October 4, 2019, 11:52 AM

«Они там просто гниют»: как живут и почему бегут инвалиды из пансионатов Екатеринбурга (ВИДЕО)

Жительница Екатеринбурга дала новую жизнь двум инвалидам из пансионата для престарелых и инвалидов «Семь ключей». Активистка Елена Осипова и ее подопечные называют выпуск из учреждения «побегом на волю». О том, как женщина-эпилептик и мужчина с ДЦП живут вдвоем без посторонней помощи и собираются пожениться, - в материале ЕАН.

Олег и Юля уже почти полгода живут в съемной квартире на Уралмаше. До этого они долгие годы содержались в специализированных пансионатах. У Олега – ДЦП, парализована правая сторона тела. Мужчина передвигается на коляске, в душ и туалет ходит, цепляясь за поручни или с помощью специальных «ходунков». Юля больна эпилепсией. Олега в пансионат «Семь ключей» 23 года назад сдал брат, Юлю в похожее учреждение на Уктусе – отец.

 «У меня были очень сильные приступы, одну он меня оставлять не мог, а ему нужно было ходить работать на завод. С матерью они были в разводе, и он ей не доверял. Вот и решил убрать меня в пансионат, чтобы я там научилась жизни. Сказал, научат меня там прибираться, друзей заведу»,- рассказывает Юля семейную историю.

Олегу брат сказал, что инвалидам место в пансионате для таких людей. Родственник иногда навещает Олега и даже подарил компьютер, но Олег на брата все равно обижен. Он не понимает, как добровольно можно было отдать члена семьи в подобное учреждение. Версия у Олега появилась после того, как брат разделил между своими детьми унаследованную от родителей квартиру.

Пансионат для престарелых и инвалидов «Семь ключей» - государственное учреждение. Он подчиняется региональному министерству соцполитики, но финансируется в основном за счет пациентов. После заключения договора с пансионатом пособия по инвалидности и пенсии перечисляются на счет учреждения, из них и оплачивается содержание постояльцев. На сайте пансионата указано, что его миссия заключается в «обеспечении достойных условий жизнедеятельности клиентов, проживающих в пансионате на основе стабильного материально-технического, социально-бытового обслуживания и создании в коллективе благоприятного микроклимата».

 Но Юля и Олег утверждают, что в «Семи ключах» царят почти тюремные порядки.

Они познакомились в социальных сетях. Переписывались два года и решили попытаться стать семьей. Юля оформила перевод в «Семь ключей» из учреждения на Уктусе. Паре выделили отдельную комнату, и первые две недели все было хорошо, вспоминает Юля. А затем персонал начал шантажировать пациентов.

«Бесплатно мыла полы с 10:00 и до 20:00. Если не будешь мыть - угроза, что с Олежкой разведут нас. Пугали, что поселят к девчонкам, которые пьют. Они под себя ходят, совсем не хотелось жить с такими. Последней каплей стало, когда перестали давать лекарства от эпилепсии. Мне их все время нужно принимать. А их не стало. Там есть такая сестра-хозяйка, Светлана Павловна, она и ругалась, кричала на меня, потому что я ходила, надоедала каждый день, просила выдать мне лекарства. Она ругалась, я плакала. В итоге я заболела, мне хуже стало. Мама обратилась в администрацию пансионата, приехали врачи. Сразу вызвали мне скорую. В реанимации я впала в кому» .

Елене Осиповой персонал объяснил, что пациентка хотела покончить с собой и приняла много таблеток. Активистка в это не верит, так как Юлия очень религиозна и считает суицид страшным грехом. 

 Когда Юлю выписали, Олег заявил ей, что пора готовить «побег» - так гражданские супруги назвали попытку начать самостоятельную жизнь. У него тоже накопились претензии к пансионату. В отличие от Юли он рассказывает о них неохотно – ему стыдно за перенесенные унижения. Сильнее всего мужчину обидело лишение паяльника. Олег чинил в пансионате вещи - мог из двух сломанных наушников сделать одни исправные.

По его словам, все, что не нравилось санитарам, изымалось мгновенно. Олег в свое время дистанционно окончил курсы радиоведущих и вел передачи, которые транслировались в проводных радиоточках пансионата. Диски с записью этих программ тоже забрали на склад, где они и потерялись. Настаивать на своих правах в полный голос 47-летний мужчина не решался. В «Семи ключах», по его словам, действует отлаженная репрессивная система.

«Других наказывали, бывало, и колотили. Меня не трогали. Я же не ругаюсь. Бывало такое, сам видел, столик с едой отодвигали от человека, а он лежачий», - скупо поясняет Олег.

