September 27, 2021, 8:25 AM

Особенности выборов в электоральном султанате: «Голос»* о результатах избирательной кампании в Башкирии

Выборы в Башкирии не принесли сюрпризов: по официальным данным, серьезных нарушений не было, партия власти улучшила позиции, а добрая половина депутатов прошлого созыва уже готовится заступить на вторые и третьи думские сроки. Региональный координатор общественного движения в защиту прав избирателей «Голос»* (внесено Минюстом России в реестр незарегистрированных общественных объединений, выполняющих функции иностранного агента) Ренат Факиев, рассказал, какой увидели избирательную кампанию общественные наблюдатели, можно ли административными методами влиять на итоги голосования, стоит ли ходить на выборы тем, кто считает, будто они ничего не изменят.

Ренат Факиев

Не пускают на участок – считаем в коридоре

- Ренат, где работали наблюдатели от движения «Голос», как оцениваете результаты выборов?

- Движение «Голос» готовило наблюдателей в Уфе, Стерлитамаке, Нефтекамске, Учалах. Наша основная команда работала в Уфе, сейчас анализируем данные по другим городам, эта информация появится позже.

Могу сказать, что в столице республики реальная явка составила 30-33 %, а не 70 %, как следует из официальных данных, ее увеличили за счет банальных вбросов. Подобным образом дело обстоит и с голосами, поданными за «Единую Россию» (по данным ЦИК РБ партия набрала в республике 68,05 % - прим. ЕАН).

 С выборами в уфимский горсовет ситуация другая, нам еще предстоит детально проанализировать данные по всем 18 округам: где-то единороссы доминировали, но были еще и вбросы в их пользу, в ряде округов одномандатники боролись друг с другом, например, кандидаты от партии власти - с коммунистами и так далее. 

- Почему вы уверены, что реальная явка вдвое ниже официальной, ведь ваши наблюдатели были не на всех участках?

- Там, где они были, просто считали пришедших. Наших наблюдателей не везде пускают, например, вводят в комиссию «липовых» членов с правом совещательного голоса, которые занимают наши места, или отзывают наблюдателей, подготовленных «Голосом», подавая поддельные документы от лица кандидата или партии. В этих случаях наши представители находятся недалеко от места голосования, например, в коридоре, что вполне законно, и считают явку. Разумеется, мы не были на всех участках, только в Уфе их 441, но для получения статистически достоверных данных достаточно выборки из 10 %. Я и мои коллеги охватили примерно 40 участков, кроме того, дополнительную информацию предоставили наблюдатели от КПРФ, представители «Справедливой России».

 Территория доминирования власти: как эксперты оценивают предварительные итоги выборов в Башкирии 

- Значит, выборы, по вашему мнению, не были честными?

- Как обычно в последние годы. Это касается выборов любого масштаба, не только думских, но и президентских, выборов в Госсобрание - Курултай. В 2019 году честно проходили довыборы в горсовет Нефтекамска. Там было одно место, голосование шло на 4 участках. Не обошлось без административного давления, попытки помешать кандидату от «Яблока», который шел против единоросса. В итоге первый победил, но тогда у нас было по 4 наблюдателя на каждом участке.

Установку дают «сверху»

- По-вашему, как фальсифицируют результаты?

- Возьмем для примера любую избирательную кампанию, скажем, в Госдуму. Территориальным избирательным комиссиям (ТИК) «сверху» дается установка, каким должен быть желаемый результат определенной партии или кандидата. Делается это неофициально, но информация периодически утекает через СМИ. ТИК спускает задачу председателям участковых комиссий: говорят, если в протоколах не будет нужных цифр, их не примут. На участках, где нет наблюдателей, а у членов УИК отсутствуют убеждения в том, что выборы должны быть честными, просто рисуют требуемые результаты, тут и вбросов не нужно. Если хотят, чтобы все выглядело правдоподобно – вбрасывают бюллетени. Там, где работают честные наблюдатели, неважно от какой партии или кандидата, они считают реальную явку. На этих выборах я присутствовал при подсчете голосов на участке № 252, в школе № 29 в Сипайлово.

