December 13, 2019, 7:04 AM

Политическая колонка Александра Пирогова: Железный Бидонько

Ровно год назад Сергей Бидонько стал вице-губернатором Свердловской области - главным по внутренней политике. 

Заходил он в не очень простое время, сразу после проигрыша ЭКСПО, скандалов с Глацких и зарплатой Высокинского. И был обеспокоен негативной повесткой, которая вредит региону.

«Включаешь телевизор – а там в Свердловской области что-то не так сказали, или что-то не так повысили. Видя это я переживаю», - делился Бидонько с журналистами сразу после назначения.

За год очень многое изменилось, а поводов для переживаний стало еще больше. Все, как в песне Слепакова: «Это был тяжелый год, он был тяжелей чем тот…»

Что получилось, а что - нет? 

Помимо собственных наблюдений, опираюсь в выводах на мнение семи опрошенных мною экспертов, близко знакомых как с ситуацией, так и с самим Бидонько.

Первое и, пожалуй, главное: Сергей Юрьевич продержался и остался вице-губернатором.

А это было не так просто, как кажется. У больших чиновников год идет за три - не меньше - особенно на Урале. Аппаратные войны, битвы за полномочия, суровая критика и откровенные подставы, гнев начальника, другого начальника, потом начальника начальника, угрозы отставки… Тут надо быть настоящим Колобком: и от храма уйти, и от сквера спастись, зорко бдеть, чтоб Орлов с Чайниковым не съели, а от Цуканова и подавно держаться подальше… Пока получилось – уже молодец.

Муниципальные конфликты 

Бидонько оперативно гасил политические кризисы. В Среднеуральске, Белоярском получилось легко, с Асбестом пришлось попотеть - хоть подвижки и появились, бюджет приняли, ситуация все еще остается сложной.

Самым проблемным стал Екатеринбург. Новый глава неожиданно оказался слабым, а дума – излишне дерзкой. ФПГ устроили натуральную бойню, разрывая на части захваченное «золото» свергнутого Тунгусова. Новые проблемы создавались, чтобы решать старые, но получалось только хуже и приходилось придумывать еще и еще, чтобы справиться с новыми. 

Полномочий и авторитета, а главное, санкции губернатора на разруливание этого гигантского кома проблем Бидонько не имел. Да и по-честному, не очень-то хотел влезать в этот замес (будь то бесконечные PR и “гранитные” провалы мэрии или реальные протесты, или конфликты депутатов с главой): ни денег, ни славы, - один геморрой и набитые шишки. Беспроигрышная (в мирной жизни) позиция стороннего наблюдателя сыграла злую шутку: в поисках виноватого за протесты в сквере он оказался крайним и чуть было не лишился должности. Но – обошлось.

Протесты

Мусорная реформа не прошла гладко. Хоть громких выступлений и не было (что тоже – косвенная заслуга Бидонько), но города гудели. В одном только Тагиле – более 50 тысяч жалоб жителей. Властям пришлось пойти на уступки: снизить тарифы. Активные протесты начались летом. Люди предсказуемо стали выступать против строительства мусороперерабатывающих заводов и полигонов вблизи своих домов. 

Бидонько удалось на время успокоить Красноуфимск, но следом восстали соседние с Екатеринбургом Шабры. На очереди еще 12 населенных пунктов - и уже понятно, что просто там не будет.

Но главные протесты состоялись в Екатеринбурге в мае и обнажили слабость власти со всеми ее бесполезными общественными палатами и расплодившимися советами, отсутствие диалога и огромный запрос на уважение со стороны жителей.

Эксперты разошлись во мнениях, сделал ли Бидонько какие-то выводы из этой истории. 

Одни утверждают, что да - он пытается перенастроить глав городов к новой реальности, внедряя различные KPI, призывая чиновников к открытости и выстраиванию диалога с горожанами. Что вроде бы как переосмыслена ценность системы «Инцидент-менеджмент», позволяющая оперативно реагировать на жалобы жителей в соцсетях. 

Другие утверждают, что все это - не более чем ритуальные танцы с бубнами. А на деле на очеловечивание бюрократической системы ни у Бидонько, ни у муниципальных глав нет ни сил, ни средств, ни желания. Информационная и внутренняя политика идут самотеком, без логики, единого вектора, вяло отрабатывая текущую повестку.

Третьи более оптимистичны и приводят пример реальных достижений вице-губернатора по снижению межконфессиональных угроз: «Решил проблему с мечетью, предотвратил мусульманский протест, убедил буддистов переехать».

Истина, как мне представляется, где-то посередине. У Бидонько есть понимание угроз, но существующие ресурсы и полномочия не позволяют справится с ними в полной мере.

Выборы

По мимо всех этих стресс-тестов Сергей Бидонько прошел и другой экзамен – по профильному предмету – и обеспечил победу Антона Шипулина на довыборах по своему Серовскому округу. Почему-то я уверен, это была самая простая и приятная задача в этом году. С гарантированным результатом. Как говорится, тут и родная карпинская земля помогала.  

Немного подпортила картину история с недопуском Капчука и попытка снять с выборов самого Шипулина, а также поствыборные неприятности единоросса (замерзшие дети, прием избирателей в другом округе), но тут уж ничего не поделать. «Других кандидатов у нас для вас нет». 

