June 14, 2019, 12:48 PM

Итоги недели от Александра Кириллова

Любые семь дней – это не только набор каких-то конкретных событий, но и определенная рефлексия, ощущения и настроения, впечатления от происходящего. На этой неделе были две темы, которые, на мой взгляд, совершенно невозможно оставить без внимания.

Дело Голунова и история бизнесмена-садиста из Екатеринбурга: что в них общего

Неделя началась на мажорной ноте: с журналиста «Медузы» Ивана Голунова сняли все «наркотические» обвинения, отменили домашний арест. Бонус – два генерала полиции, которые, очевидно, так или иначе могли быть причастны к произошедшим событиям, лишились занимаемых должностей. Напомню, речь шла о подбросе наркотиков.

А закончилась неделя на миноре: в Нижнем Тагиле основатель интернет-провайдера «Планета» Юрий Юдин, которого второй раз пытались посадить за истязание детей, отделался легким испугом в виде условного приговора.

 Обе истории – о сегодняшнем российском суде и силовых структурах. Дело Голунова еще раз показало, что доверия к ним объективно нет. Причем не только у условных «либералов» и прессы, но и у руководства страны. Иначе как бы так легко все развернули? И обвинения сняты, и кадровые решения приняты.

Вопрос – радоваться ли такому положению дел? Да, очень здорово, что общественное мнение у нас еще что-то значит и давление на госструктуры эффективно. Но ведь это только в разовых, резонансных историях.

Еще один момент – место суда в современной России. Ведь, скажем честно, это ненормально, когда сначала человека «закрывают», пусть и дома, а не в СИЗО, а после разгоревшегося скандала отпускают. Совершенно очевидно, что так быть не должно. Как так можно легко взять и изменить решение? 

 Вчера говорим: «Какой кошмар, журналист-барыга, вот и фотографии есть. Вот мы его сейчас!» Через день-другой: «Какой он прекрасный человек, оказывается! Немедленно отпустить!» Смешно и грустно.

В тагильской истории все очень мутно. Успешный бизнесмен фактически пытал детей своих сотрудников, делая из них «джедаев». Судя по всему, с согласия или как минимум несопротивления родителей. Один раз дело закрыли, но вмешалась прокуратура. Рассмотрели повторно, но дотянули только до условного приговора.

Наверное, этому есть какие-то разумные юридические объяснения. Говорят об истекших сроках давности, о том, что родители могли отказаться от своих показаний и даже просить за Юдина.

 О другом страшно подумать. Что в голове у этого официально признанного вменяемым господина? А если завтра он окончательно возомнит себя Господином Вселенной и начнет, не дай бог, убивать? Кто будет виноват в том, что его вовремя не остановили ни силовики, ни суд? И кого за это оперативно назначат крайним?

События в Екатеринбурге: прошел месяц 

Месяц назад, 13 мая, в Екатеринбурге случился массовый протест. Первый серьезный за многие годы. Да, город митинговал в 2010 году против строительства храма на площади Труда. Были акции против монетизации льгот. Массово выходили сторонники Навального. Бывало, все проходило мирно, бывало, кого-то жестко задерживали. Но чтобы вот так, с потасовками, с явно разделенными забором двумя лагерями, с прикомандированным ОМОНом…

Не думаю, что в этой истории уместны громкие эпитеты, вроде «май-2019 навсегда изменил нас, мы никогда не будем прежними». Хотя звучит красиво.

 Для меня главный вывод из всей этой истории, кстати, еще не закончившейся, примерно таков. В Екатеринбурге, несмотря на обилие профильных чиновников, политтехнологов и просто разумных людей, совершенно нет процесса модерации общественных и политических конфликтов. Где все эти пресловутые «серые кардиналы»?

Есть активные горожане, которые готовы защищать свои права на современный и красивый город. Таким, каким они его себе представляют и видят. Есть масса других активных горожан, которые хотят город перестраивать и преображать. Опять же так, как они это представляют.

Иногда эти наборы взглядов и убеждений внезапно входят в непримиримое противоречие, начинают так или иначе существовать и соприкасаться в каком-то совершенно хаотичном режиме, искрить и даже временами взрываться. И все это происходит совершенно неуправляемо. 

 - Господа! Нам не нравится ваш забор на стройплощадке! Пожалуй, мы его сейчас сломаем и выбросим в реку, - говорят одни. - Окей, попробуйте. Кто к забору подойдет – упадет, - отвечают им с той стороны.

И понеслась.

И при этом совершенно никакой власти в этот момент рядом, как назло, нет. Нет ответственных за работу с силовиками, с общественными организациями, со спортсменами, с молодежью, с диаспорами, с политиками. Их просто нет. Точнее, они говорят, что были, но почему-то их никто не видел. А если и правда были – чем занимались?

 Вот это самое поразительное. При всей несуразно огромной массе чиновников и депутатов, которые в идеале должны быть и медиаторами в разного рода горячих точках, в нужный момент их просто нет. И это лично для меня самое поразительное во всей этой «храмовой» истории.

Знающие люди говорят, что уже через несколько часов после начала открытой стадии конфликта в сквере все заинтересованные лица начали заниматься поиском решения одной и главной проблемы: как в этой истории «потеряться» и переложить ответственность на кого-нибудь другого. Ей-богу, очень похоже на правду.