Разница между явкой, которую мы подсчитали за 3 дня и той, которую назвала комиссия – 800 человек, на другом участке - № 391 она оказалась завышенной на 900 человек или более чем в 2 раза.

Есть еще длинный список участков, где наблюдалась такая ситуация. Когда комиссия готовится подать в ТИК нужные данные, мы, действуя по закону, мешаем ей «работать». Допустим, подсчет прошел верно, получены честные цифры, комиссия пыталась препятствовать, но мы настояли на своем - убеждением или вызвав полицию. Протоколы отвозят в ТИК, а там заворачивают, требуют переделать. Дальше зависит от участковой комиссии, но если она согласится с начальством, это чревато судом, ведь у нас на руках есть копия реального протокола.

Другой способ фальсификации – перекладывание бюллетеней вне зависимости от отданного голоса в пользу «нужной» партии или кандидата, но такое встречается редко, проще вбросить.

- Официальные результаты выборов известны, а как распределились голоса по вашим данным?

- Скоро подведем точные итоги, пока могу сказать, что «Единая Россия» и КПРФ набрали примерно поровну голосов, возможно, с небольшим, порядка 2 -3 % перевесом правящей партии только за счет административного давления на избирателей. Думаю, без этого коммунисты оказались бы впереди. Честных результатов можно добиться, если посадить на каждый участок принципиальных наблюдателей. Посмотрите на Свердловскую область, там не фальсифицируют итоги выборов, как в Башкирии, хотя тоже идет жестокая борьба, неугодных кандидатов не допускают.

 «Проявление политического сепаратизма»: жители Башкирии потребовали проверить нарушения на выборах 

Эффективный наблюдатель - мотивирован

- Чему «Голос» учит наблюдателей?

- Наша задача – сделать выборы честными, поэтому мы учим наблюдателей от различных политических партий добиваться, чтобы избирательные комиссии работали по закону. Иногда действуем с помощью убеждения, где-то вызываем полицию, ведем фото- и видеосъемку. Если процедура проведена правильно и подсчет голосов прошел под наблюдением, итоги не искажаются. Мы бессильны только, если явку нагнали административными методами.  Почти на каждом участке есть наблюдатели от КПРФ, «Единой России», Общественной палаты, часто встречаются представители ЛДПР. Большинство из них, кроме КПРФ, ничего не делают, сидят, уткнувшись в смартфоны.

 Обычно коммунисты бьются за результаты, причем не только своей партии, а за честные выборы в целом. Не у всех это получается, нужен опыт, это надо уметь. После выборов, когда искажения зафиксированы, готовим доказательную базу, а дальше все зависит от субъектов выборного процесса: если партия или кандидат захотят, они обратятся в суд. Нужны время и деньги на адвокатов. Чтобы дойти до Верховного суда, потребуется минимум 8 месяцев, ведь ни один районный суд не признает результаты выборов недействительными. 

- В этом году Общественная палата подготовила 7200 наблюдателей, было организовано видеонаблюдение за участками. Почему они не зафиксировали все эти нарушения?

- Люди должны быть мотивированы, им необходимо понимать происходящее, видеть, когда что-то идет не так. На мой взгляд, наблюдатели от Общественной палаты не обладают этими качествами, в лучшем случае будут сидеть и никому не мешать, не станут углубляться в детали, максимум съездят к какой-нибудь бабушке для надомного голосования. А как быть, если приходит список из 300 голосующих на дому? Даже за 3 дня всех их обойти нереально. Подобная ситуация была на участке № 371 в Уфе, где подали список из 380 надомников.

Благодаря тому, что членом комиссии с правом решающего голоса там был журналист «Эха Москвы» Руслан Валиев, пришли наблюдать экс-главред «Коммерсанта» Наталья Павлова, опытный юрист Федор Телин, была наблюдатель «Голоса», никто из того списка не голосовал на дому, это была нереальная заявка. 

Если наблюдения нет, а кто-то уезжает и возвращается с набитым переносным ящиком, значит, бюллетени за надомников просто вбросили. Чтобы этого избежать, нужно минимум два честных наблюдателя на участке.

- Почему комиссия соглашается на подтасовку? Те же учителя могли бы проявить принципиальность.

