January 17, 2019, 7:41 AM

Ольга Глацких: «Я устала молчать»

Ольга Глацких, покинувшая госслужбу перед новогодними праздниками, впервые назвала настоящего виновника скандала, разразившегося из-за фразы «Государство вам ничего не должно». По версии бывшего руководителя департамента молодежной политики Свердловской области, история была раздута на пустом месте по вполне прозаическим причинам: Глацких отказалась согласовывать операции с крупным земельным участком в Екатеринбурге, и ее решили убрать. Все подробности скандальной истории - в интервью Ольги, которое по просьбе ЕАН взял профессор, журналист, специалист по конкурентной разведке Евгений Ющук.

-С чего все началось? И как с этим связан вице-губернатор Креков?

-До сих пор мне было настоятельно рекомендовано не давать комментариев. Я была чиновницей, и мне приходилось соблюдать эти запреты. Сейчас я написала заявление об уходе по собственному желанию, и теперь эти ограничения меня мало интересуют.

-А кто запрещал? То есть настоятельно рекомендовал?

-Курирующий социальный блок заместитель губернатора - Павел Креков.

-Скажите, Ольга, а это правда, что вы отказались согласовать строительство здания учебного центра “Золотого сечения” на федеральной земле – в Технопарке «Университетском»?

-Да, правда. Чтобы законно финансировать стройку из регионального бюджета, земля сначала должна быть переведена в региональную собственность.

-А правда ли, что Павел Креков настаивал на согласовании? И что именно он ввел тогдашнего проректора УрФУ Гущина на роль вашего заместителя, а после начала скандала принял его на работу и назначил исполняющим ваши обязанности?

-В целом да, примерно так и было.

-А правда ли, что вы узнали о скандале от первого именно от Крекова и он сразу потребовал от вас заявление об увольнении по Whatsapp?

-Скажем так: вы, журналисты, имеете все возможности в этом разбираться – разбирайтесь, пожалуйста. Я имею взгляд только со своей стороны, а вы – с разных сторон.

-Креков знал, когда вы уехали в отпуск?

-Разумеется. Он же был моим непосредственным руководителем. Он знал, что отпуск мне подписали в плановом порядке 26 октября. Никакого скандала тогда не было, хотя та фраза была произнесена за два дня до этого – 24 октября. Вечером 4 ноября я уехала в отпуск – и на следующий день, 5 ноября, стали раздувать скандал.

Про субсидию на квартиру

-А правда ли, что слив информации о субсидии на квартиру, которая вам была положена, произошел сразу после вашего вопроса Крекову на этот счет?

-По времени – да, но есть ли здесь причинно-следственная связь или это совпадение, мне неизвестно. Когда, во исполнение решения губернатора о ликвидации самостоятельного департамента молодежной политики, было принято решение о прекращении моих полномочий в правительстве, я задала вопрос о судьбе субсидии, потому что мне требовалось понимать, как будут развиваться события и как правильно оформить документы в новой ситуации. У меня такого опыта не было. На следующий день после моего вопроса Крекову эту тему обсуждала вся страна.

-А в очередь на квартиру вас поставили после фразы?

-Формально – да, потому что фраза была произнесена 24 октября, а в очередь меня поставили 26 октября – т. е. два дня спустя. Но отмечу, что это произошло за десять дней до скандала, а документы я собирала полгода до постановки на очередь. Там длительная процедура, причем утверждает постановку на очередь комиссия.

-Субсидия на квартиру – это был бонус лично вам? Если да – за какие заслуги?

-Нет, это не был бонус лично мне. Субсидию на приобретение квартиры дают тем членам правительства, кто приехал из другого региона и не имеет никакого недвижимого имущества на территории субъекта.

Чиновник не может отказаться от обязанностей, но и от зарплаты, премии, соцпакета и т. п. отказаться не может. Взамен чиновник отказывается от многих прав и возможностей обычных граждан: не может ездить в некоторые страны (например, в США), заниматься предпринимательской деятельностью и так далее. Пришел в чиновники – делай все, что положено по регламенту.


-Так вы получите субсидию или нет?

