August 25, 2021, 12:18 PM

«К реальности оказались абсолютно не готовы». Волонтер – о работе на природных пожарах в Башкирии

Журналист Наталья Вязовкина, месяц назад покинувшая место главного редактора в одном из популярных уфимских СМИ, побывала в качестве добровольца на тушении пожара в Хайбуллинском районе Башкирии. Автобус до села Большеабишево (расстояние от Уфы по прямой — 345 км, на машине — 503 км) организовал Госкомитет Башкирии по молодежной политике. Выехала группа 12 августа, вернулись обратно уже 14-го. О своем опыте борьбы с огненной стихией Наталья рассказала ЕАН.Уфа.

«Я поехала осознанно, именно на тушение пожаров. Мне хотелось увидеть, как это происходит. Специально накануне посмотрела на YouTube фильм Алексея Пивоварова про пожары в Якутии. В общем, собиралась, исполненная каких-то романтических настроений. При этом, конечно, понимала, что сейчас происходят действительно важные события, у которых будут последствия. Планировала описать впоследствии свой опыт.

К реальности мы оказались абсолютно не готовы. В пути воображение рисовало, как все обрадуются нашему появлению, на лету перехватят и отправят сразу в «горячую точку»… На самом деле только путь до места занял весь день. Приехали вечером, примерно к 18:00. Сначала нас некому было отвезти на место, потом усадили «пить чай». Чаепитие обернулось полноценным ужином. Когда нас отпустили, уже смеркалось. Волонтеров в такое время на тушение не отправляют, в темноте работают только профессионалы.

На место происшествия мы выехали в 8:30 следующего дня, хотя планировалось на полтора часа раньше. Нас разбили на звенья по четыре человека, каждое звено возглавлял командир. Провели инструктаж, суть которого свелась к тому, что нам нужно отделить горелую землю от уцелевшей. И мы разбрелись по полям. По ходу поливали каждый пенек. Но эти пеньки раскалены докрасна, вода мгновенно испаряется (такая тактика тушения считается неправильной, об этом корреспонденту ЕАН.Уфа рассказал сотрудник МЧС, материал готовится к публикации - прим. ЕАН). Остановил нас глава местного сельсовета, оказавшийся неподалеку. Он объяснил, что нужно окапывать границу и проливать водой именно землю. Мужчины взялись за лопаты, а мы, девочки, орошали кромки. Но все равно высыхало все мгновенно, сама земля под ногами была реально горячей, я это чувствовала даже через толстенную подошву ботинок. 

В какой-то момент мы отошли, чтобы передохнуть. Оглянулись, и прямо на глазах у нас вспыхнуло дерево, у которого только что работали. А вечером, когда возвращались в лагерь, число поднимающихся над лесом вьющихся струй дыма было еще больше, чем утром. Как я поняла, это были новые очаги.

Всю тщетность наших попыток я осознала уже в обед первого дня. Мы тушим, а огня и дыма вокруг только больше и больше. Мы роем траншеи, а нам кричат уходить, потому что снизу пал идет. Надышались угарным газом. От всего происходящего у меня сильно разболелась голова. В какой-то момент я без сил упала, чтобы поспать в ГАЗельке, на которой нас привезли. А проснувшись через час, обнаружила спящими рядом еще трех таких же обессилевших девчонок.

Самое страшное, что мне довелось увидеть, было одновременно необъяснимо красивым, завораживающим зрелищем. Меня поразило, как эти несчастные деревья, столько лет тянувшиеся к небу, сгорали за считанные мгновения. На одной полянке, полностью выгоревшей, я увидела пепел, сохранивший форму ствола дерева. Мне почему-то тут же вспомнились фотографии из Хиросимы, снятые после бомбежки: на земле горстки пепла в форме тела человека.

Еще один момент, поразивший меня, — это полное наше, волонтеров, бессилие перед стихией. Я поняла, что мы совершенно не в состоянии противостоять волне огня, надвигающейся на нас. Единственное, что ты можешь сделать в такой ситуации, — тикать подальше. Как и поступают лесные звери. 

Какой я могу сделать вывод из увиденного и пережитого? Очень хочется, чтобы быстрее навели порядок в лесном хозяйстве. Мои впечатления, полученные в первый же день, подтвердил лесничий: наша работа не имела смысла, огонь необходимо ликвидировать в зачатке. Раньше ситуацию контролировали лесничие, они могли быстро собрать коллег и предотвратить распространение пожара. “Никогда раньше огонь не продвигался так безудержно, никогда так масштабно не горели леса”, — с этим утверждением сложно спорить. Лично мне совершенно очевидно, что проблема - в отсутствии координации и единого контроля. А это уже последствия “оптимизации”».

Подготовила к публикации Ольга Блажнова

Источник фото: из личного архива Натальи Вязовкиной
Комментировать