July 24, 2019, 4:34 AM

«Не будет завода - нам конец». Как Алексей Текслер Нязепетровск и Верхний Уфалей посетил

Глава Челябинской области посетил два самых отдаленных муниципалитета северной части региона — Нязепетровский район и Верхний Уфалей.

Ранним утром два автобуса с журналистами выдвинулись от здания правительства Челябинской области. Путь был длинный — до Нязепетровска около 250 км, часть из которых — по весьма извилистым серпантинам, что тянутся от Каслей до Верхнего Уфалея.

Территории, выбранные Алексеем Текслером для поездки, не просто самые отдаленные, но и, пожалуй, самые проблемные на всем Южном Урале. Верхний Уфалей, некогда довольно мощный промышленный город, который кроме флагмана цветной металлургии «Уфалейникель» имел когда-то в своем распоряжении еще с пяток крепких промышленных предприятий, ныне представляет собой довольно печальное зрелище. Нязепетровский же район просто маленький (в райцентре живет около 12 тыс. человек) и отдаленный и, кроме кранового завода, промышленности в принципе не имеет.

В самом центре Нязепетровска, на небольшом пригорке, свежей краской салатно-кислотных оттенков радовало здание средней школы № 1. Перед ним, построенным еще в начале 50-х годов прошлого века, не меньше радовали глаз восстановленные малые архитектурные формы тех лет, в том числе вазоны, которые словно воскресли и вновь напоминают собой скорее какие-нибудь сочинские санатории.

«Слушай, тут журналисты спрашивают, а кто у нас из известных выпускников-то?» - дама средних лет задавала этот вопрос сразу нескольким мужчинам, но не каждый из них был готов что-то ответить. «Кто? Это тот, который сидел? Не, его не надо».

В это время директор школы Сергей Викулов объяснял, что на третий этап реконструкции из областного бюджета потратили около 100 млн рублей, что позволит 600 ученикам школы учиться в одну смену.

«По сути, от здания остались лишь стены, все остальное внутри, вплоть до деревянных перекрытий, убрали и сделали заново, — объяснил господин Викулов. — Сейчас вот оборудование завозим».

Алексей Текслер появился почти внезапно, вместе главой района Валерием Селивановым. Текслеру на скорую руку продемонстрировали план реконструкции, после чего он предпочел пройти внутрь. И не сказать чтобы увиденное его сильно впечатлило. Особенно вентиляция на первом этаже, которую, похоже, провели уже после отделочных работ. Вызывают вопросы и сроки сдачи.

«Вы понимаете, что дети должны пойти в школу 1 сентября и к этому должно быть все полностью готово?», — Текслер бросил на Селиванова суровый взгляд. Рядом с главой района стоял представитель подрядчика и, кажется, потел.

«Да. Все, разумеется, будет сделано», — ответил Селиванов.

«Составьте план, и я очень надеюсь, вы сдержите слово. Я возьму это на контроль», — взгляд Текслера вновь был испепеляющим.

После осмотра здания глава области отправился к школьной спортплощадке. На ней красовался свежеуложенный асфальт, а покрытие футбольного поля еще не было готово.

 «Когда, говорите, закончите? — спросил Текслер. — Пришлите мне к среде фотографии, я сам посмотреть хочу».«Да вы понимаете, мы же не сами, это так по проекту», — пыталась объяснить автору этих строк одна женщина, сопровождавшая процессию. Впрочем, кто дал такое задание проектной организации, что она в итоге отправила нязепетровских школьников калечить себе ноги на занятиях физкультурой на асфальтовом покрытии, она объяснить не смогла.

В местном доме культуры, до которого Алексей Текслер дошел пешком, его приветствовала начальница отдела культуры местной администрации Любовь Иванько, на которой по случаю визита высокого гостя были красные сережки, красные бусы, красный же браслет на руке и красные туфли-«лодочки». Впрочем, сам наряд чиновницы строго соответствовал деловому дресс-коду.

