April 6, 2018, 12:54 PM

Уральский топ: второе дыхание второй ветки метро и дети на продажу

Екатеринбургу вернули мечту о метро

У екатеринбуржцев появилась надежда на строительство второй ветки метро. Президент Владимир Путин на встрече с инспекционной комиссией Международного бюро выставок, которая оценивает города-кандидаты на готовность к «Экспо-2025», заявил, что в мегаполисе планируется развернуть целую программу по улучшению городской среды. В том числе президент отметил, что планируется строительство новой линии метрополитена и монорельса.

Городское архитектурное сообщество надеется, что эти планы удастся воплотить в жизнь, так как другие альтернативные решения – например, скоростной трамвай – не смогут заменить подземку.

«Не верю, что полноценный метрополитен смогут заменить какие-то другие варианты. У нас есть разработанные проекты, и, считаю, нужно двигаться по ним. Если говорить о скоростном трамвае, то тут нужно учитывать проблему трафика. В новых строящихся районах еще как-то можно планировать строительство выделенной линии, но в существующих это проблематично и сопряжено с реконструкцией объектов. Не совсем вариант», - говорит бывший главный архитектор Екатеринбурга Тимур Абдуллаев.

С ним солидарен и другой бывший главный архитектор города, глава архитектурно-градостроительного совета горадминистрации Михаил Вяткин.

«По улице Татищева, проспекту Ленина сложно пустить скоростной трамвай. Для этого нужно сделать двухуровневые развязки, «выделенку». Это очень сложно! Лучше, конечно, чтобы Экспо-город с той частью Екатеринбурга, где находится УрФУ, соединила ветка метро. А скоростной трамвай можно пустить в сторону Верхней Пышмы, это будет хороший вариант, – говорит Михаил Вяткин. – Если федерация даст нам денег на метро, это будет очень здорово! Жалко, что мы мало получили под Чемпионат мира по футболу. Но тогда мы одновременно заявлялись на «Экспо-2020», нам сказали: выиграете - получите деньги. Мы проиграли и остались с носом. Другие города под ЧМ «выкачали» больше. И теперь нам нужно постараться получить от федерации по максимуму».

Дети на продажу: почему «закрылись» чиновники

Скандал с продажей сирот в Екатеринбурге. В подведомственном минздраву Доме ребенка работает Следственный комитет. Проверку инициировал глава минсоцполитики Андрей Злоказов, к нему с соответствующий просьбой обратилось наше агентство.

Детский омбудсмен Игорь Мороков уверяет: власти сами в первую очередь заинтересованы в объективном расследовании, так как являются заложниками ситуации:

«Я никогда с подобным не сталкивался, хотя достаточно давно работаю в системе. Различные проблемы возникали у нас во взаимоотношениях граждан и органов опеки. Они были связаны с прохождением школы приемных родителей, со сроками определения направления ребенка в семью. Ни разу я не услышал, чтобы кто-то намекнул хотя бы, что у кого-то требовали неких преференций. С другой стороны, в системе достаточно сложные человеческие отношения, я не могу утверждать на все 100%, что такого быть не может. Иногда это зона личной ответственности. Но то, что этого не существует как системы, – я могу сказать совершенно точно. Сам с нетерпением жду окончания расследования. Это даст повод либо все еще раз пересмотреть, либо сказать: «Ребята, у нас все нормально, только нужны доработки».

Проанализировав все, что происходило, мы поговорили с руководителем отдела опеки и попечительства министерства социальной политики, о том, что мы обязательно посмотрим работу руководителей и специалистов органов опеки. Посмотрев подборку обращений к нам, я вижу: проблема в том, что специалисты недостаточно способны к выстраиванию коммуникаций с заявителями. Иногда просто какое-то непонимание: вроде выдвигают законные требования, но почему-то заявитель начинает вдруг ощущать, что там идет какое-то торможение, умышленное затягивание. Людей нужно научить коммуницировать. Это первый момент. А второй момент – более сложный – очень много возникает непонимания в деятельности органов опеки из-за их закрытости. Мне кажется, нужно показывать, как это все делается, допустить туда общественные организации, но, с другой стороны, это дети, и встают вопросы персональных данных. В этом - опасность открытости».

Фото: pixabay.com

Комментировать