March 20, 2020, 3:49 AM
Дмитрий Моргулес

Алексей Текслер. Первый год — полет… нормальный. Мнение Дмитрия Моргулеса

Что сделал и чего не сделал за время, прошедшее с его назначения, губернатор Челябинской области Алексей Текслер. Мнение обозревателя ЕАН.

Для Челябинской области Алексей Текслер стал пятым по счету руководителем в ее российской истории. И — пятым по своему «типажу». Южным Уралом правили «рыночник» Вадим Соловьев, «политический тяжеловес», выходец из позднесоветской бюрократии Петр Сумин, «коммерсант» Михаил Юревич, «крепкий хозяйственник», экс-директор ММК Борис Дубровский. Алексей Текслер — «технократ». Так принято о нем думать, хотя сам он от этого термина в интервью нашему изданию открещивался.

 Губернатор Челябинской области Алексей Текслер: «Не нравится мне термин «технократ»» Как оценить итоги первого года правления Алексея Текслера? 

Давайте сначала посмотрим, в каких условиях он оказался в качестве губернатора.

На дне болота

Досрочная замена глав регионов происходит не от хорошей жизни. В Челябинске до окончания своих сроков по разным причинам не «досидели» ни Петр Сумин (впрочем, он сам отказался выдвигаться на следующую пятилетку), ни Михаил Юревич, ни Борис Дубровский.

Алексею Текслеру достался, с одной стороны, все еще мощный промышленный регион с 3,5 млн человек, располагающий сотнями крупных промышленных предприятий, объектов энергетики, оборонной и ядерной промышленностью, развитой социальной сферой, мощным образовательным кластером.

С другой стороны — последние 15 лет область неуклонно деградирует. И экономически, и политически, и социально. 

Челябинская область, когда-то одна из мощнейших в СССР, теперь — лишь 12-я по объему ВРП в России, 36-я — по уровню средней зарплаты, в пятом десятке — по уровню ВРП на душу населения. 

Шестой год падают доходы граждан.

Масштабный отток из региона наиболее ценных кадров и предпринимателей. 

Прибавьте к этому по сути «колониальную» структуру экономики Челябинской области. Большая часть крупнейших активов на ее территории принадлежит либо госкорпорациям, либо федеральным холдингам, либо иностранцам.  

Традиционно — тяжелейшая экологическая ситуация.

Серьезные проблемы в социальной сфере, прежде всего в до невозможности оптимизированной медицине.

Практически разваленная система управления городским хозяйством в Челябинске. 

Тотальная и многолетняя коррупция, на всех уровнях, во всех эшелонах и во всех ветвях власти. Область — стабильно в лидерах по числу коррупционных преступлений. При любых губернаторах и любых руководителях силовых структур региона. И впечатляет не только количество, но и «качество».

Под уголовным преследованием или его угрозой два предшественника Текслера - Михаил Юревич и Борис Дубровский.

Отбывает срок экс-вице-губернатор (при Дубровском и Юревиче) Николай Сандаков (хотя многие считают этот приговор несправедливым). В колонии бывший член Совета Федерации (при Юревиче) Константин Цыбко. Закончено расследование дела депутата Госдумы Вадима Белоусова (ближайший деловой партнер Юревича).

С прошлого декабря под арестом по обвинению в получении взятки — Евгений Тефтелев, экс-глава Челябинска и экс-вице-губернатор области при Борисе Дубровском. Попадал под уголовное преследование (отделался судебным штрафом) его предшественник на посту главы администрации областного центра Сергей Давыдов.

В Миассе под «уголовкой» ходил почти каждый глава города за последние 15 лет. Один из них, Виктор Ардабьевский, обвиняется в организации убийств в составе организованной преступной группы и в участии в банде, на счету которой более 40 жертв.

То же самое в «закрытом» городе атомщиков Озерске, где за решетку угодили главы администрации Сергей Чернышев и Евгений Тарасов. Отбывает срок заключения бывший мэр Копейска Вячеслав Истомин. Недавно обвинительный приговор был вынесен главе Аргаяшского района Исрафилю Валишину. 

Это не учитывая «мелочь» вроде министров областного правительства, глав небольших городов и районов, начальников и руководителей рангом пониже. Таких за последние 15 лет набирается несколько сотен (!). 

И это еще по большому счету силовики плохо ловят. Поскольку у этой касты свои проблемы, в том числе с «чистотой рук»...

Добавьте ко всему вышеперечисленному абсолютно деградирующие, деструктивные по своей сути региональные элиты, не способные к развитию — ни собственному, ни региона. Но при этом четко держащие в своих руках «кормушки» и научившиеся жить, выживать и решать свои «вопросы» в условиях «режима неблагоприятного губернатора» (таковым для них был и Михаил Юревич, и Борис Дубровский, предпочитавшие людей исключительно из собственных «кланов»). Более того, решающие свои вопросы в критическом случае не через главу региона, а мимо него — напрямую в Москве.

Неудивительно, что практически все властные институты в Челябинской области полностью дискредитированы, всерьез и надолго. Причем это недоверие, привычка рассматривать любое решение властей через призму не общественной пользы, а «куска» для того или иного клана наблюдается и среди обычных людей, и среди элит, и внутри самой власти.

