспитания они провели.

- Но ведь появляются сервисы: электронный дневник, электронный журнал. Эти системы удобны для родителей, а насколько они подходят для учителей и администраторов?

- Электронный журнал - это средство контроля вышестоящих инстанций, не только родителей. Для администрации школы, для департамента образования удобно, можно получать быстрые отчеты. Но сложность в том, что электронные отчеты дублируют бумажные. Учителям нужно переносить данные с бумажного носителя в систему. Это требует времени, навыков, определенного уровня технического обеспечения школ.

Родители тоже не всегда довольны новшеством: то учитель не успевает точку в электронном дневнике превратить в оценку, то задания появляются в электронном дневнике не вовремя. А учителя физически не успевают делать двойную работу. Если педагог ведет несколько параллелей, можно представить, сколько времени у него отнимает заполнение бумажных и электронных документов. Это нереально - одновременно вести урок и что-то отмечать в электронном журнале. 

В общем, для того чтобы эти инструменты упрощали жизнь, а не усложняли, систему нужно отладить. Требуется достаточное количество современной техники, соответствующая квалификация коллектива и технических специалистов, обслуживающих компьютеры, серверы. Все должно работать как часы. Цифровизация в том виде, в каком она задумана на федеральном уровне, существует для скорости и удобства, но многие школы к ней еще не готовы.

Комментировать
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
18+