-Нет, не получу, т. к. я больше не являюсь членом правительства. Как только департамент был ликвидирован как самостоятельный региональный орган исполнительной власти – автоматически вышла из состава правительства и, соответственно, автоматически утратила право на субсидию.

Что Глацких имела в виду, когда разговаривала с одаренными детьми в Кировграде?

-На интервью к блогеру Колясникову вы ездили во время запрета Крекова? И почему именно к Колясникову?

-Я устала молчать. Потому что беспредел творился такой, что терпеть его дальше я не считала возможным. Колясников был в числе тех, кто меня, как говорится, «пинал».

Я чиновник, это означает повышенные требования – и это справедливо. Да, сказала крайне неудачную по формулировке фразу, которая в контексте аудитории и темы была оправданной, но в то же время была недопустимой для широкой публики. Да, это так. За это меня можно и нужно наказывать. Но беспрестанная травля, лживые вбросы – это уже перебор.

Это было не интервью, а беседа. Я поняла, что людям надо объяснять свои поступки – как хорошие, так и неудачные. В СМИ ведь хорошее практически не попадает - ни успехи детей «Золотого сечения», ни многое другое.

-А вы раньше не знали, что надо объяснять свои поступки? Это было для вас открытием?

-Открытием для меня это, разумеется, не было. Но чиновники должны работать в рамках своих должностных обязанностей. А объяснение их действий – задача других чиновников, которые специально для этого ходят на работу. Я понадеялась на систему, система дала сбой. Думаю, это стало очевидно и для губернатора – судя по тому, что он серьезно поменял руководство департамента информационной политики, дал возможность работать Юлии Прытковой и даже призвал на эту работу депутата Госдумы Сергея Бидонько.


-А как вы считаете, ненависть тех, кто вас критиковал, имеет под собой основания? Считаете ли вы себя виноватой?

-Если говорить о подавляющем большинстве людей, резко выражавших свое неодобрение из-за моего ляпа, то, конечно, их ярость была оправданной.

И в том, что я обидела множество людей, безусловно, моя вина. Именно поэтому я и извинилась: не за то, что сказала молодым лидерам, с которыми разговаривала, а за то, какими словами это сказала. Я причинила боль многим людям, хотя сделала это неумышленно. В этом я виновата, за это я извинилась.

Если взять начало и конец моей фразы – которые, собственно, и были теми смыслами, которые я старалась донести собеседникам – подчеркиваю, конкретным молодым людям, сидевшим со мной за столом, а вовсе не всему населению России, - то видно, что они звучат так: «У молодежи, у подрастающего поколения складывается почему-то такое понимание о том, что им государство все должно. Вы должны сделать все сами».

Я не думаю, что кто-то, даже среди справедливо возмутившихся сограждан, будет настаивать, что государство должно вообще все. И что не надо делать самим ничего – особенно в рамках сверхзадач, стоящих перед детьми, которые серьезно претендуют стать лидерами.

Олимпийский победитель и чемпион мира - это сверхзадача. Доктор наук и главный конструктор завода, производящего турбины, или КБ самолетостроения - это сверхзадача. Ну и так далее. Тут уже все зависит только от тебя.

То, что было сказано посередине, я ляпнула без учета возможного попадания этой фразы в широкий эфир.

Я по себе знаю, как воспитывают чемпионов и лидеров. То, как нас мотивировала наша горячо любимая и очень уважаемая тренер Ирина Александровна Винер-Усманова, резко контрастирует с тем, чего ждут от учителя физкультуры в школе. Хотя, казалось бы, и школьный физрук, и Ирина Александровна общаются со школьницами, но разные задачи, разные аудитории накладывают серьезнейший отпечаток. И результат, как вы понимаете, – тоже разный. Лидеры и чемпионы воспитываются на иной, нежели остальные граждане, мотивации – более прямой и более резкой, порой даже грубой.

И то, что мои слова, обращенные к лидерам, говорились без учета их «примерки на себя» совершенно другими людьми, - моя ошибка и моя вина. Именно за это я извинилась – за причиненную множеству людей, пусть и не специально, боль.

