December 1, 2017, 5:46 AM

«Церковь — не религия»: уральские пятидесятники — кто они?

За последние полтора года деятельность протестантских конфессий попала под ограничения из-за «закона Яровой», о чем ранее писал ЕАН. Внимание надзорных органов в основном привлекают баптисты, пятидесятники и другие движения, появившиеся на рубеже 19-20 веков. Как полагают протестанты, силовики просто не видят разницы между ними и псевдохристианскими сектами. Для того, чтобы увидеть различия, корреспондент ЕАН пообщался с пастором и членами общины пятидесятников в Нижнем Тагиле и побывал на службе.

Ключевое разногласие между большими конфессиями и пятидесятниками заключается в учении о святом духе. Протестантское движение придает особое значение библейскому событию, описанному как Пятидесятница (отсюда и название течения). Согласно писанию, в этот день апостолы получили дары святого духа и заговорили на иностранных языках. В православии и католицизме центральным событием является распятие Иисуса Христа

Откуда пятидесятники появились на Урале?

Одним из распространенных заблуждений, с которым приходится сталкиваться пятидесятникам, является мнение, что первые проповедники этого движения появились в России в 90-х годах наравне с миссионерами новых религиозных и псевдорелигиозных течений.

Однако первые упоминания о пятидесятниках в России появились в исторических документах в 1907 году. В это время возникли первые общины в Финляндии, входившей до 1917 года в состав Российской империи. Затем учение пятидесятников достаточно быстро распространилось на Украине.

Время появления миссионеров этого движения на Урале историкам достоверно неизвестно. По одной из версий, протестанты оказались здесь во время массовой миграции внутри страны в начале 20 века.  

Член нижнетагильской общины Константин на вопрос о происхождении пятидесятников ответил: «Мы здесь были всегда».

С начала антирелигиозной кампании в СССР и до конца 80-х пятидесятники находились на нелегальном положении, как и многие конфессии. Определенное послабление для многих религиозных течений советское правительство предоставило лишь после 1944 года. В частности, союзникам пятидесятников — баптистам разрешили создать официальную организацию.

«К протестантам меня отправил православный священник»

В Нижнем Тагиле история существующей ныне общины, именуемой «Церковь Христиан Веры Евангельской (пятидесятников) «Иисуса Христа», началась с 2008 года. С этого времени верующие начали собираться для общей молитвы.

В 2011 году церковь обосновалась в квартале Новая Кушва, который напоминает Цыганский поселок в юго-западном микрорайне Екатеринбурга. По словам членов общины, в нулевые здесь жили цыганские бароны и процветала торговля наркотиками. Об этом сейчас напоминают оставленные прежними хозяевами особняки, которые видны со всего микрорайона.

Распознать церковь в серой одноэтажной коробке, похожей на ангар, достаточно сложно, пока не зайдешь во двор, где находится вход с объявлением о расписании служб. Внутри здания для общей молитвы выделен зал и отдельный кабинет для пастора. Помимо церкви в этом же здании базируются пять благотворительных фондов, один из которых является собственником постройки.  

«В 2011 году пришла идея создания центра поддержки гражданских инициатив «Вместе», координатором которого я избран, — рассказывает пастор Евгений Краузе. — Такое решение было принято, поскольку в одной организации свои плюсы, в другой свои наработки и у всех есть слабые стороны. Цели у церкви и у волонтеров, среди которых есть и неверующие, совпадали — служение людям. Мы поняли, что если объединимся, то свои слабые стороны сможем покрыть сильными. Так церковь и взаимодействует с фондами. Где-то организаторские функции, где-то выступает спонсором мероприятий».

В нижнетагильской общине на сегодня насчитывается примерно 60 человек. Большинство из них — молодежь.

По словам Константина, с момента образования церкви количество членов особо не менялось — кто-то приходил, кто-то уходил. Примечательно, что ее состав нехарактерен для конфессий, которые считались национальной чертой определенных народов. Например, католицизм в Екатеринбурге достаточно распространен среди потомков немцев или поляков. Половина екатеринбургских лютеран, по данным профессора УрФУ, доктора исторических наук Елены Главацкой, происходят из семей, где традиционно придерживаются этого направления христианства.

В случае с нижнетагильскими пятидесятниками община пополнялась в основном людьми со стороны, нередко дошедшими до отчаянного положения.

«Восемь лет назад я являлся прихожанином православного храма: еженедельно посещал службы, исповедовался, причащался. Но вместе с тем был зависимым от наркотиков, — рассказал корреспонденту ЕАН член общины Игорь В. (имя изменено). — Я никак не мог одолеть свою зависимость. Выходил с воскресной службы и порой сразу грешил. Однажды я узнал, что у протестантов есть программы по реабилитации. Прихожу к духовнику (священник, оказывающий поддержку конкретному прихожанину, — прим. ЕАН) и рассказываю про них. Духовник подумал и сказал: «Они читают ту же Библию, что и мы. Иди, попробуй». Я в итоге от зависимости избавился и остался в протестантской общине. Но хорошие отношения с духовником у меня сохранились. Каждый раз, как видимся, он меня спрашивает, все ли в порядке. Я, конечно, понимаю, что он бы хотел видеть меня в своем приходе. Но в моем случае речь шла о том, чтобы спасти меня от пропасти, и он прекрасно это понимал».

Подобные истории можно встретить и у других членов общины. Так, Вадим пришел к протестантам, «как к последней инстанции». Он также прежде посещал православный храм. Однако когда у него наступил кризисный момент в жизни из-за тяжелого заболевания, священник, по его словам, не смог его поддержать.