Главе региона показали здание, затем в классе познакомили с как раз репетировавшими очередной номер (и потому одетыми в одинаковые майки) юными танцорами местного ансамбля (говорят, очень успешного и заслуженного), затем провели по композиции небольшой выставке местных мастеров-умельцев. На мой взгляд, особенно выделялись кокошники из бересты и упакованная в нее же бутылка, к которой прилагались шесть рюмочек и подносик с надписью «шесть соток» (не стопок, а именно «соток», но вместимость каждой была примерно такой).

Финальным аккордом стал кабинет рисования, где, разумеется, именно в этот момент целый класс детишек занимался тем, что рисовал по стеклу. Алексей Текслер с видимым удовольствием прошел вокруг стола и пообщался с ребятней, получил в подарок от одного из юных художников картину, ну и разумеется, фотографировался с детишками на память.

«А вы нам бассейн достроите?» — звонкий голос мальчугана в очках было трудно не услышать.

Глава области посмотрел на пацана.

«Конечно, достроим», — сказал Алексей Текслер. Ну, разве он мог ответить по-другому? И парнишка, едва высокий гость вышел из кабинета, победно затряс руками и победно воскликнул «Ура!»

После этого Текслер быстро осмотрел небольшой сквер, где встретил катающихся на лыжероллерах детишек из местной секции лыжного двоеборья (их старый 40-метровый трамплин красовался на другой стороне водохранилища), выслушал доклад главы района о проблемах с водозабором и необходимости его переноса на другой, более пригодный источник (проект имеется, осталось сделать) и еще пару историй, после чего неожиданно завернул к старому зданию, оказавшемуся действующим корпусом местной больницы.

Сказать, что больница в неподобающем состоянии, — ничего не сказать. Здание конца 50-х годов постройки, похоже, с тех пор ни разу не ремонтировалось, о чем свидетельствовали и гниющие полы, и фасад, словно только что переживший бомбежку. А ведь именно в этом корпусе располагается хирургическое отделение, операции проводят…

 «У нас еще ничего, и врачи хорошие, к нам из Верхнего Уфалея рожать приезжают», — промолвил один из сопровождавших, и почему-то стало страшно.

После больницы Алексей Текслер осмотрел аварийный мост через реку Уфу, а затем отправился на местный литейно-механический завод, который вообще-то прежде всего крановый. Потому что производит краны. Самые разные, но прежде всего башенные.

Пройдясь в сопровождении акционера предприятия Евгения Киселева по производственным площадям и испытательной площадке, Текслер выяснил, что предприятие испытывает определенные сложности от стагнации в строительной отрасли, но не унывает, потому что взялось за производство металлоконструкций, а также пытается выйти на рынок бурового оборудования. Средняя зарплата на заводе, где трудится около 400 человек (а в советское время было 1200), по местным меркам приличная — около 28 тыс. рублей, и в этом году на предприятии ожидается положительный финансовый результат. 

 «У нас ничего, кроме завода, нет. 56% всего нашего объема производства — это завод. Не будет завода – нам конец», — описал реальное положение дел глава района Валерий Селиванов.

«Мы будем помогать, — резюмировал Текслер, которого внимательно слушал новый, «промышленный» вице-губернатор области Егор Ковальчук, впервые публично засветившийся в этом качестве. — Я лично переговорю в Москве, обращусь в Минэнерго (видимо, по старой памяти), надо входить в цепочку заказов, в том числе по импортозамещению. Буровое оборудование - очень перспективный рынок».

В этот момент метрах в 10 от Текслера трое рабочих изображали, что вкручивают гайки в шасси будущего крана...

Завершала программу пребывания в Нязепетровске встреча с жителями в здании местной администрации.

На ней Алексей Текслер констатировал, что главная проблема территории — самый высокий в области уровень безработицы.

 «Да, город самый отдаленный на севере региона, но мы сделаем так, что он не будет отдален», — произнес глава области и описал собравшимся то, что увидел, перечислил принятые по ходу поездки решения. 