Мне надо было, я думаю, хотя бы сделать отдельную оговорку, что мои слова не посягают на социальные гарантии граждан. Ведь на самом деле я приехала в Кировград, чтобы дети, живущие там, могли принять участие в государственной программе поддержки талантливых ребят и лидеров.


Отмечу, что это не обязанность государства все же, а форма дополнительной помощи. То, что государство должно, оно в равной мере дало каждому ребенку, это вообще не предмет обсуждения. То, что родители обязаны заботиться о детях, кстати, тоже не предмет обсуждения – как и обязанности государства, это закреплено законодательно.

Вероятно, это мне и надо было сказать: что государство все, что должно, дало всем одинаково, оно старается выполнять свои социальные обязательства, и теперь мы говорим уже о той части, где государство уже ничего не должно, и в этом рассчитывать ребенку надо на собственные силы и, возможно, на помощь родителей, если ты хочешь стать чемпионом – в спорте или в профессии, не имеет значения.

Но что было сказано – то было сказано. Потом еще это немного обрезали, и мои слова усилили и без того существующее недовольство пенсионной реформой, ростом цен, пассивностью и оторванностью многих чиновников от проблем народа. Мои слова и восприняли как официальную позицию государства по отношению ко всему населению. Я собрала негатив за всех чиновников сразу.

Кто использовал историю с Ольгой Глацких в своих интересах?

-Что вы имели в виду, когда говорили, что целью «наезда» на вас был пиар?

-Я разговаривала со специалистами, они считают, что есть три разных линии развития этого скандала.

Первая и самая большая по числу участников - та, о которой я сказала: люди, к которым мои слова не имеют никакого отношения, примерили их тем не менее на себя (потому что я не обозначила четко, что мои слова относятся не к ним, а к конкретным ребятам-лидерам, с которыми я общалась) – и справедливо возмутились.

Вторая и самая маленькая по числу участников линия – это атака на меня. Ее исполнили профессионалы. Кто эти специалисты, установлено, и через какие каналы распространяли сначала “нарезку” из моей фразы, а потом свои измышления и откровенную клевету, тоже установлено. Это есть в публичном поле и не секрет.

Третья линия – это использование скандала со мной с целью самопиара. Она не самая многочисленная по количеству участников, но, пожалуй, самая значительная из-за их статуса. Что я имею в виду? Дело в том, что после месяца травли, на фоне молчания с моей стороны и со стороны департамента информационной политики, моя фамилия стала настолько раскрученной, что достаточно было ее поставить в заголовок - и прочтение гарантировано.

Этим немедленно воспользовались как многие СМИ, чтобы повысить читаемость, так и отдельные люди, стремящиеся пиариться. Наиболее типичные представители таких самопиарщиков – Навальный, публично солгавший о моих якобы купленных дипломах, а также Собчак и Ройзман.

Ксения Собчак, публично называвшая детей “маленькими гаденышами”, на скандале с моим ляпом была в первых рядах возмущавшихся – мол, за детей переживает.

Еще более показательным примером, считаю, был Евгений Ройзман – экс-мэр Екатеринбурга, практически вышвырнутый из политики и пытающийся в ней удержаться. Важно понимать, кто такой Ройзман, чтобы по достоинству оценить его вранье. Ройзман – это человек, отсидевший за воровство у своих сожительниц еще в Советском Союзе. Человек, создавший практически частные тюрьмы под видом “реабилитационных центров”, причем руководитель его центра варил наркотик прямо на рабочем месте и сам был наркоманом. Ройзман – это человек, после приема у которого его помощник и еще два уголовника пенсионерку убили, расчленили и по частям утопили в болоте! Это все есть в СМИ. И при этом он всегда “свидетель” (не считая той первой отсидки за кражи у сожительниц).


И вот, Ройзман решил на скандале со мной напомнить о себе и, на мой взгляд, повымогать деньги или должность с губернатора, изобразив оппозицию. Это его обычный подход, мало кто удивлен. Я считаю, что именно для этого он откровенно солгал: заявил, что департаменту молодежной политики якобы увеличили бюджет с 500 млн до 1.9 млрд и, дескать, ”ничего не стесняются”.

