April 18, 2017, 6:15 AM

Александр Василевский: сейчас вновь пошла мода на «физиков»

Представительство Агентства стратегических инициатив на Урале – организация, которую сравнивают с масонской ложей: не на виду, но активно влияет на многие процессы. Что за сюрприз в мае АСИ готовит губернаторам, какое будущее ждет Уральский федеральный университет и почему физики в современном мире предпочтительнее лириков – в интервью руководителя проектов представительства Агентства в Уральском федеральном округе Александра Василевского.

- Агентство стратегических инициатив сегодня – это что?

- У АСИ есть три четких направления деятельности. Это работа с бизнесом и инвестиционным климатом в регионах, это «Молодые профессионалы», занимающиеся образовательными проектами, и социальные проекты. Не стоит думать, что АСИ – структура, которая направлена исключительно на развитие бизнеса.

В каждом из этих направлений достигнуты четкие результаты. Была задача за счет упрощения  процедур и снятия административных барьеров улучшить место страны в международном рейтинге Doing Business. И Россия с 124 места в 2012 году «переехала» на 40. И роль Агентства здесь несомненна.
Также, например, мы работаем с интересными бизнес-проектами, которые регистрируются на сайте АСИ, их рассматривает комиссия, которую возглавляет председатель Экспертного совета АСИ Валерий Фадеев, и, соответственно, этим проектам оказывается поддержка. Прежде всего ресурсная и информационная, в отдельных случаях – финансовая.

Это не стартапы, это проекты уже успешного среднего бизнеса. В приоритете – инновационный и импортозамещающий сектор, конкретное реальное производство.

- Для Свердловской области АСИ – это прежде всего WorldSkills, наверное. То, что на слуху…

- Если мы говорим про образовательное направление – да, согласен. Движение рабочих профессий, которое реализуются в соревнованиях различного уровня.

По большому счету это попытка вернуть интерес общества к рабочим профессиям. Но не к старым, примитивным инструментам, а современным кадрам, вооруженным новейшим оборудованием. Учиться и готовиться к новым рабочим профессиям (мехатроника, робототехника и т.д.)  нужно основательно.

В Свердловской области это вылилось в региональный чемпионат WorldSkills, который проходит каждой весной, и Worldskills Hi-tech, чемпионат по высокотехнологичным отраслям, который состоялся уже три раза и, надеюсь, будет прописан у нас и дальше. Когда Россия участвовала в мировом чемпионате в 2012 году впервые, то получила «почетное» предпоследнее место. Последнее заняла Украина. А вот уже в декабре прошлого года наша национальная команда заняла первое место на чемпионате Европы: налицо рывок.

Но сами соревнования – лишь инструмент. Цель – изменить компетенции и стандарты образования в средне-профессиональных учебных заведениях: колледжах, техникумах, училищах. Ребятам нужно учиться и на новом оборудовании, и, что очень важно, с новыми программами и преподавателями.

Нам не хватает не только «взрослого», но и «детского» образования для будущего.  Сейчас по поручению президента в стране вводятся «Кванториумы» как системы детских центров дополнительного технического образования. Если брать Урал в целом, то уже есть целых три центра в ХМАО, в этом году откроется первый в Тюменской области. В Свердловской области, будем надеяться, появится в следующем году.

- «Кванториум» - это аналог чего, если говорить о прошлом?

- Если брать наше советское детство – вспомните кружки пионеров, секции технической направленности – они ведь все исчезли. Сегодня в такие проекты собирают детей с современным оборудованием (те же 3D-принтеры), и они начинают учиться: робототехнике, прототипированию, программированию  и другим профессиям будущего.

Откуда это взялось? АСИ вместе со «Сколково» разработало Атлас новых профессий, который создавали сотни, тысячи экспертов. Сегодня я пытаюсь достучаться с информацией про Атлас до учительского сообщества. Атлас можно спокойно открыть на особом сайте, выбрать себе специальность, которая будет актуальна уже лет через пять-шесть.

