April 26, 2019, 12:29 PM

Итоги недели от Александра Кириллова

Любые семь дней – это не только набор каких-то конкретных событий, но и определенная рефлексия, ощущения и настроения, впечатления от происходящего. На этой неделе были три темы, которые, на мой взгляд, совершенно невозможно оставить без внимания

Весеннее политическое обострение, или страсти по Куйвашеву

Добрая весенняя традиция свердловской политтусовки – ждать отставки губернатора. Наверное, это повелось со времен Мишарина, который покинул нас в апреле. Спустя 7 лет активно заговорили о возможном отъезде Евгения Куйвашева. Да-да, прошло уже 7 лет, время летит просто невероятно быстро.

Скажем честно: «новость» не первой свежести. В том смысле, что о возможности ротации первого лица региона в последнее время говорят, наверное, раз в квартал. Правда, какой-то внятной аргументации в пользу такого развития событий не было ни разу.

- Наш что-то веселый ходит, прямо сияет. Точно забирают в Москву! - Или:

- Проиграли «Экспо», что теперь тут делать? Точно заберут в Москву!

В той или иной вариации, но всегда все выглядит примерно так.

Искать логику в стране, где все ключевые политические решения принимает фактически один человек, бессмысленно. Ждал кто-то Носова в Магадане, Текслера в Челябинске, а Паслера в Оренбурге? Нет. 

Могут Куйвашева перевести в Москву и сделать федеральным министром? Легко. Кобылкин и Якушев – чем не примеры? А могут оставить в Екатеринбурге, ведь впереди – 300-летие города и Универсиада? Конечно, могут.

Давайте немного подождем. Знающие люди говорят, что, если кадровое решение состоится, оно должно быть принято в первой половине мая, чтобы успеть официально назначить выборы губернатора на сентябрь. Москва не может оставить ключевой регион с руководителем в статусе ио почти на год, до весны 2020 года.

Сдается мне, что ничего не случится. Да и слава богу. К Куйвашеву все уже привыкли, а новое в России всегда больше настораживает, чем радует.

Когда Высокинский - молодец

«Зеленая роща» будет жить. Пусть не в прежнем виде, не такая уж и зеленая, но будет. Высокинский пообещал. Деревья, которые пойдут под топор, заменят на новые. И вроде бы их будет даже больше, чем было.

То, что мэр решил выйти в не очень дружественную среду, – большой плюс ему. Например, директор Шарташского лесопарка Артур Зиганшин, встречи с которым давно ждут члены экспертного совета, на прямой контакт не решился, предпочел уехать в Питер, изучать опыт паркостроительства в Северной столице. А Высокинский решил сам гасить очередной пожар. 

Правда, получилось не на «пятерку». Те, кто внимательно прочел и посмотрел материалы о встрече главы с горожанами, не могли не отметить странность аргументации за реконструкцию парка.

«Если не начнем сейчас – не успеем освоить выделенные деньги, и все придется отложить на годы», - убеждал собравшихся мэр.

В принципе, стандартная для чиновников постановка вопроса. Не освоить деньги «текущим годом» - кошмарный сон и страшный грех для служащего любого уровня. Как это так – не освоить финансы? По аппаратной логике это противоистественно.

Вот только с логикой и интересами горожан это частенько расходится. На этой неделе только ленивый не опубликовал фото «поплывшей» плитки в сквере у памятника Попову. Клали ее в снег и холод в последние месяцы прошлого года. Результат очевиден и предсказуем. И все потому, что тоже торопились освоить. Причем вроде бы все по закону и по правилам: был конкурс, были сроки, было техзадание, подрядчик – молодец, все успел. Власти тоже молодцы, в сроки уложились, все освоили. Получилось, правда, убого, а вкупе со странным «фонтаном» и просто откровенно страшненько. Зато в соответствии с канонами и правилами.

Может, все-таки не спешить с «Зеленой рощей»? Все-таки вырубка двух сотен деревьев – это удар по парку. Когда еще вырастут новые?

Глацких 2.0

Ольга Глацких - вновь мать-героиня информационных сводок. Звезда ноября прошлого года, покинув госслужбу, похоже, стала медиазависимой. Иначе крайне сложно объяснить, зачем ей потребовалось обзывать журналистов «гиенами», а себя позиционировать как «льва».

Скорее всего, мы имеем дело с последствиями профессиональной травмы на производстве. Молодую чиновницу так шокировал внезапный переворот в ее жизни, случившийся после известного скандального высказывания, стоившего ей карьеры, что она ищет виноватых. В ее логике - это журналисты. И, в общем-то, так и есть: если бы не было СМИ, которые разнесли ее историю по всей стране за считанные часы, – ничего бы не случилось. И если бы соцсетей не было – тоже все было бы хорошо. 

Но Ольга, поверьте, бодаться с целым миром – занятие бесперспективное, а с миром журналистов – тем более. Когда их начинают атаковать, они имеют дурное обыкновение сбиваться в стаю. Причем сбиваются все, вне зависимости от симпатий и антипатий друг к другу, по принципу наших бьют – и контратакуют.

Зачем вам это?