Это процитировало множество изданий и соцсетей – ведь Ройзман складно говорит.

Это поразительно: я никого не обворовала, мои помощники не совершали разбоев, не варили и не употребляли наркотики, не убивали и не расчленяли пенсионерок, но я говорю не так складно в свои 29 лет - и я плохая. При этом Ройзман, который из прожитых им 56 лет большую часть времени является эпицентром всей этой невероятной, тяжкой уголовщины, но зато говорит складно – хороший. Сюрреализм, но это так.

А ведь на самом деле бюджет департамента молодежной политики не увеличился на 1,5 млрд, как заливал Ройзман, а уменьшился на 50 млн! А 1,9 млрд – это консолидированные траты на всю молодежную социалку Свердловской области, проходящую по всем министерствам и ведомствам! И ведь Ройзман должен уметь читать бюджет, он мэром назывался. Но он врет, и его слушают, перепечатывают.

Это наиболее показательные примеры пиара, о котором я говорила в контексте скандала.

И, если СМИ просто повышали свои тиражи, не особенно привнося что-то от себя, то, так сказать, “самопиарщики-индивидуалы” вызывают желание сказать: “Ребята, на себя посмотрите”.

О проверках, «Золотом сечении» и «Панораме»

-По гостинице «Панорама». Почему смены «Золотого сечения» были именно там, почему так дорого? И что показала проверка?

-Этот вопрос поднимался неоднократно. В нескольких СМИ разобран объективно и подробно.

Если коротко и ясно, то “пионерских” лагерей круглогодичных и способных вместить 230-240 человек на 21 день несколько раз в год в Свердловской области нет. Летом тоже проблема с такими лагерями: там оздоравливаются и отдыхают дети работников местных предприятий и из ближайших населенных пунктов. Кроме того, хоккеистам и фигуристам нужен лед, художникам нужны студии. Все это объективно требует размещать смены «Золотого сечения» в Екатеринбурге.

На эту роль могут претендовать только три гостиницы, имеющие максимально соответствующую учебной программе инфраструктуру. Наиболее дешевый вариант из приемлемых с учетом скидки – «Панорама».

Проблема с размещением смен “Золотого сечения” решится после постройки здания учебного центра.

Проверка минфина и силовиков показала, что цены, по которым платило “Золотое сечение”, ниже рыночных, деньги потрачены целевым образом – на проживание, питание и учебные программы, там 100 часов на учащегося. В общем, «ужастики» не подтвердились, чего и следовало ожидать, т. к. я не ворую деньги и не занимаюсь профанацией, а реально делала те самые социальные лифты для талантливых ребят, о которых так много говорят.

-А по бизнесу вашей семьи проверка была?

-Была. Там одна из несистемных оппозиционных партий занималась. Пришла к выводу, что все сделано согласно законной процедуре. Выразила недовольство процедурой. Ну пусть меняют процедуру, если хотят. Какая процедура установлена законом – по такой бизнес и чиновники работают и будут работать.

Чем Глацких будет заниматься после ухода с госслужбы?

-Вы говорили Колясникову, что не можете уволиться, потому что не можете бросить молодежь. И что ваше отстранение от должности на момент проверки привело к провалу некоторых проектов. Каких?

-Мое отстранение, в связи с проводимой проверкой, пришлось на ноябрь. Это месяц, когда верстается бюджет следующего года.

Надо было ехать в Москву и защищать проекты. Этого в полном объеме сделано не было: я была отстранена, а исполняющий обязанности не стал это делать.

Свердловская молодежь в результате осталась без проектов на десятки миллионов рублей. Может, на год, а может, и навсегда - как было до создания нашего департамента. Время покажет.

-А что по детям, которых вы бросить не могли? Теперь можете?

-В ситуации, когда губернатора, по-настоящему много делающего для людей и в том числе для молодежи, непрерывно атаковали фейками в отношении меня (а они были направлены в итоге именно на губернатора), я пришла к выводу, что будет правильнее и честнее в отношении Евгения Владимировича, если я уйду с госслужбы. Но помогать одаренным детям я по-прежнему считаю важным.


