November 27, 2020, 08:00 AM

Политическая колонка Александра Пирогова. Всем ЦУР!

В субъектах РФ как грибы после дождя появляются ЦУРы — центры управления регионами. Что это, пока мало кто понимает, но многие интересуются. Неужели губернаторы с их правительствами совсем перестали управлять регионами? Кстати, они раньше такими злыми были, потому что у них ЦУРов не было?

По замыслу москвичей, ЦУР должен выявлять местные и региональные болячки и подсказывать губернаторам, что неладно в их королевствах. А при обнаружении особо опасных симптомов бить тревогу и сигнализировать в Москву: «Хьюстон, у нас проблемы!».

Такой своего рода диагностический центр, он же — всеобщая информационная диспансеризация для выявления заразы в обществе на ранних стадиях.

Инструменты диагностики просты и понятны: мониторинг СМИ, соцсетей, каналов и групп в мессенджерах. Как вариант — анализ обращений граждан, но это не точно.

Вероятно, проблемы будут классифицироваться по степени опасности, и каждой категории станет присваиваться свой цвет: красный, желтый, зеленый.

«Когда у общества нет цветовой дифференциации штанов, то нет цели! А когда нет цели…» — не загорится в столице Большая Красная Кнопка, никто не запросит коды запуска и съемочная бригада не выедет в город Хабаровск… Нет, уж в таком серьезном деле без разноцветия точно не обойтись. Так и запишите.

В общем, дело точно нужное и полезное. А не то, что вы подумали.

Вот например. В Екатеринбурге был острый конфликт «храм — сквер». Но возник он не за пять минут. Весь предшествующий массовому противостоянию год (да даже больше!) проходил в обсуждениях, чем все обернется. И большинство сходилось во мнении, что ничем хорошим. По мере приближения к точке кипения градус протеста повышался. Только градусника, чтобы измерить температуру, не было. 

Помню эфир «Эхо Москвы» с Маргаритой Балакирской, где мы давали негативные прогнозы, говорили об очевидных вещах, что не надо злить гусей, что будет хуже.

И она сказала замечательную фразу: «А ты думаешь, кто-то из них нас слушает и слышит? Кому-то есть дело до нашего мнения?»

Что-то изменилось. Оказалось, что слушать людей нужно не только с агитационного билборда. Гром грянул — власть рефлекторно перекрестилась. И все забегали как в зад ужаленные: как проморгали, почему допустили, с кем вести диалог? 

Десятки горячих точек.

  • Мусорный полигон в Шиесе (проект свернули, губернатор лишился должности),
  • сквер в Екатеринбурге (проект свернули после вмешательства Путина),
  • Голунов в Москве (освободили, несколько больших силовиков ушли в отставку),
  • выборы в Мосгордуму,
  • Хабаровск и т. д. и т. п. Каждый скандал наносил огромные финансовые и имиджевые потери.

При том, что тогда уже работал «инцидент-менеджмент», мониторились СМИ и соцсети, проводились всевозможные опросы, заседали бестолковые общественные палаты. Проблемы-то были понятны, но всем было пофиг: «И так сойдет!».

Как у Станислава Лема: «Как можете вы понять океан, если уже не в состоянии понять друг друга?».

В моем идеальном мире ЦУР, если б он тогда существовал, должен был своевременно обнаружить проблему, предупредить губернатора об опасности и последствиях, поднять тревогу в Москве и под контролем старших по званию запустить протокол лечения. 

Но в реальном мире все идет по-другому.

Изменится ли хоть что-то с появлением ЦУРа? Мнения разные.

Москва все увидит

Главное нововведение ЦУР — это выстраивание единой информационной системы, где все потоки стекаются в Москву и замылить проблемы с мест не получится. Москва все равно увидит красную кнопку и даст по шапке. 

Так это или нет — вопрос спорный. У Москвы много глаз в регионах. Тут и полпредства и ФСО с их опросами и департаменты внутренней политики, прокуратура, кураторы, закрытая социология. С одной стороны, еще одна нянька — дитя точно без глаза. С другой, если другие слеповаты, кто приглядит-то? 

