April 18, 2020, 2:33 PM
Григорий Лейба

«Кто запретил – правительство или Бог?»: Екатеринбург встречает православную Пасху

Столица Урала готовится встречать православную Пасху. Через несколько часов в Свято-Троицком кафедральном соборе начнется ночная пасхальная служба. Корреспонденты ЕАН нанесли визит в екатеринбургские храмы и попытались понять настроение уральских верующих в часы предшествующие «Торжеству торжеств».

Служим. Должны служить

В обед возле ступеней Вознесенской церкви собралась небольшая процессия – люди принесли яйца, куличики и другую пищу на освящение. Лица прихожан скрыты масками. Но глаза видны – взгляды то и дело устремляются куда-то вверх, сквозь голубые барочные башенки к темному апрельскому небу.

- Не боитесь?

- Господь с нами.

- Запретили…

- Кто запретил? Правительство – или Бог?

К пастве спускается священник. Публика забывает о дистанции, начинает толпиться.

«Отойдите друг от друга», - поставленным голосом велит иерей. Толпа расступается.

Молитва короткая. Расслышать текст почти не удается: разгулявшийся ветер закладывает уши. Поголовное окропление страждущих занимает едва ли больше времени. Люди спешно заворачивают лакомства и расходятся – хотелось бы верить – по домам. Становится заметно – под ногами прихожан «прятались» тщательно вычерченные белые метки.  

 

«Не хочу никого дискредитировать, но мы соблюдаем (меры предосторожности – прим. ЕАН) так, как почти нигде не соблюдают – настолько строго. Метки под ногами не просто так появились – выверяется дистанция. Маски выдаются строго, если человек не заметил и не взял – подносим и одеваем. Везде стоят антисептические средства, можете зайти и посмотреть, люди сразу обрабатывают руки этим средством. Куличи освящаем только на улице, даже на столы ставить не разрешаем. Все должно быть правильно, соответственно нынешнему положению», - рассказывает Отец Димитрий. 



Я не пытаюсь язвить или спорить. Да, каждый из нас чего-то лишился, будь то возможность насладиться новым спектаклем, послушать вживую любимых музыкантов или выйти на футбольное поле. Кто-то и вовсе остался без работы…    

«Мы не агитируем, чтобы люди игнорировали нынешние порядки и попирая их приходили. Мы рады всех видеть, но всегда напоминаем, что сейчас время особенное: чтобы человек и верил, и рассуждал здраво», - продолжает иерей.

Вряд ли мы это поймем. Многие из нас даже позволят себе усмехнуться.

Но когда верующие восклицают: «Они не закрыли парикмахерские. Не закрыли супермаркеты. Почему нужно закрывать храмы?» что мы можем ответить? Без лишнего цинизма и лицемерия – что мы можем ответить?

«Никто никого не осудит. Люди пишут СМС, спрашивают: «Прийти – или не прийти». Придете – мы вам рады, не придете – не значит, что вы грешники. Даже Святейший Патриарх об этом говорил. Но мы – служим. Должны служить», - уверен Отец Димитрий.

Мимо проходит наряд. Двое – по форме, один – в штатском. Ненадолго останавливаются. Обводят глазами немногочисленных верующих, оставшихся возле храма. Наверное, тоже не находят нужных слов. И уходят… «Мы служим. Должны служить».

Служитель Вознесенской церкви не испугался диктофона. Не спрятался от камеры. Более того, он пригласил нас зайти внутрь, посмотреть, действительно ли в храме соблюдаются все меры предосторожности.

– Можно нам здесь поснимать?

– Кто же вам запретит?

В храме – пустынно. Возле образов догорают редкие свечи. На ликах святых – синеватые отблески кварцевых ламп. Исчез аромат ладана – по носу резко бьет хлоркой и спиртом. Немногочисленные прихожане односложно отвечают на любые вопросы, некоторые и вовсе игнорируют попытки заговорить с ними.

«Сравните – зайдем в любой магазин – затем в храм – и увидим, что в храме гораздо более щепетильно ко всему относятся. Мы не отстаем. С праздником вас!», - улыбается священник и скрывается за створками алтаря.

Храм-на-Крови, Большой Златоуст

В Храме-на-Крови для пасхальных продуктов подготовили специальный стол. Продукты освящают без участия прихожан. Кварцевых ламп не видно, как и антисептиков для рук при входе. Прихожан почти нет.

«Ночной службы не будет», - предупреждают нас сестры.

Пообщаться подробнее внутри ни с кем не удается. Нищие возле «23 ступеней» тоже оказываются не слишком словоохотливы.

- Конечно, людей сильно меньше…

- Вы сами как-нибудь бережетесь?

- От чего?

- Зараза ходит. Коронавирус.

- Нам уже поздно чего-либо бояться.

К Храму то и дело подъезжают машины. Но надолго прихожане не задерживаются. Большинство – в собственных масках. Некоторые приходят с детьми.

В Большом златоусте съемка запрещена. Возле входа – санитайзеры и влажные салфетки, но масок нет. На плитке виднеются белые пометки – такие же, как в Храме Вознесения. Согласно планам, ночная служба должна состояться. Впрочем, служительницы напоминают, что несколько храмов организуют прямую трансляцию, и жесткой необходимости приходить самостоятельно нет.

 «Пасха — когда глазируются теплые куличи, а не про то, что на улицах кто кого уличил» Редакция ЕАН напоминает: главный государственный санитарный врач Свердловской области запретил проведение массовых религиозных обрядов с целью снизить риски распространения коронавирусной инфекции вплоть до 30 апреля. При этом власти заявляют, что их цель – не штрафовать прихожан, а минимизировать количество пришедших на праздничную службу. Пасхальные службы для православных уральцев будут транслироваться из Свято-Троицкого кафедрального собора, Храма-на-Крови и Троицкого собора в Нижнем Тагиле.

Источник фото: Алексей Колчин, ЕАН
Комментировать