Зато порадовали результаты других, мелких муниципальных выборов в городские думы, - ЕР там получила подавляющее большинство. 

Бидонько доказал, что выборы ему доверить можно. Добавить тут больше нечего – молодец.

Вызовы будущего

Здесь кратко перечислю некоторые проблемы, с которыми Бидонько обязательно столкнется.

1. Медицина. Тут все очень плохо. Люди месяцами стоят в очередях, врачи уходят. Перспектив нет. «Справедливая Россия» уже делает справедливую медицину и готовится к перехвату повестки. 

2. Образование. Все большая нагрузка на учителей заставляет многих уходить из школ. Причины те же, что в здравоохранении. Низкие зарплаты, безумная отчетность и т.д. Бюджетники – главный административный ресурс на любых выборах - пока еще, скрипя зубами, ходят голосовать, но эта система уже трещит по швам. Скоро сломается.

3. Выборы 2021-24 годов. 

«Умное голосование» и его аналоги с местными особенностями и лидерами альтернативной легитимности (например, Ройзман) станет главной угрозой региональной власти на будущих выборах. Помимо напряженных и непредсказуемых кампаний в Заксобрание и Госдуму состоятся перевыборы местных дум во многих городах региона. В условиях, когда мэров выбирают депутаты, основные конфликты перенесутся на местный уровень, а старые муниципальные элиты обязательно попробуют взять реванш. Область рискует получить 10-15 горячих точек по типу Асбеста.

4. Екатеринбург. Непрекращаемые проблемы и ошибки городской администрации становятся проблемой для губернатора. В Екатеринбург необходимо погружаться, брать ответственность и полномочия, а не реагировать на отдельные вспышки и прорывы. К примеру, срыв транспортной реформы следующего года гарантированно обрушит рейтинги власти в целом. А рейтинги губернатора Куйвашева и президента Путина – прямая ответственность Сергея Бидонько.

5. Межэлитные конфликты. Год прошел под страхом реставрации власти Владимира Тунгусова. Его коварные происки пытались обнаружить буквально во всем. Мне видится, что раньше 2023 года (выборов гордумы Екб) ждать реванша Тунгусова бессмысленно. Вероятно, этого реванша не будет и вовсе. 

Вполне может статься, что главной угрозой окажутся не старые оппоненты, а новые союзники. Авторитетное лобби уже показало зубы и непомерный аппетит. С таким трудом завоёванную власть они не отдадут ни за что и будут и дальше наращивать влияние, активность и активы.

6. Экологические протесты. Мусорные полигоны. Никто не хочет жить на помойке, дышать плохим воздухом и пить грязную воду. «Зеленая» тема обязательно станет политической.

7. Муниципальная реформа. Идея объединения городов и районов витает давно, но если дойдет до дела, может стать очень болезненной. 

8. Универсиада. Большинство жителей выступает против универсиады, особенно из-за многомиллиардных бюджетных трат. Будет довольно трудно переубедить горожан, если она все-таки состоится, что это большое благо и существенная польза. Потребуется серьезное переосмысление и коррекция информационного сопровождения.

9. Религиозные конфликты. Дальнейшее расширение влияния религиозных объединений (любых конфессий) на общественно-политические и межличностные отношения и процессы вызовут сопротивление нерелигиозной части общества. Чем активней будут попытки расширить влияние, тем сильнее будет противодействие. 

10. Альтернативные технологии власти. Огромный запрос на обновление, рост требований политических прав и свобод вкупе с низким уровнем жизни и системными проблемами в бюджетной сфере приведет в новым формам протеста и технологиям прямой демократии, которые еще предстоит осмыслить. Например, симбиоз « умного голосования» и «покупки депутата вскладчину», когда избиратели не только выбирают альтернативного кандидата, но и все вместе покупают его дальнейшую работу в своих интересах. 

В итоге

Работа Сергея Бидонько за год вызвала у экспертов неоднозначную оценку.

С одной стороны, большинство похвалили его за открытость, доступность, демократичность, уравновешенность, способность решать проблемы без надрыва. Оценили выстроенные отношения с главами, выживаемость в бесконечно-конфликтной и сложной Свердловской области.

С другой, многие отметили распространенное среди элит мнение, что он больше увлечен стройкой (как бывший министр строительства), чем тонкими настройками политических и общественных процессов.

Все без исключения эксперты сошлись в том, что Бидонько полностью зависит от губернатора и выступает не генератором, а проводником воли и решений первого лица, со всеми сопутствующими ошибками и недостатками. Имеет очень ограниченные ресурсы и возможности для предотвращения и разрешения кризисов, большинство из которых выходят далеко за рамки его полномочий.

Он не берет на себя больше, чем может унести, но при этом довольно уверенно несет то, чем нагрузили. Без особенных прорывов, но и без фатальных провалов.

Несмотря на сложный год и какой-то постоянный трэш и угар его работодатель – губернатор - выглядит довольно неплохо и, как представляется, доволен своим замом. 

Мне кажется, что Бидонько – на своем месте, как минимум потому, что в отличие от ряда чиновников не создает своей работой новых проблем, а потихоньку разгребает старые. Для первого года работы – уже хорошо. 

Источник фото: Алексей Колчин для ЕАН, Антон Гуськов для ЕАН, Flurgan/themoviedb.org
Показать комментарии (1)