April 30, 2021, 11:50 AM
Александр Кириллов

Итоги недели от Александра Кириллова

Любые семь дней — это не только набор каких-то конкретных событий, но и определенная рефлексия, ощущения и настроения, впечатления от происходящего. На этой неделе были две темы, которые, на мой взгляд, нельзя оставить без внимания.

Идеи Росселя живут и побеждают

Федеральный вице-премьер Марат Хуснуллин заявил, что небольшие и бедные регионы нужно присоединять к большим и богатым. Например, Курганскую область – к Тюменской. Все это уже вызвало недоумение и брожение в умах. Влиятельный чиновник из клана всесильного мэра Москвы Сергея Собянина – это же, наверное, неспроста?

Тем более, что в его официальный функционал входит не только стройка, но и загадочные «Общие вопросы пространственного развития и федеративных отношений».

Пробный ли это шар, коих было немало, покажет дальнейшее развитие событий. Нам же, свердловчанам, с нашей историей и давними желаниями поглотить соседей, идея знакома и приятна.

О том, что нужно «забрать» Курган и даже Южный Урал, в разные годы не раз говорил первый губернатор Свердловской области Эдуард Россель. Говорил часто и напористо.

Однажды, уже при Путине, в начале двухтысячных, губернаторы Челябинской и Курганской областей Петр Сумин и Олег Богомолов даже озвучили совместное заявление о том, что не допустят объединения своих регионов со Свердловской областью: «Подобные идеи вызывают только раздражение в регионах». Курганец Олег Богомолов тогда очень образно заявил, что его регион «не будет огородом для Свердловской области». Времена были лихие, тогда губернаторы еще имели право на свое мнение: Россель строил планы по захвату, Сумин и Богомолов отбивались от активного соседа. Сегодня все проще: решает Москва, остальные могут лишь с какой-то степенью громкости бурчать.

Единственный вопрос – нужно ли это «сильным регионам», нагружать себя слабыми? Они вообще остались, сильные? Вроде бы, федералы обещали сами вытаскивать то же Зауралье, была даже какая-то программа. В любом случае, нам, свердловчанам, сегодня явно не до такой нагрузки. Если же действительно какой-то эксперимент готовится – пусть курганцев и правда забирает тюменская нефтегазовая матрешка. У них денег много, у нас - не очень.

В одном уверен. Если все срастется, Россель может смело сказать: «Я оказался прав».

Оппозицию ушли в подполье

Власть загнала оппозицию под лавку, штабы ее лидера Алексея Навального распущены, а сама деятельность команды, судя по всему, скоро будет окончательно признана экстремистской. Несколько замечаний по этому поводу.

Во-первых, скажем честно: такие действия выглядят неспортивно. Давняя внутриэлитная дискуссия о том, как бороться с оппами, скальпелем или топором, завершилась победой «топоров». Да, по большому счету время тонких ходов и изящных решений прошло уже давно, но прямой запрет на деятельность организации или объединения – это шаг сверхжесткий.

Принятое решение сродни не самым лучшим футбольным практикам, когда капитану команды-соперника показывают «красную» карточку, а в ее ворота вдруг назначают три пенальти. Формально все вроде бы сделано по правилам, но на трибунах явно что-то подозревают и местами даже свистят.

Во-вторых, означает ли это смерть оппозиции? Не думаю. Запрет митингов, возможно, выглядит красиво визуально, никто не ходит по улицам и не призывает к отставкам в руководстве страны. От этого «наверху» людям становится приятно.

Неприятно тем, кто выходил и тем, кто не выходил из-за лени или занятости, но разделял. И скорее всего число латентно недовольных в связи с последними решениями не уменьшится, а, напротив, возрастет. И это для партии и правительства плохая новость. Даже если они этого не понимают.

Еще один момент. Можно запретить оппозицию, ее штабы, вообще все массовые акции, кроме первомайской демонстрации, парада 9 мая и «Бессмертного полка». К этому все и идет. Но нельзя запретить рост цен, коррупцию и подорожание бензина и ЖКУ, а именно это возбуждает общественное недовольство сильнее, чем Навальный со всеми его сторонниками.В-третьих, следует понимать, что принимающие решение о запрете внепарламентской оппозиции, искренне уверены в своей правоте. Наверное, какие-то дискуссии между разными «башнями», готовящими разные варианты решений, были, но итоговое у нас принимает один человек. И после того, как решение принято, все начинают его исполнять. По законам вечно военного времени и постоянной жизни в кольце врагов.

Что будет дальше представить несложно. Часть оппозиции радикализируется, другая часть эмигрирует и радикализируется еще больше, третья перейдет в «спящий» режим. Вынужденный отказ от физического уличного протеста приведет к усилению информационной работы, подготовке и публикациям новых расследований и прочих критических материалов. В 21-ом веке доставить все это до ушей и мозгов несложно. 

Власти же в итоге все равно придется выбирать. Либо сделать вид, что враг разгромлен и можно расслабиться, либо начать генерировать какие-то более реальные решения про цены, ЖКХ и коррупцию. С этой повесткой у нее пока очень большие проблемы.

Есть новость — поделитесь! Мессенджеры ЕАН для ценной информации

+7 922 143 47 42

Комментировать