October 26, 2018, 9:26 AM

«Новая эра» в отношениях России и Японии: все по-старому?

Премьер-министр Японии во время программной речи в парламенте страны анонсировал новую эру в отношениях с Россией. Впрочем, Синдзо Абэ сразу завершил эту новую эру, вновь привязав ее к решению территориальной проблемы и заключению мирного договора между Россией и Японией. Ключом к разрешению затянувшегося спора японский политик видит доверительные отношения, сложившиеся между ним и Владимиром Путиным.

В своей речи Абэ подчеркнул, что на основании ранее достигнутых договоренностей развивается экономическое сотрудничество России и Японии, облегчен визовый режим и рассматриваются возможности совместной экономической деятельности на четырех островах Южных Курил.

 

«Уже второй год бывшие жители островов (Кунашира, Итурупа, Шикотана и Хабомаи) могут посетить могилы предков, прибывая на острова на самолете. Мы начали работу над реализацией совместной экономической деятельности», — отметил Синдзо Абэ.

Ранее подобную позицию уже озвучивал министр экономики, торговли и промышленности Японии Хиросигэ Сэко, также ожидающий скорого разрешения вопроса с мирным договором.

Как известно, на площадке Восточного экономического форума, прошедшего в сентябре во Владивостоке, состоялись закрытые переговоры премьера Абэ с президентом Путиным. По появившимся потом сведениям, переговоры эти касались территориальных претензий Японии и перспектив мирного договора. А уже в октябре президент России пригласил премьер-министра Японии в Сочи, где очень неоднозначно отреагировал на слова Синдзо Абэ о желании разрешить территориальный спор до заключения мирного договора.

 

“Можно и так”, - сказал Путин.

Российский президент ранее подчеркивал, что для заключения мирного договора с Японией необходимо повысить уровень доверия. Что конкретно имел в виду Путин, естественно, станет известно уже по итогам дальнейших переговоров, в том числе очередной встречи двух лидеров в ноябре в Сингапуре. Однако аналитики уже вовсю размышляют над перспективами и альтернативами развития российско-японских отношений.

Бывший главный аналитик МИД Японии Сато Масару, к примеру, считает, что речь может идти о возвращении к позициям, очерченным в 1956 году. Иными словами, по его мнению, Путин может предложить Японии исполнить декларацию, принятую СССР и Японией и ратифицированную обеими государствами. Это означает либо вариант особого статуса, либо передачу гряды Хабомаи и Шикотана в обмен на шаги Японии по урегулированию исключительных экономических зон у Южных Курил (речь об использовании водных ресурсов, в том числе рыболовстве) и принятию Японией обязательств по неразмещению американского контингента на этих островах, либо ином, более масштабном ограничении американского военного присутствия на граничащих с Россией территориях.

Старший научный сотрудник Центра японских исследований ИДВ РАН Виктор Кузьминков, напротив, считает, что заявления Абэ о новой эре в отношениях с Россией являются дежурными. Чаще всего Абэ под “качественно новыми отношениями” с Россией имел в виду регулярные встречи с президентом Российской Федерации и сложившиеся между лидерами двух стран доверительные отношения. Японская сторона, по словам Кузьминкова, почему-то склонна рассматривать это доверие как инструмент достижения своих целей.

«Это странная позиция: дескать, отрежьте половину островов, только потому, что мы друзья… Это, конечно, немножко наивные надежды: российская сторона исходит не из дружественных отношений, а из наших национальных интересов. И на данный момент не видно признаков того, что проблема будет решаться. Президент России предложил заключить мирный договор, потому что для нас нет никаких препятствий для заключения политического документа, на котором будут далее выстраиваться двусторонние отношения – будет он называться мирным договором или как-то иначе. Но японская сторона это предложение отклонила. Премьер-министр Абэ теперь говорит, что до конца года состоятся его встречи с Путиным на международных саммитах. И на них, видимо, японская сторона будет пытаться сделать какие-то встречные предложения», – отметил аналитик.

Позиции экспертов обеих сторон, конечно, ясны и отражают те или иные национальные установки, но все-таки текущее состояние процесса урегулирования территориального спора вызывает множество вопросов. Например, почему “дежурные” или “программные” заявления Абэ прозвучали уже после победы его партии на очередных выборах, если сейчас они уже не принесут политических очков? Что стоит за неоднозначным ответом президента России “можно и так”? Какие варианты совместного использования Южных Курил (в японском прочтении - Северных территорий) могут быть? Сможет ли мирный договор в должной степени гарантировать отсутствие угрозы со стороны Японии, в том числе за счет размещения на ее территории контингента третьих государств (речь может идти обо всем блоке НАТО, а не только США)? В отсутствие достоверной информации о процессе переговоров и закрытых обсуждений этих вопросов на уровне принятия решений можно лишь строить догадки о возможном их разрешении. 

Декларация 1956 года содержала согласие советской стороны рассмотреть вопрос о передаче островов Хабомаи и Шикотана после заключения мирного договора. Однако Япония предполагала, что декларация лишь часть решения, и не отказалась от претензий также на Кунашир и Итуруп. В свою очередь, в российском сознании “спор” существует только со стороны Японии и любые уступки ей в этом вопросе вызовут непредсказуемые последствия внутри самой России.

О том, что Россия не планирует отказываться от своих законных территорий, свидетельствует активная деятельность властей по развитию Южных Курил. Правительством России принята федеральная целевая программа по развитию Курильских островов, подразумевающая серьезные инвестиции, в том числе в инфраструктуру и прирост населения островов. В 2017 году Курилы были включены в перечень территорий опережающего развития. Наращивается ударными темпами и военное присутствие России на островах. Строительство на Курилах новой военно-морской базы, заявленное в прошлом году, и реконструкция советских оборонительных комплексов также свидетельствуют в пользу нацеленности руководства страны на сохранение территориальной целостности.

Отдельно стоит оговорить и тот факт, что Японии категорически невыгодно обострять территориальный конфликт и терять те торгово-экономические выгоды, которые приносит ее масштабное присутствие на российском рынке, включая инвестиционное сотрудничество с такими китами российского бизнеса, как РЖД, и развитие межрегиональных внешнеэкономических контактов.

ЕАН будет следить за развитием событий.

Дмитрий Сухнев специально для ЕАН.

Фото: bloomberg.com, pixabay.com, tass.ru, admsakhalin.ru, 

Комментировать