Подробности своей жизни в пансионате он описывает в книге. Это будет сборник историй, свидетелем которых стал автор и его друзья, живущие в «Семи ключах».

 Главную мысль книги Олег объясняет просто: «Чтобы люди прочитали и не сдавали своих родственников в такие места».

Для него самого изложение воспоминаний в письменной форме - это еще и личная терапия. 

Сбежавшие инвалиды признаются, что у них ничего бы не получилось без Елены Осиповой. Общественник-благотворитель приехала в пансионат, чтобы лично убедиться, насколько правдивы рассказы коллег об условиях содержания стариков и инвалидов. Елена старается помогать подопечным по принципу «давай удочку, а не рыбу», то есть помогает им реализовать свои таланты и монетизировать их. На встречу с ней пришли и Олег с Юлей.



«Мы начали общаться во «ВКонтакте». Они писали о своем быте. Для них это были обычные будни, для меня - какие-то сюрреалистические записки из ГУЛАГа. В один момент они попросили меня помочь им, цитирую - выйти на волю. Месяц мы готовили операцию по спасению. Искали деньги, подходящую квартиру, потому что Олегу нужно было жилье с определенным положением ванной, потому что у него правосторонний паралич ДЦП, и вообще съемная квартира нужна была по сходной цене. Нашли деньги, жилье, первоначальную мебель, и я их забрала оттуда», - вспоминает Елена.

Она приезжает к своим подопечным почти каждый день, чтобы решить проблемы, которые и дееспособному человеку порой не по силам. Лишь спустя три месяца удалось отвоевать пенсию. По договору с пансионатом Пенсионный фонд переводил ее на счет «Семи ключей». Сумма немалая - на двоих больше 30 тыс. рублей.

За вычетом всех услуг Олег и Юля получали на руки около 7 тыс. рублей. После выписки деньги некоторое время все так же перечислялись на счет учреждения, пришлось вести долгие переговоры с Пенсионным фондом и пансионатом, чтобы исправить ошибку.

 «Оттуда всех надо забрать. Там условий нет. Элементарно люди с ограниченными возможностями не могут помыться. Время, выделенное на помывку, - 20 минут в неделю. В лежачем отделении люди просто гниют. Они жалуются, но их игнорируют. Мне напрямую сказали: они больные, что ты их слушаешь, они дебилы. Говорят, Юля - засранка. Это мне сказал работник заведения, и только потому сказал, что я пришла насчет пенсий выяснять вместе с адвокатом. Со мной просто так, без юриста, отказались разговаривать. После этого, в присутствии юриста, мы расторгли договоры Юлии и Олега», - объяснила свои отношения с администрацией пансионата Елена Осипова.

Пока Елена решала юридические вопросы, Олег и Юля осваивали жизнь без санитаров. Выяснили, что Юля неплохо готовит, а Олег с помощью поручней и ходунков свободно перемещается по квартире и может сам мыться.

Сегодня Олег и Юля – почти самодостаточная семья, и Елена пытается реализовать не бытовой, а творческий потенциал «сбежавших». Долги за аренду жилья, пока ждали пенсию, закрыли за счет продажи самолепных брошек из полимерной глины. Выяснилось, что инвалиды могут зарабатывать себе на жизнь, если им немного помочь, и быть счастливыми.

«Будем делать брошки, ручки. Хоть какая-то зарплата будет. Хоть 12-13 тыс., и то вперед. Я сейчас сама себе хозяйка. Что хочу, готовлю, и вкуснее, чем в пансионате. Вообще что хочу, то делаю. Сделаю поесть, мужа покормлю, постираю. Я счастлива», - оценивает первые вольные месяцы совместной жизни Юлия.

Она уже успела принять участие в конкурсе красоты для полных людей, а сейчас планирует подкопить деньги и устроить свадьбу.

Елена планирует поставить «побеги» из «Семи ключей» на поток. У нее есть на примете несколько пациентов пансионата, которых она считает гениями, и уверена, что сможет им помочь устроить жизнь без государственных попечителей. Она зарегистрировала благотворительный фонд, который будет заниматься сопровождением людей, желающих начать новую жизнь, работает над созданием разнонаправленной инклюзивной мастерской. В очереди на «побег» уже два человека.

Кроме того, в мае Елена создала петицию о недопустимых условиях содержания стариков и инвалидов в «Семи ключах», в которой рассказала о бесплатном труде пациентов, и плохом медицинском обслуживании. Следственный комитет организовал проверку этих фактов, сейчас решается вопрос о возбуждении уголовного дела. 

ЕАН проследит за развитием этой истории.

Антон Гуськов

Источник фото:
Комментировать