Какое-то время этот миф поработает — уже хорошо.

Система пережует и выплюнет

Как регионы относятся к своим ЦУРам, видно из назначений руководителей. В одном регионе бывший чиновник, в другом — действующий, в третьем — журналист, пиарщик, политтехнолог, силовик, айтишник, финансист, чей-то родственник, кто-то просто мимо проходил. 

Один губернатор напутствует, чтоб вовремя отвечали на обращения граждан, другой думает, что это кол-центр по приему жалоб. Очевидно, что спустили команду создать. Создали. Зачем? Разберемся. Главное, чтоб телевизор на тумбочке стоял, чайник кипел и секретарь был. 

 

С точки зрения губернаторов ЦУРы — это быстромодная московская игрушка. Поиграют мажоры и бросят. Сто раз уже создавали всякие общественные движухи, и где они? А что касается жителей, так всем и не угодишь и не переслушаешь. Всех слушать — камень с места не сдвинешь. Проблемы были, есть и будут. Не ошибаются только лентяи. Ну грянет еще раз гром, ну еще раз перекрестимся. Старый действенный способ. 

Большие деньги создают проблемы

А что делать, если проблемы в топе соцсетей вызваны самими властями на местах? 

Повысили, например, налог на имущество или проезд в общественном транспорте? Договорились с олигархами строить мусорный завод с полигоном, место нашли и уже начали строить. В концессию отдали водоканал и транспорт, а концессионеры тарифы подняли и рельсы распилили? Примеров из жизни сотни. 

Большая часть проблем и конфликтов появляется там, где водятся большие деньги и большие проекты. Как соблюсти баланс личных, государственных, общественных и корпоративных интересов?

С трудом представляю, как начальник ЦУР Свердловской области Илья Захаров докладывает в Москву, что люди бастуют против многомиллиардного мусорного завода (который Москва и согласовала), а губернатор ну никак не реагирует.

А лечить-то как?

Ну хорошо. Допустим, все заработало. Москва бдит, мониторинг идет, губернаторы напряжены. Воспаления диагностируются. Что дальше?

Найденную болячку надобно лечить. А то пациенту поплохеет.

И вот здесь мы упираемся в стену. Как лечить, кто будет лечить, какие лекарства и протоколы применять? Дубинки, тяжелые психотропные или хватит подорожника вкупе с Еленой Малышевой? Московские специалисты или местные? А может, само рассосется?  

Понятно, что если дорогу залатать, подъезд покрасить, кошку с дерева снять, то и сами справятся. Вопрос в договоренностях с местными властями и бюджете на заплатки. С серьезными диагнозами волшебного рецепта (кроме личного вмешательства Путина) пока не существует. 


Отдельно стоит учитывать и ошибки диагностики. Что мешает при доступности соцсетей и Telegram-каналов устроить кровавую баню онлайн, вывести проблему в топ и спровоцировать реакцию? Ничего. 

Разве, что в ЦУРе предусмотрены фильтры и модерация фейкового контента. Но тогда можно отфильтровать любую неудобную региональной власти проблему и все: конец сказке о том, что Москва все-все видит.

Вместо эпилога

Команда ЦУРа большие молодцы и, кроме шуток, заслуживают всяческих аплодисментов уже только за то, что смогли запустить этот проект. Пусть пока он будет неуклюжим, дорогим и где-то бесполезным, но лично я считаю, что это очень важный шаг в будущее. Где массовые протесты пытаются предотвратить не дубинками и арестами, а адекватными решениями. 

Где-то система их сожрет, где-то они обломают зубы об интересы титанов и, скорее всего, будут заниматься имитацией работы в угоду начальству. Но где-нибудь здравый смысл сможет укорениться и дать хорошие плоды. 

Источник фото: Алексей Колчин для ЕАН, Департамент информационной политики Свердловской области
Показать комментарии (2)
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
18+