- Почему в Свердловской области не получается организовать такой центр?

- Расходы на «Кванториум» в среднем могут быть разделены пополам: 50% из регионального бюджета, 50% – из федерального. Сумма в несколько десятков миллионов, как мне кажется, для нашего региона вполне подъемная. Заявка на создание «Кванториума» должна быть подписана главой региона.

Надо понимать: нам пора смотреть в будущее. Сами преподаватели должны понять, что они готовят детей не к вчерашним и даже не к сегодняшним профессиям, а к профессиям, которых на самом деле вообще пока еще нет. Почему так? Так ведь мир на пороге нового технологического уклада! Лет через 10-15 на рынок выйдут совершенно новые компании. Мы еще относительно недавно не знали, что такое Facebook, Google, Apple. А скоро даже они могут стать анахронизмом. Главными на рынке станут сегодняшние небольшие, незаметные пока компании. Сегодня они малыши, а лет через 15 завоюют новые рынки. Надо оседлать этот процесс. Например – рынок беспилотников. Мировой рынок гражданских дронов оценивается в 100 млрд долларов. Только в Китае производством дронов сейчас заняты около 400 компаний с общей численностью сотрудников 10 тыс. человек. Или рынок «умных» роботов, помогающих по домашнему хозяйству, к 2018 году вырастет почти в четыре раза — до 6,5 млрд долларов. Сейчас он оценивается в 1,6 млрд. И поддержка таких бизнесов тоже входит в деятельность АСИ под именем НТИ – Национальная технологическая инициатива.

Чтобы такие вещи выстреливали и в России, нужны четыре составляющие: это власть, это образование, это сам бизнес и дополнительное детское образование.

Челябинская область победила в конкурсе НТИ, начинает активно двигаться, там в правительстве есть понимание и готовность работать, в том числе – подгонять вузы. Тут нужна активность и инициатива самих университетов, но пока все – в начальной стадии.

- Ваша фишка, анонимный опрос предпринимателей с оценкой климата для бизнеса в том или ином регионе, еще жива?

- Конечно. Очередной инвестиционный рейтинг регионов будет в мае озвучен на Петербургском форуме. Восемьдесят процентов информации дает бизнес, там все конкретно. «Здравствуйте, вы подключались в прошлом году к газопроводу? К энергосетям? Сколько времени у вас ушло? Сколько денег? Как оцениваете сервис власти?» И все ответы и конкретные опыты потом складываются в рейтинг. Возникают вопросы: почему в этом регионе разрешительные процедуры занимают 70 дней, а в соседнем – 470? Федеральная база же для всех одинаковая. В результате начинают выяснять, почему так происходит? Почему тот или иной регион отстает от соседей? Сейчас запущен механизм целевых моделей. Местные власти  реализуют дорожную карту того, как они будут исправлять ситуацию, а экспертные группы из бизнеса будут за этим следить.

- Вы, АСИ, получаете информацию, что мы в чем-то отстаем от Калуги, Тюмени, Татарстана. Куда она идет дальше?

- В центр.  И опять же благодаря современным технологиям можно в идеале представить такой своего рода центр управления полетами в Москве, где на экране наглядные картинки каждого региона. И четко видно, что здесь разрешения на строительство получают за 50 дней, а там – за 450. У главы государства сразу возникает вопрос, почему так? С соответствующими выводами.

- С бизнесом и его проблемами более или менее понятно. А что с обычными людьми?

-  Ну далеко не так понятно, и, наверное, бизнес от обычных людей отделять не стоит. Направление «Социальные проекты». Есть несколько системных инициатив. Это, например, обновление технических средств реабилитации инвалидов. Людям давно пора вместо палочек дать более современный инструмент. «Экзоскелет», например.

Сейчас, весной, начинается разработка так называемого социального стандарта. Утверждаются определенные стандарты, которые региональная власть обязана достигнуть. Реально достигнуть.  И мониторить внедрение стандарта опять же будут не сами чиновники с их статистикой, а экспертные группы. Вообще это принцип АСИ: оценку работы чиновников должны делать явно не они сами.

