March 4, 2019, 7:23 AM

Мнение Дмитрия Моргулеса: ГОКи, деньги, два ствола

Выходные в Челябинской области были насыщенными. В третьем и четвертом по величине городах региона — Златоусте и Миассе — прошли масштабные по местным меркам протестные акции. Причины для выхода людей на площади во многом совпадают. Попробуем разобраться, почему дело дошло до массовых акций.

Сходство первое. Население против промышленности.

И в Миассе, и в Златоусте протестовали против строительства новых промышленных объектов. В первом случае жители города возмущены начавшимся вопреки закону и процедурам и без каких-либо разрешений строительством рядом с Миассом Круглогорского ГОК, где хотели добывать до полумиллиона тонн железной руды ежегодно.

Во втором люди выступили против проекта строительства на территории города (возле поселка Балашиха) завода по производству кремния.

Сходство второе. Основные претензии — экологические.

В Миассе жители уверены, что достаточно крупный ГОК в нескольких километрах от города не добавит свежести воздуху, а в Златоусте - что производство третьего класса опасности резко навредит атмосфере, водным ресурсам и природе в целом.

Сходство третье. Боязнь за туристическую отрасль.

Еще одна общая для обоих городов претензия к возможному появлению производственных объектов — то, что будет поставлен крест на туристической привлекательности Миасса и Златоуста и будет если не уничтожена, то серьезно подорвана с таким трудом растущая отрасль гостеприимства.

Сходство четвертое. Поводы для митингов дала власть.

В Миассе городские власти успели подписать с инициаторами строительства ГОКа инвестиционное соглашение, и протест оформился, когда проект вышел на стадию публичных слушаний. В Златоусте также уже были объявлены публичные слушания, что означает как минимум детальное знакомство властей города с проектом и как минимум молчаливое согласие на его строительство.

Возможно, протестов было бы меньше, если бы не это стремление протащить проекты строительства втихую.

Сходство пятое. Оба города — традиционно политически не спокойные.

Миасс и Златоуст — традиционно самые горячие точки на политической карте Южного Урала. Причины разные.

В Миассе уже просто трудно припомнить мэра, который бы не попадался на уголовно наказуемых деяниях (начиная с Владимира Григориади и заканчивая Геннадием Васьковым и Станиславом Третьяковым) или как минимум не обвинялся в них.

В Златоусте не менее сложно припомнить, когда там в последний раз была действительно хорошая экономическая ситуация, а некогда главный флагман и гордость городской промышленности — Златоустовский меткомбинат — работал на полную мощность.

Оба города — с весьма развитым «авторитетным» сообществом, имеющим большое влияние на происходящие события. Златоуст дал области одного из главных отморозков региона 1990-х годов - Александра Морозова, на «счету» Миасса — кровавые «чащинские» и «турбазовские», бойня на фестивале «Торнадо».

Оба города с разной степенью успеха вертят на пальце все попытки областных властей привести ситуацию в более спокойное русло. В Миассе в начале 2010-х даже довели до проблем со здоровьем «наместника» тогдашнего губернатора Михаила Юревича Александра Любимова. А в Златоусте однажды банды начали очередную разборку за шлакоотвалы сразу после отъезда из города возглавлявшего область в те годы Петра Сумина, который, собственно, и приезжал мирить противоборствующие стороны.

Сходство шестое. Масштабы протеста превзошли челябинские.

Традиционно количество митингующих оценивается по-разному. Но даже скептически настроенные источники сообщали, что в Миассе в акции приняло участие более тысячи человек. Число митингующих в Златоусте точно превысило 2 тыс., а по некоторых оценкам и вовсе доходило до 3 тыс.

Иными словами, в 150-тысячном Миассе вышло на улицу около 1% населения, в 170-тысячном Златоусте - от 1,5 до 2%. Если бы такой же процент жителей вышел на акцию в 1,2-миллионном Челябинске, мы бы имели 10-20-тысячные митинги. Для понимания — площадь Революции во время концерта на День города вмещает максимум 10 тыс. человек.

Причин такого масштаба активности горожан в Миассе и Златоусте несколько. 

Во-первых, повторимся — традиционно более высокая и более протестная активность жителей.

Во-вторых, в городах «второго эшелона», в отличие от Челябинска, куда меньше способов не замечать проблему, уходя только в свои личные жизненные будни.

В-третьих, безусловно, там нашлись оргструктуры и личности, взявшие на себя организаторские функции и выполнившие их с блеском.

В-четвертых, по-видимому, лидеры экопротеста в этих городах пока еще более популярны и чисты с репутационной точки зрения, нежели лидеры аналогичных движений в Челябинске.

Сходство седьмое. Власти встали на сторону жителей.

И глава Миасса Григорий Тонких, и мэр Златоуста Вячеслав Жилин на митингах публично выступили против строительства предприятий. Чуть раньше такую же позицию занял губернатор Челябинской области Борис Дубровский. Не уверен, что это прибавит им доверия (а чего же тогда они раньше де-факто соглашались на стройки?), но факт остается фактом. Митингующие пока что добились своего. И добились именно давлением, массовыми акциями.

Сходство восьмое. Победа — еще не победа.

Преувеличивать значение «победы» горожан тоже не стоит. Оба проекта не того масштаба, чтобы не пожертвовать ими ради политической стабильности. Инвесторы — бизнес «средней руки», вложения — крупные лишь по меркам местного бизнеса. Спокойствие (ну, хотя бы отсутствие роста и без того неслабых в Миассе и Златоусте протестных настроений) перед осенними губернаторскими выборами дороже. Особенно на фоне достаточно серьезных электоральных проблем Бориса Дубровского в областном центре.

И потом — к проектам всегда можно вернуться. После выборов...

Фото: Миаский рабочий, d1monzlat_livejournal.com