- Есть информация, что за это дают солидные премии – например, председателю, его заму, секретарю и помощнику. Вместо премии могут и надавить, пригрозить увольнением. Не знаю, как люди объясняют сами себе, зачем это нужно, речь ведь идет об уголовном преступлении. На моем участке, например, подменили сейф-пакеты, каждый из которых имеет уникальный номер. Мы упаковывали один пакет, а распаковали другой, это зафиксировано на видео. Люди идут на такое, потому что уверены, что им за это ничего не будет. Я хочу напомнить, что в текущем году зампредседателя участковой комиссии в Ростове-на-Дону, который, видимо, рассуждал подобным образом, оштрафовали на 140 тыс. рублей. Могут дать и условный срок, для педагога это конец карьеры. Власть за них биться не будет, это точно, а суд, даже в Башкирии, вполне может вынести честный приговор.

Кто влияет на выборы

- Накануне выборов начинаются споры – надо ли голосовать, если наше мнение ни на что не влияет?

- Позиция нашего движения, защищающего избирательное право – голосовать надо, иначе ситуация в стране будет еще хуже.

Выборы – базовый инструмент обратной связи между властью и обществом при любом политическом режиме, они показывают реальные настроения. Власти выгодно, чтобы люди на них не ходили, ведь чем меньше явка, тем проще фальсифицировать: в полный ящик не вбросишь лишние бюллетени.

- Один известный в Башкирии общественник недавно публично заявил, что в избирательный процесс в России вмешиваются США. Как это возможно?

- Не знаю, видимо, должны повлиять на тех, кто избирается: партии, кандидатов, либо на самих избирателей. Нежелательных кандидатов у нас не зарегистрируют, а избиратель в большинстве своем смотрит отечественное телевидение, находится под влиянием российской пропаганды. По непонятной причине в августе Минюст России внес движение «Голос» в реестр незарегистрированных общественных объединений, выполняющих функции иноагента. Поводом якобы стали пожертвования, полученные от некой гражданки Армении. Кто это был, какими документами подтверждается перевод, мы не знаем, у движения нет даже расчетного счета. Я теперь обязан соответствующим образом маркировать свои посты в соцсетях, если этого не сделать, оштрафуют на 2500 рублей за каждый пост.

 ДЭГоизм победителей. Электронное голосование идет в регионы – свердловчане ждут от него проблем 

- В этом году в 7 российских регионах проводилось электронное голосование. Вероятно, скоро эту практику распространят на всю страну, как тогда наблюдать за выборами?

- Если страна полностью перейдет на электронное голосование по той технологии, что используется сейчас, наблюдать за ходом выборов мы не сможем. Кто-то по привычке придет на участки, но реальную явку посчитать не удастся, ее разбавят электронным голосованием. На примере Москвы мы уже видим, к каким результатам это привело. Есть технология защиты электронных голосов от фальсификации, но ее у нас не используют. Я за прогресс и новые технологии, очень уважаю КОИБы – они позволяют быстро и честно считать голоса. Но если за ними никто не следит, в них можно вбрасывать бюллетени, как это было недавно на участке в Старосубхангулово.

Электронное голосование - в том виде как оно реализовано в России - становится мощнейшим инструментом фальсификации выборов. 

- Честные выборы вообще возможны? Наверняка есть соблазн подыграть какой-то партии или кандидату. Что там у них на Западе?

- В Западной Европе выборы честные, время от времени честно голосуют и в странах Восточной Европы или СНГ.

Кстати, российские наблюдатели очень востребованы за рубежом, ведь они знают все о фальсификациях.

В Европе нет вмешательства в процесс регистрации кандидатов или подсчет голосов. У людей даже мысли не возникает что-то нарушить, потому что наказание будет неотвратимым.

Роман Якимчук

*Движение «Голос» учреждено в 2013 году. Осуществляет независимое наблюдение за выборами, обучает наблюдателей, оказывает избирателям юридическую помощь, участвует в совершенствовании избирательной системы. В августе 2021 года внесено Минюстом России в реестр незарегистрированных общественных объединений, выполняющих функции иностранного агента.

Источник фото: Роман Якимчук для ЕАН/Ренат Факиев
Комментировать