May 11, 2021, 12:03 PM
Александра Аксёнова

Поэт Юрий Казарин: со времен Бори Рыжего ничего не изменилось, к столичности Екатеринбург не имеет никакого отношения

Поэт и преподаватель Юрий Казарин обидел многих екатеринбуржцев. По его версии, несмотря на все свои амбиции, наш город остается «серым» и «малокультурным». Эту мысль Казарин высказал в фильме, посвященном 20-летию со дня смерти другого поэта, Бориса Рыжего.

В разговоре с ЕАН Казарин подтвердил: он не погорячился и искренне считает, что Екатеринбург – один из самых некультурных городов, а его претензии на исключительность и столичность смешны.

- Юрий Викторович, судя по соцсетям, многие вас возненавидели. Вы в курсе?

- Я уже и не помню, когда этот фильм снимали. Ты же знаешь, как они сейчас снимают - на полторы ноги. Кто-то правда обиделся, что ли? 

 В Екатеринбурге стартуют дни памяти Бориса Рыжего 

- Да. Многие из нас по-прежнему считают Екатеринбург третьей столицей, в том числе - и культурной…

- Мы к столичности не имеем никакого отношения, достаточно просто быть умным человеком, чтобы это понимать. Есть одна столица – Москва. Остальное - это какие-то вымыслы провинциальных людей, которые живут в провинциальных городах, коим является сегодня и Екатеринбург, и Санкт-Петербург тоже, к сожалению. Не говорю уже о Перми, которая тоже спозиционирована третьей культурной столицей РФ. Это все ерунда полная. 

- Почему?

- Что значит культурная столица – я тоже не понимаю. Заедьте в любой город России за МКАД - увидите, какие это культурные города.

Если там церквей до хрена настроено, это не значит, что это культура. Если у нас есть библиотека имени Белинского – это не значит, что город культурный и в этой библиотеке прям очереди за книгами. Это ерунда все.

Я живу здесь 65 лет и прекрасно знаю этот город. 

 «Нужно, чтобы люди вспомнили, что они люди»: Казарин и Ко пробудят вкус к литературе в малых свердловских городах 

- А как же известные писатели?

- Что значит известные? Кому они известны? Вот Крапивин или Бажов – нам они известны, потому что они наши, коренные уральцы, свердловчане, екатеринбуржцы. Думаю, в других городах и не слышали, кто они такие. 

Вы же представляете, в какой стране мы живем. Я считал, считаю и буду считать, что Екатеринбург – один из самых некультурных городов, это понятно. У нас, кроме театров, нет ничего.

- То есть наличие театров вы признаете?

Да, но наши театры – полное дерьмо. Особенно Музкомедия, Театр драмы, ТЮЗ - это хрень полная.

Театр оперы и балета еще как-то держится, потому что это федеральная институция.

- «Коляда-театр» называют уникальным…

- Уникальный – не значит выдающийся. Если ноги у человека нет – он тоже по-своему уникален.  

- Ну, например, вас ведь знают в Екатеринбурге?

- Ну кто меня знает? Студенты меня знают, я преподавал 40 лет в университете. Наверное, они знают. 

- Мне кажется, вы прибедняетесь…

- Совершенно не прибедняюсь. Вот, скажем, проходит поэтический вечер. Любой. Я представляю журнал «Урал». Пришли восемь человек. Все они – работники Музея писателей Урала. Ни одного «культурного» человека из города Екатеринбурга! Наверное, они в другой области, я не знаю. 

- Раньше больше интересовались поэзией?

- Всегда есть 4% от читающих людей, которые интересуются поэзией, хотя и говорят, что читающего населения любого большого города - около 40%. Реально поэтические книжки читает несколько десятков человек. В Москве только немного по-другому. 

 Семнадцать лет пролежали в шкафу: в Екатеринбурге нашли неизвестные стихи трагически погибшего поэта Тягунова 

- Из 40% классику читает не самый большой процент, в этом можно убедиться в книжном магазине.

- Что я и делаю. Смотрю, кто и что выбирает. К полке поэтической подходят иногда девочки. К зарубежной литературе подходят чаще, чем к отечественной. Полки, заполненный массовой литературой, – там всегда народ есть. 

И покупают люди не по имени автора. Смотрят на обложку: там какая-то тетенька с титьками. Или смотрят, какие премии автор получил. Это убеждает читателя, что перед ним настоящий художник.  

- А что с нашим региональным Союзом писателей?

- Денег Союзу писателей не дают и не дадут никогда. Словесность непрезентативна: ее трудно показать. Как ее покажешь? Она есть где-то там в книжках. 

- То есть вы считаете, что со времен Бориса Рыжего ничего не поменялось?

- Ничего не поменялось. Боря погиб ровно 20 лет назад. Ничего не поменялось, абсолютно. Только тогда было три литературных журнала в Екатеринбурге, а сейчас один. 

Получается, в три раза хуже стало. Или мы в три раза стали культурнее, если у нас утрачен «Уральский следопыт»? Остался только журнал «Урал», который тоже долго, наверное, не проживет.

 Facebook забанил драматурга Коляду из-за «Анны Карениной» 

Источник фото: Алексей Колчин для ЕАН, Facebook
Комментировать