Изменился и сам институт губернаторства. В 90-х и 2000-х главы регионов были «полновесными» политическими фигурами, управлявшими регионами во многом по собственному разумению. Сейчас же губернатор — фигура хоть и несущая всю полноту ответственности за происходящее на вверенной территории, но обложенная со всех сторон контролерами, ревизорами и во многом лишенная полномочий или ресурсов для самостоятельного решения тех или иных задач...

Не самая радостная картина для нового губернатора, согласитесь?

Разведка боем

По сути, 2019-й год стал для Алексея Текслера «разведкой боем».

Вот краткий список проблем, которые он должен был разрешить «на ходу»:

— общая ревизия состояния дел в области, знакомство с регионом, в том числе городами и районами;

— перенастройка системы управления регионом, ключевые кадровые назначения;

— завершение ликвидации последствий и расселения людей, пострадавших от взрыва в Магнитогорске (39 погибших);

— сорванная Борисом Дубровским подготовка к саммитам стран ШОС и БРИКС (в итоге мероприятия с участием глав государств перенесли в Санкт-Петербург, оставив за Челябинском около двух десятков «сопровождающих» мероприятий, которые теперь также под угрозой срыва из-за эпидемии коронавируса);

— полная смена власти в Челябинске (мэр + выборы в городскую думу);

— «разруливание» многочисленных проблем в региональной медицине;

— поиск и внедрение системных решений экологических проблем;

— реформа практически уничтоженного в Челябинске муниципального общественного транспорта.

Помимо всего этого еще и собственная избирательная кампания на губернаторских выборах.

А после выборов — проваленный сезон челябинского «Трактора», продолжающийся экономический спад.

Не сказать, что Алексей Текслер с чем-то откровенно не справился. 

Выборы уверенно выиграл. Власть в Челябинске сменил (и, возможно, еще разок сменит). Людей из взорванного дома — расселили. Приличная часть руководства регионом обновлена. 

Но точно так же будет верным и напомнить, что очень многие вещи, задуманные Текслером, не сделаны или не доделаны.

Реформа общественного транспорта в Челябинске откровенно буксует, причем не без сознательного саботажа изнутри отрасли и ее регуляторов.

«Трактор», по сути, приходится как структуру пересобирать заново.

Отношения с элитами до конца не выстроены (хотя усилия, и серьезные, Алексей Текслер прикладывает).

Впрочем, многое из этого с наскока даже за год не решить.

Делал ли он за прошедший год ошибки? Конечно! Много? Могло быть больше. Какие? Прежде всего, на мой взгляд, кадровые. Один Борис Видгоф в «Тракторе» чего стоит. Плюс министра три-четыре, которые явно не тянут свое в правительстве.

Мог он этих ошибок избежать? Не факт — местные кадры губернатор и его команда не очень-то и знают, а других просто нет. «Варягов» Текслер с собой почти не привез - человек 12, не больше.

Текущая повестка не менее насыщена:

— обязательства по масштабному строительству и реконструкции социальных объектов в области (детсады, школы, больницы, фельдшерско-акушерские пункты, физкультурно-спортивные комплексы — всего несколько десятков только в 2020 году) вкупе с повальными проблемами с качеством выполнения работ подрядчиками;

— кампания по голосованию по поправкам в Конституцию;

— выборы в Законодательное собрание области, выбор в большую часть местных депутатских советов и собраний (более 3000 мандатов), выборы более половины глав территорий области;

— по сути, начавшаяся кампания по выборам в Госдуму 2021 года;

— «нежданчик» в форме коронавируса;

— последствия очередного экономического кризиса — обвала рубля и снижения цен на нефть

и многое-многое другое.

Главная задача для Алексея Текслера — перейти от «разведки боем» к «планомерной широкомасштабной наступательной операции». И начать давать результат. Наглядный. Зримый. Убедительный. 

Иначе уже не поймут. Ни элиты, ни население, ни Москва. Вы ведь уже «не первый год замужем», Алексей Леонидович.

Новая нормальность

Мне кажется, чтобы правильно понять Алексея Текслера, надо просто воспринимать его спокойно, таким, какой он есть. И как управленца, и как человека.

Средний рост, средний возраст. Типичная для губернаторов последнего призыва внешность — почти все они носят очки. 

Умный. Эрудированный. Спокойный. Следящий за тем, чтобы всегда держать себя в руках. Но иногда очень эмоциональный. 

Не делает резких движений и не принимает спонтанных решений. Но если решение принято — оно окончательное.

Технократичный. По-чиновничьи опытный.

Любящий и умеющий «в технологии», будь то Instagram или «развороты Текслера». 

Умеющий учиться, в том числе собственной публичности. Текслер на первой пресс-конференции почти год назад и Текслер в серии недавних интервью — это почти два разных человека. Но иногда он все еще смотрится несколько искусственно. Особенно когда читает по бумажке.

Наконец, убежденный семьянин, муж и отец. 

Нормальный, в общем, человек. 

И вот именно эта человеческая «нормальность» первого лица — что-то новенькое для Челябинской области...

Источник фото: пресс-служба губернатора Челябинской области
Комментировать