January 10, 2018, 10:30 AM

Оппозиционер Сергей Удальцов: Собчак – это человек Кремля, а Навальный – агент Запада

В России стартовала предвыборная кампания кандидатов в президенты страны. К участию в мартовских выборах не допущен оппозионер Алексей Навальный. Остальные критики власти разошлись по разным командам. Журналист ЕАН пообщался с лидером «Левого фронта» Сергеем Удальцовым, который поддержал кандидата КПРФ Павла Грудинина. О политических итогах года и о перспективах оппозиции – в эксклюзивном интервью.

- Каковы, на ваш взгляд, основные политические итоги 2017 года?

- Основной итог - левопатриотическая оппозиция сделала сильный ход, выдвинув на пост президента Павла Грудинина, который может навязать борьбу Владимиру Путину. Есть много скептиков, но в обществе весь год бытовало мнение, что все предрешено и интриги в политической жизни нет. Были всплески, связанные с выступлениями либералов, но в целом это не меняло картины, и власть продолжала игнорировать интересы народы.

Считаю, что это дает нам повод для оптимизма.

- Грудинин не известен избирателям, немолод, состоял в «Единой России». В чем здесь интрига?

- Все минусы, о которых вы сказали, легко превращаются в плюсы. Я уже вижу, как это происходит.

Во-первых, есть огромный запрос на новые лица. Да, он не раскручен, но хорошо себя подает, сильный оратор, имидж у него неплохой. Это универсальный кандидат, который и для домохозяйки приемлем, и для молодого человека, и для пенсионера, и для коммуниста, и отчасти для либерала.

Во-вторых, остальных кандидатов просто нет. Жириновский на последнем издыхании, циничная и бесстыжая Собчак, которую всерьез мало кто воспринимает, скучный и неактуальный Явлинский.

Да, Грудинин был в «Единой России», увидел изнутри, что из себя представляет партия власти и вся эта вертикаль власти, обнаружил, какое там воровство, цинизм и роскошь на фоне нищеты населения, его основной массы. Он ушел оттуда, и это говорит о том, что человек может меняться, он не закостенел, и это его характеризует с хорошей стороны.

- Считается, что это согласованный с Зюгановым проект Кремля…

- Весь выборный процесс у нас контролируется администрацией президента, но она недооценивает Грудинина, считает, что он лишь повысит интерес к выборам и не опасен для Путина. Но я бы поспорил. Эта фигура может консолидировать большой процент людей и дать нам второй тур президентских выборов. Хороший результат Грудинина будет мощнейшим сигналом для власти, что нужно многое менять, убирать из правительства неолиберальную тусовку и отправлять ее подальше и людей с левыми социалистическими взглядами.

Мы в любом случае будем в плюсе. А те, кто кричат про бойкот, - прямые агенты Кремля.

- Осенью в комментарии для ЕАН вы называли так Собчак. Как известно, ее официально допустили до выборов, а Навального - нет. Вы оказались правы?

- Насчет нее сомнений у меня не было никогда. Зная историю ее семьи и то, какие отношения у нее с Путиным, зная, что ее мама работает в Совете Федерации, уже можно говорить о том, что это ангажированный человек. Ксения - засланный казачок в ряды оппозиции. Да, она изображает противницу Путина, но на самом деле работает на власть и строит карьеру, а с другой стороны - дезориентирует оппозиционно настроенных людей.

Вспомните, во время и после событий на Болотной площади в 2012 году Собчак разобщала протестную коалицию, фактически содействовала вольно или невольно следственным органам в фабрикации уголовных дел. Недавно я был у нее в эфире, и она продолжает ту же линию.

Говорит мне: «Сергей, ты брал деньги у грузин, ты - враг России».

Но ведь это позиция следственных органов.

Для меня очевидно, что Собчак несамостоятельна в политике и ведет нечестную игру.

- У Навального тоже есть своя роль?

- Я очень хорошо знаю Алексея, он тесно контактирует с Западом, транслирует их интересы. У той же Собчак это тоже проскальзывает, но Навальный хитрее, Бог знает, что у него в голове.

Почему отказ в регистрации Навального вызвал комментарии Евросоюза и Госдепартамента США, а о других кандидатах они не беспокоятся? Я, например, тоже лишен права избираться, но никто не говорит, что Сергей Удальцов незаконно осужден.

Его программа - это 90-е годы. Главное - свобода рыночной экономики, рынок все отрегулирует, государство должно уходить в сторону, нормализация отношений с Западом. По сути это национальное предательство. По Крыму они предлагают пересмотреть итоги референдума.