- Какие регионы относятся к АСИ, так скажем, с наибольшим пониманием и лояльностью?

- К самому Агентству относятся с уважением. К предлагаемым АСИ проектам – с разной долей готовности. А вообще регионы,  по мнению первого генерального директора АСИ Андрея Никитина, проходят три стадии-проблемы. Первая – это реальное улучшение инвестиционного климата, которое приводит к росту числа предприятий. Это ведет к кадровой проблеме-стадии. Кто же будет работать в динамично развивающейся экономике, как найти людей? Из нее вытекает третья: люди приезжают с семьями, и для них нужно создание благоприятной инфраструктуры не только для бизнеса, но и для жизни. На этот третий уровень, увы, сегодня из регионов явно вышел только Татарстан и, может быть, близка Калужская область, куда из Москвы (!!) едут работать люди. Там готовы принимать специалистов со всей страны, создать им условия, и люди туда потянулись. И бизнес тоже, кстати.

- Технари сегодня в почете, и грамотный специалист всегда пробьется. А что с гуманитариями? Говорят, через несколько лет в том же УрФУ эти дисциплины просто отомрут…

- На этот счет идет активная дискуссия. Федеральный университет – это что такое? Он вынужден брать всех, выполняя особую социальную функцию, наряду с образовательной. Как самый крупный вуз Среднего Урала, УрФУ не может поставить высокий входной порог и сказать: «Ребята, вы нам не нужны». Более того, сейчас активно закрываются негосударственные вузы, студенты остаются не у дел, и их передают университету. Например, уральский филиал университета имени Плеханова. Но эта социальная функция мешает университету делать точечные крупные инвестиции в отдельные разработки. Такой путь, кстати, предлагался  на сессиях Ассоциации выпускников вуза. А госзаказ, то есть количество бюджетных мест, неуклонно сокращается. Сейчас он составляет порядка 50% расходов УрФУ, остальное нужно зарабатывать.

- Выживут только сильнейшие?

- В этом и вопрос. Насколько способно гуманитарное образование зарабатывать деньги? Например, истфак – да, он плотно «сидит» на грантах. А вот факультет журналистики, филологи, искусствоведы? С другой стороны, согласитесь, что уже не требуется в классическом виде энное количество архивистов, библиотекарей, да тех же журналистов. Поэтому гуманитарное образование сокращают и будут сокращать, в том числе по этим соображениям. И да, сейчас вновь пошла мода на «физиков». И будет еще лет 5-6. Но «лирики» дождутся своего часа. А пока мы на истфаке создали целевой фонд усилиями выпускников. Журналисты с филологами решили объединиться и создать аналог, они мне звонят раз в месяц, готовятся прийти за опытом – так и не дошли. У гуманитариев  в таких вопросах скорость медленная. Да и суммы могут быть несопоставимые. Если условно в цифрах, то «технари» могут получить миллиард на исследования и потратить 900 млн на лабораторию, а 100 получить в качестве условной прибыли. Гуманитарии могут выиграть 50 млн гранта, но никак не миллиард. Пока, во всяком случае.  Но вспомните 90-е, когда был колоссальный интерес к гуманитарным наукам, а наши физики и химики бегали и плакали от невостребованности. А вот сейчас роли поменялись.

- Одна из самых популярных в Екатеринбурге летних историй – Венский фестиваль. Кстати, на площадке УрФУ. Ты – его постоянный соорганизатор. Чем удивите в этом году?

- Будут новые фишки. На «живом» открытии выйдет австрийский коллектив, молодые звезды зададут классического жару.

Думаем, как сделать достойное, масштабное закрытие с использованием новейших технологий. Кое-что подсмотрели у своих старших партнеров, но пока карт раскрывать не буду.

В общем, все будет очень интересно и достойно.

- Площадка прежняя?

- Да, площадь перед УрФУ. Спасибо университету!

Фото vmff.ru

Комментировать