Я просчитала возможные варианты и, как мне кажется, нашла такое решение, которое позволит мне помогать талантливым молодым людям пробиваться в чемпионы, в лидеры.

Но при этом я смогу сказать: «Ребята, мне государство, как и вам, ничего не должно. Я опираюсь на свои собственные силы. И вам надо опираться на собственные силы, пусть и с моей помощью. И у нас с вами именно поэтому всё получится!»

-А подробнее?

-Пока рано приводить подробности. Но сказала, что не брошу ребят, – так и будет, я их не брошу. И государство ни мне, ни им при этом будет ничего не должно, потому что это выходит за пределы гарантированного государством минимума. Очень сильно выходит.

-Вы нашли в этой истории позитив?

-Позитив есть, и очень серьезный. Меня узнали очень многие люди по всей стране. Помимо впечатляющего количества хейтеров оказалось немало тех, кто правильно понял смысл того, что я сказала, и понял, кому я адресовала свои слова.

Вы не представляете, сколько слов поддержки пришло мне по электронной почте от людей, которых я не знала до этого.

И помимо моральной поддержки были очень здравые подсказки и предложения по развитию помощи талантливой молодежи вне системы государственной службы.

-Расскажите о реальных успехах воспитанников «Золотого сечения»?

-Проекты воспитанников оказались настолько успешными, что заняли призовое место на всероссийском конкурсе – по проекту под патронажем НПО «Сапфир», Получили золотую медаль на международной выставке юных изобретателей в Индии. Внедрены и работают полезные в повседневной практике проекты с МЗИК и другими известными предприятиями реального сектора экономики. Кроме того, наиболее талантливые ребята с крупными работодателями заключили контракты – сразу после поступления в вуз их готовы взять на работу, прямо с первого курса, потому что представители предприятий посмотрели на наших ребят в работе.

-Что еще вы считаете заслугами команды департамента молодежной политики под вашим руководством?

-НКО молодежной и патриотической направленности получили в 2018 году финансирование грантами в три раза больше прежнего – и это в условиях, когда экономика переживает не самые лучшие времена. Финансирование НКО, работающих в сфере молодежной политики и патриотического воспитания, за счет грантов выросло с 8 до 24 млн рублей. За каждым таким НКО стоят безусловно добрые дела, реальная помощь реальным людям, польза для страны в целом. Есть серьезные культурно-исторические мероприятия со студентами вузов.

Считаю также своей заслугой обоснование денег для поддержки молодых семей – там, с одной стороны, мы просто распределяем государственные средства целевым образом, но, с другой стороны, именно от нашей активности, настойчивости и грамотности в оформлении документов зависит, чтобы больше нуждающихся получили поддержку. Зарплата чиновника не меняется от того, проявил он настойчивость или не утруждал себя, поэтому результат здесь зависит именно от человеческого фактора, от желания чиновника помочь людям. Моей мотивацией прихода на госслужбу было помогать людям – и я считала нужным тратить на это свои силы, а не созерцать спонтанное развитие событий.


-Губернатор или его представители заставляли вас уволиться? Или вы все же ушли по своей инициативе?

-Мне было предложено 5 ноября Павлом Крековым написать заявление, а более никто не призывал меня увольняться и тем более не заставлял. Губернатор сказал, что каждый имеет право на ошибку, он не «сдал» меня, и я благодарна ему за это.

Думаю, повлиял на его решение и тот факт, что мне 29 лет, а не 50 и понятно, что я просто не успела стать прожженным чиновником.

Я действительно была нетипичным чиновником – хотела не тишины и покоя, а помочь людям и подтолкнуть молодых ребят к мобилизации их собственных сил – как меня в свое время мотивировала Ирина Александровна Винер-Усманова.

Правда, я лайт-версию продемонстрировала, потому что нас мотивировали крайне жестко. Зато эффективно. Но я считаю, что это единственный способ сделать из ребенка чемпиона в спорте или профессии.

Источник фото:
Комментировать