September 14, 2017, 10:30 AM

Президент фонда «Город Без наркотиков» Андрей Кабанов: «Ройзман может заменить Навального и возглавить оппозицию»

Только что избранный губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев посетил фонд «Город без наркотиков» - организацию, многие годы не бывшую лояльной главе региона. Куйвашев пришел не с пустыми руками: наркоборцам обещано бюджетное финансирование. Сразу после визита губернатора и его команды, когда из помещений ГБН еще не до конца выветрился запах дорогого парфюма, журналист ЕАН встретился с президентом фонда Андреем Кабановым. О том, правильно ли брать деньги у власти и что будет с фондом дальше, – в нашем интервью.

- Поговорим о ситуации с наркоторговлей в городе. Государственная статистика, например, говорит, что больше всего сегодня торгуют на ВИЗе. Это совпадает с вашими данными?

- Я не вижу особой разницы, где бы торговали больше или меньше. Торгуют везде. Я не делю город на районы. Это большой город, и на всей его территории торгуют. Так что говорить о том, что где-то больше, а где-то меньше торгуют, - не совсем корректно.

Могу сказать, что сейчас практически не встречается героин. Еще одна тенденция: раньше торговали 99% наркоманов, а сейчас наркоторговля стала нездоровым бизнесом молодого поколения. Попадаются наркоторговцы, которым по 15-16 лет. Они думают, что торговля наркотиками дает бешеные деньги. И я им говорю так: если взять все деньги, которые вы заработали, и поделить на тот тюремный срок, который вы получите, у вас выйдет по рублю в день дохода. Поэтому даже если не брать моральный аспект, то с точки зрения способа заработка наркоторговля – дело малодоходное.

- Губернатор призвал вас активно пользоваться возможностями получения господдержки. На какую сумму гранты запросите?

- В бюджете есть сумма на поддержку, и все организации подают заявку на получение гранта. Речь идет 2-3 млн в квартал. Но они делятся на несколько организаций.

- А какая сумма для вас желательна?

- Чем больше, тем лучше. Мы знаем, как потратить эти деньги, и за каждую копеечку мы готовы отчитываться.

- Брать деньги у государства – это правильно? Фонд был элементом гражданского общества, независимой и фрондирующей структурой. Не считаете, что после денег от правительства сама идея фонда нивелируется?

- Все говорят о выделении нам денег как о свершившемся факте. Как будто губернатор достал деньги из своего правого кармана и положил мне в левый.

Во-первых, пока лишь прозвучало, что фонд может поучаствовать в получении грантовой поддержки. Для этого сначала нужно войти в реестр общественных организаций. Второй момент: когда мы войдем в реестр, нам нужно будет предоставить план работы на получение гранта. И это мы сделаем. И потом уже будут решать.

А вообще нам государственные деньги, конечно, не помешают. Потому что мы знаем, куда их потратить. Во-первых, у нас есть много идей по профилактике наркомании.

Второе, мы хотим вернуться к созданию совместно с нашими волонтерами общественной организации «Дружина». В законе есть, что гражданин обязан препятствовать совершению преступления. Поэтому если мы создадим при фонде народную дружину, это будет много значить. Мы этот пункт тоже внесем в план получения грантов. Мы заинтересованы в этих деньгах.

Принято считать, что, если тебе дали деньги, ты обязан. Ничего подобного. Выполнять какие-то поручения и просьбы мы не будем. Только работать и отчитываться за каждую копейку.

Кстати, вспомнил случай. Как-то пришел ко мне человек, который имел отношение к правительству при Росселе, и говорит: «Кабанчик, если вы хотите получать бюджетные деньги, то придется откатывать». Я сказал: «Знаете, мы ничего никому не будем откатывать, и на таких условиях нам деньги не нужны». Мы всегда хотели, чтобы нам просто не мешали.

- Раньше фонд «Город без наркотиков» активно мелькал в информационной повестке. Сейчас о вас пишут меньше. В чем причина?

- Это ноу-хау моего предшественника Женьки-мэра было. С помощью фонда и упоминаний о нем в прессе он пиарил себя любимого. Ему нужно написать книгу «Как, не тратя деньги, зарабатывать себе дивиденды».

Да, мы от упоминаний в СМИ отказались. Все, что мы делаем, мы оформляем в отчеты. Мы не стремимся к пиару. Кстати, когда Ройзман возглавлял фонд, то всегда устраивал скандалы. Не было никакого конфликта в Сагре, например. Политического заказа Бычкова тоже не было. Ему нужно было показать, что он Жека – Робин-Гуд.

- Сколько операций против наркоторговцев провел фонд за последние полгода?

- 304 операции, задержали 400 человек. Из них 177 - за хранение и 163 - за сбыт наркотиков. Накрыли 11 притонов и изъяли более 63 кг наркотических веществ.

- Ройзман в своей книге «Город без наркотиков» писал, что зачастую полицейские делают деньги на продаже изъятых наркотиков. Тенденция сохранилась?

- Фондом посажены за торговлю наркотиками 30 правоохранителей. В основном в девяностые, когда только ленивый не торговал наркотиками. На сегодняшний день ситуация совершенно другая. Во-первых, у них хорошая зарплата сейчас, хороший соцпакет, пенсии.