После этого Алексей Текслер больше часа отвечал на вопросы людей. Они были традиционны — странности с выплатами врачам, жилищные проблемы, дороги… Алексей Текслер справился. Ко всеобщему удовольствию.

Нязепетровский район ждет:

  • строительство универсального физкультурного комплекса с бассейном («Я не понимаю, что там целый год проектировать. Мы там что, атомную станцию строим? Все можно и нужно делать быстрее», — заметил Текслер);
  • срочное решение проблем с больницей;
  • качественный ремонт улицы Ленина («Я тут 25 лет живу, и никогда дорогу не делали!.. У меня свадьба, скоро родня приедет на иномарках, а куда их мне? Это не смешно!» — гневалась женщина, но была успокоена главой области);
  • ремонт моста («Лично отработаю с главой РЖД по этому поводу»);
  • кондиционеры детям в Дом культуры, контроль за завершением ремонта школы.

А Алексея Текслера уже ждали в Верхнем Уфалее. Напряженность обстановки подчеркивала надпись «Перемен», нарисованная черной краской на фасаде здания напротив администрации района.

Но первым делом кортеж главы региона заехал на предприятие «Уралмрамор», где Алексею Текслеру продемонстрировал все возможности по распиловке природного сырья директор завода (и бывший глава города) Юрий Абдурахимов. Увиденное, по видимости, впечатлило Текслера, который позже обмолвился, что не очень понимает, почему в Челябинске не закупают продукцию предприятия для того же дорожного ремонта.

Глава Верхнего Уфалея Вера Ускова предпочла продемонстрировать свежеотремонтированные городской парк и сквер с Вечным огнем. Честно говоря, увиденное не слишком впечатляло — криво уложенная плитка, толком не озелененные газоны, есть и уже сломанные элементы оформления.

Увидев толпу, к ней устремился местный житель — мужик лет 30 с небольшим, в шортах, майке-«алкоголичке» и с загипсованной правой стопой. Рядом бежали мальчуган, видимо, его сын. Папа направил мальчика в сторону высоких гостей, а сам достал телефон и включил камеру.

Текслер увидел мальчугана и спросил, как его зовут.

«Смотри, смотри, - сказал отец сыну. — Вон тетя мэр».

«Да, и еще дядя губернатор», — улыбнулся Текслер.

Вскоре они с Верой Усковой остановились возле каким-то образом отреставрированного бюста… Карла Маркса, который своим видом словно подчеркивал, что учение Маркса по-прежнему всесильно. Потому что оно верно, разумеется.

Затем Алексей Текслер внезапно навестил местную больницу. Внешне она смотрелась получше нязепетровской, хотя не было стены, где наружный слой кирпичей не выдавал бы многочисленных ремонтов и попыток новой кладкой залатать старые дыры в стенах.

После больницы — многострадальный, давно остановленный и много раз перебанкроченный «Уфалейникель». Алексея Текслера встретил представитель службы главного инженера Дмитрий Икорцев, который объяснил, что никакого мародерства на территории нет и, в общем, все готово для захода инвесторов, которые могли бы использовать промплощадку предприятия для создания чего-то нового.

«Статус ТОСЭР сам по себе инвесторов не приведет, — констатировал Текслер. — Все равно надо много работать». Договорились на том, что глава региона проведет совещание по «Уфалейникелю». Площадке на самом деле грех простаивать. Потому что пока она похожа на иллюстрацию к какой-то постапокалиптической компьютерной игре. Что вызвало, кстати, живейший интерес у фотографов, сопровождавших Алексея Текслера.

Завершала визит еще одна встреча с жителями. Полтора часа Алексей Текслер вникал в проблемы, отвечал на вопросы, а по одной из тем (речь шла о доме, жители которого жалуются не невыносимое состояние коммуникаций и грибок на стенах) даже попросил присутствовавшего на месте министра строительства области Виктора Тупикина остаться в городе и лично проработать все необходимые решения.

 

Алексей Текслер расстался с жителями Верхнего Уфалея около восьми часов вечера. До Челябинска ехать часа два с половиной… Так и работает.

Источник фото:
Комментировать