September 8, 2020, 7:37 AM
Антон Гуськов

«Познавательно, интересно, неожиданно»: как уральский оппозиционер отбывает «срок» на кладбище (ВИДЕО)

В феврале 2020 года уральскому оппозиционеру, журналисту Максиму Верникову присудили 300 часов обязательных работ по ст. 284.1 УК РФ: «Осуществление деятельности на территории РФ иностранной или международной неправительственной организации, в отношении которой принято решение о признании нежелательной на территории Российской Федерации ее деятельности». Это первый в России приговор по данной статье.

Напомним, следствие доказало, что Максим участвовал в работе общественного сетевого движения «Открытая Россия». После признания организации нежелательной он получил два штрафа. Далее Верников заявил, что выходит из организации, так как третий повлек бы за собой уголовное преследование. Сам Верников уверяет, что российская «Открытая Россия» не имеет связи с признанной нежелательной британской организацией Open Russia Civic Movement.

Свой «срок» Максим отрабатывает на Михайловском кладбище Екатеринбурга. Чем занят активист — в материале ЕАН.

Солнечный день, мы с Максимом встречаемся у торгового центра неподалеку от кладбища. Его форма на сегодня: черная спортивная куртка, футболка с логотипом народной инициативы за возврат выборов мэров, джинсы и черные кроссовки.

Пока идем от мемориала на могиле дятловцев до памятника чешским легионерам, который Максим уже привел в порядок, он рассказывает о своих впечатлениях от наказания. 

«В феврале мне назначили 300 часов обязательных работ. На мой взгляд, статья абсолютно политическая, никакого преступления я не совершал. Я убираю территории, вчера уносил деревья, доски через могилы. В общем, работа, не требующая большой квалификации. За день отработал три часа, 1% от общего времени», — говорит осужденный.

Кладбище заросшее, но дорогу-колею освещает солнце. Если не смотреть по сторонам, то можно представить себя на прогулке в парке. Для отработчика джинсы — настоящее спасение, потому что вокруг растет высокая и жгучая крапива.



«Место отработки назначает УФСИН. Как оказалось, в Кировском районе Екатеринбурга Михайловское кладбище — это единственный на данный момент вариант. Мне повезло с кладбищем, оно с достопримечательностями и большое. Тут одновременно могут человек двадцать работать и вообще друг друга не видеть», — добавляет Верников.

Доходим до центра кладбища — церкви Прихода во имя Всех Святых — и сворачиваем направо, к мемориалу «белочехам». 

«Здесь чистенько, сразу видно, что я поработал. Все было завалено листьями, лежало множество деревьев, досок. Мне нужно было убрать стволы — прикольный опыт. Сами деревья таскать не тяжело, но они развесистые. Доски тоже не очень тяжелые, но сложно их насквозь могилы пропихивать, а могилы стоят очень плотно», — сетует Верников.





Мемориал действительно выглядит очень прибранным, чем выделяется на общем фоне. По словам активиста, он предлагал протереть мрамор дополнительно тряпочкой, но ему сказали, что «это уже слишком». 

Отмечаться и брать задания нужно на входе в некрополь со стороны улицы Блюхера в маленьком одноэтажном домике с синей крышей. Сегодня Максим будет подметать дорожку у церкви. 

«Думаю, два часа отработаю. Норма — от двух до четырех часов в день и не меньше двенадцати часов в неделю. Теоретически можно все семь дней по четыре часа отрабатывать, тогда это около трех месяцев займет, но я так, конечно, делать не буду. У меня нет времени и желания по максимуму делать, делаю так, чтобы ко мне не придрались по закону», — поясняет Верников.

Честно говоря, дорожка выглядит чистой еще до того, как Максим начинает ее прибирать. Однако он внимательно проходит по ней веником и смахивает каждую веточку.

«Отработка, конечно, мешает тем, что отнимает время. Представьте, что вас лишили 12 часов в неделю. Жесткого контроля тут нет, но понятно, что если я час буду стоять и болтать по телефону, это заметят, и ничего хорошего не будет. Я не хочу откровенно волынить. Это не в моих интересах, потому что никогда не знаешь, что в голове у начальства», — поясняет оппозиционер кладбищенские порядки.

Но работа метлой не единственное задание. Также Максиму поручили закрасить «наркоманские» надписи на заборе. Сам он признался, что выступает маляром в первый раз и что такая работа в каком-то смысле даже дает возможность проявить творческую фантазию.



«Вообще вся эта отработка вызывает у меня разнообразные чувства. Противно, потому что я должен тратить время по неправосудному, на мой взгляд, приговору. Но, с другой стороны, познавательно, интересно и неожиданно, что я попал в такое место, все-таки это старейшее кладбище города. Мне, как журналисту, все интересно», — заключает Максим Верников.

Анна Гринь

Источник фото: Антон Гуськов
Комментировать