За их спинами стоят олигархи из другой группировки, которые сейчас обижены и отодвинуты от рычагов управления и имеют личные претензии к Путину. Если допустить Навального к власти, все закончится украинским сценарием. Тут для меня все очевидно.

- Кстати, а почему в качестве кандидата выбрали именно Грудинина?

- Сыграл роль его хозяйственный опыт. Часто оппозиционеров критикуют в духе «что вы не имеете никакого опыта управления, не знаете, как работает производство, не знаете хозяйственных процессов и лезете руководить куда-то и чем-то». А у Грудинина этот опыт есть. Он - наш российский батька Лукашенко.

- Но это опыт своего уровня, явно не федеральный…

- Если так рассуждать, кроме Путина никто никогда у власти и не будет, и он должен управлять вечно.

Давай посмотрим на опыт управления других кандидатов. Жириновский ничем никогда не управлял, кроме ЛДПР. Собчак чем-то руководила? Нет, ничем и никогда. Явлинский руководил? По сути тоже нет. Его часто звали куда-то, но он отказывался.

- Грудинин – аграрий, но Россия - страна давно уже не аграрная. Почему вы не считаете, что нам нужен новый, молодой кандидат?

- В перспективе будут такие кандидаты. Но мы сейчас говорим о конкретной ситуации. Возможно, молодой кандидат в президенты России вообще еще не родился.

Грудинин знает, как накормить страну, а у нас сейчас многие находятся в полуголодном состоянии. Если человек знает, как накормить страну в условиях санкций на волне импортозамещения, - он подходит.

Но управлять должна команда, чтобы был сбалансирован процесс принятия решения и мы не зависели от воли одного человека. Набиулина, Силуанов и Улюкаев, которого уже посадили, - выходцы из гайдаровской школы. Нужно вводить других людей. Глазьева, Делягина, Хазина. Сырьевой сектор должен быть под контролем государства, а госкорпорации - работать на страну и бюджет, а не на топ-менеджеров.

Я посидел в тюрьме и увидел, как гниет уголовно-исполнительная система, изнутри. Поэтому могу поработать министром юстиции, и мы ее серьезнейшим образом реформируем. На должность премьера не претендую, конечно. 

- Давайте поговорим о вашем «Левом фронте». Нет ощущения, что уличные протестные акции уже не приносят былых плодов?

- Тактика должна быть универсальной. Мы не отделяем уличный формат работы от работы, например, в Интернете. Пока уличный формат задраконен из-за законов. Власти запрещают массовые уличные акции у определенных мест. Но мы ищем другие форматы. Например, коллективные визиты в органы власти. Будем забастовки проводить у чиновников. Мы будем беречь наших сторонников, не хотим, чтобы их штрафовали на сотни тысяч и миллионы рублей.

С другой стороны, власти заинтересованы в политической пассивности и в том, чтобы никто не выходил на улицы и все было тихо. Поэтому будем искать разные ходы. Я выступаю за создание Народно-патриотического союза, в который входили бы все левопатриотические силы.

- Почему, на ваш взгляд, оппозиция до сих пор не может объединиться?

- Координационный совет оппозиции был избран в свое время не для того, чтобы ее объединить, а для того, чтобы ее разобщить, монополизировать данный процесс в чьих-то руках и все это закончилось раздроблением коалиции. И это плохо.

Выйдя из колонии, я заявил о необходимости возрождать коалицию. Пока никакого желания с их стороны я не вижу. Может, они не хотят или им дают какие-то установки. Но посмотрите, сейчас появился новый перспективный кандидат, а они хотят бойкотировать выборы, и логика у них сомнительная.

Тот же Навальный говорит: «Меня не допустили. Все остальные работают на Кремль. Это конец света. Выборов больше нет».

В 2013 году все было ровно наоборот. Когда я баллотировался в мэры Москвы и находился под домашним арестом, Навальному дали подписи муниципальных депутатов. И Навальный тогда говорил наоборот: «Мы будем бороться, и это хороший шанс для оппозиции».

Это двойные стандарты. Возможно, его окружение уже вознесло его до уровня фюрера, и он утратил связь с реальностью. Все эти призывы к бойкоту выглядят как растаскивание оппозиции по разным углам. Мы говорим: «Давайте консолидироваться вокруг сильного кандидата». Но Навальный тот же говорит, что нас обижают и нужно выходить на площади. Видимо, снова для того, чтобы Госдеп сделал какое-то заявление.

Павел Пивоваров.

Фото: Facebook.com Анастасия Удальцова, Павел Грудинин

Алексей Навальный: «С Женей Ройзманом мы объединились по всем важнейшим вопросам»

Комментировать