Сейчас у самих сотрудников полиции такая система, что если одного из них обвиняют в торговле наркотиками, его берут и проверяют на полиграфе. У них это записано в контракте. И у нас был разговор с главой свердловской полиции генералом Бородиным о том, чтобы полицейских тестировали на наркотики.

- Каково сейчас состояние ваших реабилитационных центров?

- На Изоплите у нас 35 человек. Работают видеосистемы. Все пишется круглосуточно. В любой момент, когда приедут правоохранители, мы это предоставим.

Работает реабилитационный центр для детей на Шарташе. Был, конечно, большой урон нанесен Ройзманом. Раньше у нас было 450 реабилитантов, включая центр на Белоярке. Когда фонд был на грани закрытия, было всего 15 реабилитантов.

- А как обстоит дело с женским реабилитационным центром?

- У нас очень горький опыт по женскому центру. Сколько раз мы ни начинали эту реабилитацию, всегда приходилось заканчивать. Сегодня женщина, смотря в глаза, тебе говорит, что она тебе благодарна за спасение и что ты ей как мама и папа. А завтра она уходит, закрывая контролера в комнате, и снова употребляет наркотики. И говорит тебе, что ты полный негодяй.

Интересно, что все реабилитантки у нас болели СПИДом. В головах у них бардак. Нам с ними не справиться. С женщиной должна работать женщина. Потому что любого мужика они уговорят, потому что это мужик. А найти такую женщину, чтобы была как кремень, очень сложно.

- Какова ваша команда в данный момент? Есть изменения кадровые?

- У нас из фонда ушли два человека. Например, приближенный Ройзмана Сергей Щепачев, который даже не рассчитался и не сдал все, что от него требовалось. И после этого к нему было много претензий. И ушел Кирилл Петров. Мы его выгоняли уже до этого. У него было два залета по пьяной езде и задержанию сотрудниками ГИБДД. И я еще выгнал троих. Они вредили работе фонда.

А вообще к нам тут пришел представитель от главы Чечни Рамзана Кадырова и предложил вместе работать. Он нам рассказал, насколько жестко чеченцы обращаются с наркоманами. И это правильная политика.

- В медиасообществе поговаривают о том, что будущий приток денег и отмена платы за аренду здания фонда - это награда за то, что вы «мочили» Ройзмана в публичном пространстве. Согласны?

- Это бред какой-то. Губернатору Куйвашеву глубоко начхать на Ройзмана. Для Евгения Владимировича Ройзмана не существует. Он вакуум.

Да и «мочить» тут неправильное слово. Когда я пришел в фонд, человека ближе, чем Ройзман, у меня никого не было. Ни губернатор, ни кто-либо другой тогда не влияли на мое отношение к нему. Мои претензии к Ройзману начались с 2013 года. Я увидел, что он не тот, за кого себя выдает, и очень разочаровался. Я ведь долгое время был его адептом. Мне, кстати, раньше говорили о Евгении, что это не тот человек. И я их оскорблял, выгонял, рвал с ними отношения, посылал. И теперь я себя считаю ответственным за то, что этот монстр вырос.

Сейчас-то Ройзмана нет. Он космическая пыль. Все эти заходы на губернаторские выборы - это мошенничество. Мне кажется, что история с походом в губернаторы была началом кампании по замене Алексея Навального во главе оппозиции. Потому что Навальный на сегодняшний день - уже сбитый летчик. У него есть судимость, и он не может принимать участие в политической жизни страны. А вот Ройзман всех устраивает. Посудите, у нас и центр России, и отношение со стороны западных инвесторов к Ройзману хорошее. Он встречается с мэрами иностранных городов.

Самое главное, что он и силовиков устраивает. Так что Ройзман может заменить мошенника и афериста Навального и возглавить оппозицию.

- Вы сказали, что Куйвашев равнодушен к Ройзману. Тогда почему обыски в фонде начались сразу после назначения его губернатором?

- Обыски в фонде начались в рамках уголовного дела. Не ищите тут заговора. Кстати, Маленкина объявили в розыск благодаря Ройзману. Кстати, Куйвашев и Ройзман были в очень хороших отношениях тогда. Ройзман тогда попросил губернатора поддержать решение против розыска Маленкина. А он ему ответил: «Как ты себе это представляешь? Я губернатор области и даже не знаю, виновен он или нет. Раз его объявили в розыск, значит, он виновен. Конечно, я туда не пойду. Но могу сказать, что все будет по-честному». Тогда Ройзман вечером в своем блоге написал гадости про губернатора. И отношения испортились.

- Есть ли у вас и вашей команды политические планы? Говорят, что вы можете принять участие в выборах в Екатеринбургскую городскую думу…

- Я от политики устал, мне это неинтересно. И в областную думу избираться желания не было, а уж в городскую думу тем более. Не хочу никуда идти.

А вот если кто-то от нас будет заявляться, вы узнаете в первую очередь. Например, у вице-президента фонда Тимофея Жукова я вижу будущее именно политическое. Такие люди для нашей страны нужны. Его энергии и бескорыстности я завидую постоянно. Это человек, который тренирует более трех лет детей на Сортировке. Кормят они и бомжей по вторникам и по пятницам по благословению владыки Кирилла у одного из храмов. Завтра у него первая тренировка команды детей с синдромом Дауна. Записалось более 20 человек.

Это очень серьезный труд. Он делает это бескорыстно, и за такими людьми будущее.