May 24, 2019, 12:52 PM

Итоги недели от Александра Кириллова

Любые семь дней – это не только набор каких-то конкретных событий, но и определенная рефлексия, ощущения и настроения, впечатления от происходящего. Главная тема в Екатеринбурге по-прежнему одна. О ней и поговорим.

Чем запомнился 2018-й? Снос недостроенной телебашни, отставка Ройзмана, матчи ЧМ, «Царские дни» с патриархом Кириллом. Похоже, весь наш 2019-й год станет «годом храма».

История со строительством храма в центре Екатеринбурга становится долгоиграющей. И в центре ли? Политическому кризису в городе почти две недели, а вопросов по-прежнему больше, чем ответов.

Мы относительно спокойно «съели» пенсионную реформу и почти не заметили мусорную. Пара митингов в первом случае не в счет, вторую вообще обсуждали только в соцсетях да на кухнях. Хотя, казалось бы, - не идеология какая-то, а вполне реальный и ощутимый удар и по карману, и по жизненным перспективам.

А тут – храм. И не самый знаковый для города, скажем честно, сквер. Сколько неоднозначных строек в этих местах у нас было? «Высоцкий» непросто рождался, «Пассаж» - совсем непросто. Парк в центре ради ЧМ уничтожали, еще много чего и ради чего. Но чтобы неделю тысячи людей проводили вечер и ночь в сквере, десятками уходили под арест – такое ведь впервые.

Видел у кого-то в Facebook интересное о психологии зэков. «Вы можете их гонять по плацу, урезать пайку и творить прочие скверные вещи – они будут скрипеть, но подчиняться. Но попробуйте переставить фикус с одного подоконника на другой – и будет взрыв». За точность цитаты не ручаюсь, но было как-то так.

Русский бунт, как известно, совершенно иррационален. Может быть, виновата весна и хорошая погода, может, еще что-то, но факт есть факт: массовые протесты закончились вмешательством в ситуацию Путина, приостановкой стройки, призывом к отставке губернатора Куйвашева и к роспуску городской думы. 

Попытки робкие, невнятные: Куйвашева «свергают» сторонники Навального, думцев – КПРФ. То есть люди понятные, в объективности их сложно заподозрить. Но именно это дает повод говорить о том, что события в Екатеринбурге – это не история про протест против застройки. И не антиклерикальная история. Это уже именно политика.

Говоря «политика», я вовсе не вкладываю в это какого-то негатива. И не становлюсь сторонником теории заговоров, адепты которой увидели в происходящем Майдан, ЦРУ, таинственных спонсоров и чемоданы налички. 

Политика в этой истории – паралич местной власти, которая даже не способна оказалась прислать в первую ночь протеста кого-то в сквер. За исключением пары человек, но они, как я понял, не пытались вмешаться в происходящее, а просто, как это сейчас модно, «наблюдали».

Политика – это практически отсутствие в тот же вечер и ночь на месте ЧП силовиков, которые предоставили «храмовникам» и «антихрамовникам» право разбираться друг с другом самостоятельно. А сами, видимо, тоже наблюдали.

Политика – это задумчивые и долго запрягающие федералы. Которые тоже наблюдали-наблюдали, а потом пришлось включаться лично первому лицу.

Политика – это еще один важный момент. Все условные либералы костерят Москву за фактическую монархию в стране, за то, что забрали у регионов и городов все, что можно забрать. А тут Путин опять выступил как «главный европеец», то есть свирепая Москва, условно говоря, погасила пожар, который местные чиновники и депутаты сначала допустили, потом не замечали и, кто знает, скорее всего, и вовсе искреннее не собирались тушить. А готовились переть буром, напролом. То есть спасибо авторитарной Москве, что спасла Екатеринбург от кровопролития.

В общем, вся эта история, как мне кажется, - одна сплошная политика. И совершенно непонятно, как все пойдет дальше. Губернатор Куйвашев – за исключение сквера у Драмы из опросного листа, мэр Высокинский – за сохранение. Противоречие невозможно не заметить. Епархия продолжает качать версию про Майдан. Полный бардак.

Путин сегодня при этом встречался с патриархом. Явно без нас не обошлось. Вся надежда на Москву?