August 9, 2019, 8:37 AM

Конец прекрасной эпохи. Рецензия на фильм «Однажды в… Голливуде»

Максим Гареев посмотрел новый фильм Квентина Тарантино, который неожиданно оказался самым трогательным в карьере культового режиссера.

Тарантино нас давно приучил к тому, что каждый его новый фильм — это всегда событие. Его работы горячо обсуждают, о них спорят до умопомрачения, но так или иначе их посмотрят более-менее все. Потому что это Тарантино.

Новую картину ждали одновременно с воодушевлением и некоторой тревогой. Ее сюжет невероятно интриговал, так же как потрясающий актерский состав и атмосфера заката «золотого века» Голливуда. Плюс сам постановщик давно грозится уйти из кинематографа после того, как снимет 10 фильмов. «Однажды в… Голливуде», как известно, — его девятая работа.

Тревожило то, что с Каннского фестиваля этого года картина увезла лишь Премию пальмовой собаки, которая присуждается за лучшую роль четвероногого друга. В год 25-летнего юбилея триумфа «Криминального чтива» на Лазурном берегу это, если честно, не очень-то впечатляет. К тому же при небывалом ажиотаже критики встретили фильм довольно сдержанно, так что разговоры на тему «Тарантино уже не тот» потихоньку начали разгораться с новой силой.

Что же получилось у постановщика, который, кстати, представил свое детище в Москве и успел очаровать огромное количество людей — от журналистов до министра культуры Владимира Мединского? А получился пусть и не шедевр сродни тому же «Криминальному чтиву» (хотя что вообще может с ним сравниться?), но кино очень хорошее. Более того, это самый личный и трогательный фильм Тарантино за всю его карьеру.

История о Голливуде 1969 года — это сказка о конце прекрасной эпохи. Еще активно снимают вестерны, и они вроде бы не спешат выйти из моды, звезды еще не так отделимы от простых людей, и их легко могут не узнать на улице, все пытаются смотреть чуть ли не все подряд, что в кино, что на ТВ и ловят от этого настоящий кайф. Но вот уже последователи Чарльза Мэнсона подбираются к дому Романа Полански, и совсем скоро все рухнет. Этот момент и попытался запечатлеть для нас Тарантино, успевший застать все это в раннем детстве. И мы видим, как это для него важно.

Мы с головой окунемся в Лос-Анджелес 50-летней давности, услышим чуть ли не весь хит-парад той поры, посмотрим хитовые фильмы и сериалы, увидим на экране будто бы оживших легенд, включая Брюса Ли и Стива Маккуина, познакомимся с хиппи, которые вряд ли теперь покажутся безвредными «детьми цветов», заглянем на съемочные площадки… И если кто-то, может быть, посчитает картину затянутой и практически бессюжетной, то лично мне оттуда не хотелось выныривать как можно дольше. Потому что погружение в эпоху оказалось стопроцентным. Все компоненты Тарантино превратил в такой вкусный коктейль, который хотелось смаковать часами.

Фирменные диалоги режиссера, операторская работа Роберта Ричардсона, как всегда, со вкусом подобранный саундтрек, ну и как вишенка на торте — выдающаяся игра актерского ансамбля. У каждой звезды здесь свой выход, порой даже чуть ли не микроскопический, однако запоминаются здесь абсолютно все. Но лучше всех все же Леонардо Ди Каприо, Брэд Питт и Марго Робби.

У первого получился просто-таки восхитительный взбалмошный и истеричный актер, изо всех сил пытающийся не выйти в тираж. Лео невероятно передал все эти его ужимки, истерики, нервный тик, а уж в сценах на съемках вестерна он и вовсе зажег по полной программе. Будет несправедливо, если за эту работу его ни на что не номинируют.

Питт же показал высший пилотаж в роли его друга и дублера — каскадера Клиффа Бута. Настоящий мужик и верный друг, герой войны, который не боится ни Бога, ни черта, ни даже самого Брюса Ли (уморительный эпизод, кстати!) и обожающий кино. Ну а слухам, что о его персонаже распускают, верить решительно не хочется. Брэд показал всем, что его рано списывать со счетов.

Ну а Марго Робби — это отдельный разговор. Похоже, что Тарантино обрел свою новую музу. То, с какой любовью постановщик показывает нам и эту актрису, и Шэрон Тэйт, которую она сыграла, — словами не передать. Это надо видеть. И даже пусть у нее не так уж и много экранного времени по сравнению с главным дуэтом, но не влюбиться в нее просто нельзя. Образ получился просто фантастическим и невероятно трогательным.

Но самое главное в этом фильме — нескрываемая меланхолия режиссера. Мы видим, насколько картина для него является личной. Пожалуй, впервые его персонажам хочется по-настоящему сопереживать: и сумасбродному Рику Далтону, и верному Клиффу Буту, и, конечно же, прекрасной и воздушной Шэрон Тэйт. Тарантино не скрывает своей грусти по тому времени, по той трагедии, произошедшей в доме Романа Полански, к которой нас медленно, но неотвратимо весь фильм подводят.

Режиссер мастерски нагнетает свой фирменный саспенс, вылившийся в настоящее побоище в финале, пусть и не такое масштабное, как мы от него обычно ждем. Но концовка при этом получилась щемяще грустной, из-за чего запросто можно выйти из кинозала с разбитым сердцем. Особенно если ты знаешь, как все было на самом деле.

Кто же еще может в эпоху блокбастеров снять настолько авторский и глубоко личный фильм, который идет почти три часа? Похоже только, что Квентин действительно намерен завязать с кинематографом. И это добавляет щепотку грусти.

Может быть, все-таки передумает?

Максим Гареев

Фото: globallookpress.com

Источник фото:
Комментировать