«Он мне просто сказал: «Терпи», - и я не смог это принять. Смысла этого терпения мне толком не объяснили. Я не виню его в этом. Просто на тот момент он не смог подобрать нужные слова», — говорит Вадим.

Некоторые люди, по их признанию, оставались в общине, поскольку форма молитвы у пятидесятников оказалась им ближе, чем в православном храме.

Как живут пятидесятники?

В сущности, образ жизни членов общины немногим отличается от верующих крупных христианских направлений: частая молитва, посещение воскресных служб. Особенный акцент сделан на изучении Библии.

«Мы считаем, что любой христианин каждый день должен читать Писание. Утро я начинаю с кофе и изучения псалмов. Когда мы читаем Библию, наша задача - извлечь урок для себя из каждого отрывка. Для нас — это инструкция к жизни, как к духовной, так и физической», — говорит Константин.

Еще одна характерная черта пятидесятников — порой слишком буквальное восприятие написанного в Библии, независимо от того, Ветхий это завет или Новый. По этой причине, например, у протестантов нет икон. Пятидесятники ссылаются на Ветхий завет, в котором прописан запрет на изображение Бога и поклонение каким-либо изображениям.

Никаких разночтений не допускается и по отношению к библейским заповедям. Среди протестантов, в частности, не приветствуется курение. Многие члены общины ведут абсолютно трезвый образ жизни.

Большое внимание пятидесятники уделяют крепкой и многодетной семье. Пастор Евгений Краузе, будучи отцом троих детей, довольно часто в своих проповедях сравнивает отношения человека с Богом и общение между членами семьи.

«Можно жить в одной семье, но порой у мужа и жены своя жизнь. Это страшно. Как Бог на это смотрит? Когда жена говорит мужу: «Я тебе неподотчетна». И муж говорит: «Я тебе тоже неподотчетен — во сколько захотел, во столько и пришел». Точно так же и мы поступаем, когда живем своей жизнью. Мы таким образом говорим, что мы неподотчетны Богу», — рассуждает пастор в общении со своей паствой.

Крепость семьи протестанты ставят выше различий в религиозном мировоззрении между ее членами. Пятидесятникам запрещено давить на своих родственников, чтобы обратить их в свою веру.

«У меня мама православная, и мы иногда дискутируем по поводу веры, но без криков, без посинения. У нас просто обычные рассуждения. Вообще к нам легко прийти и еще легче выйти, поэтому в церкви, наверное, число прихожан особо не менялось», — рассуждает Игорь В.

В остальном нижнетагильские протестанты живут обычной жизнью. У Евгения Краузе, к примеру, сын не так давно отслужил в армии и настолько отличился, что пастору пришла благодарность от командования части за хорошее воспитание.

«Что это за церковь, где танцуют?»

Очень сильно от традиционных ветвей христианства отличаются богослужения в пятидесятнической церкви. Помещение для молитвы больше похоже на лекторий или зал дворца культуры. Какая-либо религиозная атрибутика отсутствуют.

Богослужение открывается с полноценного концерта: на сцене появляются человек десять юношей и девушек, половина из которых музыканты — два барабанщика, саксофонист, клавишник и бас-гитарист. Остальной состав — певцы. В протестантской церкви такие группы именуются левитами. Так в Библии называли в том числе музыкантов, игравших на службах в ветхозаветное время.

Последующие полтора часа представляют собой непривычную картину для тех, кто знаком с религиозной жизнью по православным традициям. С первыми аккордами на сцене все находящиеся в зале люди начинают танцевать и подпевать, воздевая руки вверх.

«Я сам, когда впервые попал на такую службу, подумал: «Что это еще за церковь такая, где играют на музыкальных инструментах и танцуют». Очень непривычно было первое время», — рассказал Игорь.

Тексты песен (называемые в церкви гимнами) достаточно простые, запоминающиеся и по тематике особо не отличающиеся друг от друга. Это либо восхваление Иисуса Христа как Бога, либо повествование о том, как человек идет к Всевышнему. Музыка, звучащая со сцены, намного богаче: от танцевальных до драматических ноток, созвучных песне «My Heart Will Go On» из фильма «Титаник».  

Проповедь, похожая на лекцию

Ближе к концу концерта на сцену поднимается пресвитер. У него нет ни специального облачения, ни отличительных знаков. На нем рубашка, брюки и туфли. Пастор вместе с тем настаивает, что это и есть его богослужебная одежда, которую он надевает исключительно для проведения собраний. Также у пресвитера есть специальный деловой костюм, в котором он выходит к молящимся только в церковные праздники.

Завершив вместе с левитами концерт, Евгений Краузе переходит к молитве. В этот момент его сухой и неуверенный в обычном разговоре голос переходит в нечто громоподобное, что, впрочем, характерно для протестантских пастырей. Вместе с прихожанами пастор молится практически за весь город, начиная от молитв за свою паству и заканчивая просьбой «сохранить стены».

После молитвы Евгений Краузе уже прежним голосом переходит к проповеди, которая занимает всю остальную половину службы — от 1,5 часов и более. В православных и католических приходах проповедь намного меньше — от 5 до 15 минут.

Сама проповедь в протестантской церкви больше похожа на лекцию в учебном заведении по схеме: чтение отрывка Библии — совместное рассуждение над его смыслом.

Попутно прихожане конспектируют речь пастора, заглядывая в текст Писания. О том, насколько интенсивно пятидесятники изучают священную для них книгу, говорят многочисленные пометки на полях страниц и в самом тексте.

По своему содержанию проповедь Евгения Краузе практически не отличается от того, что вещают своим прихожанам православные или католические священники. Как и его коллеги из других конфессий, он также обличает человеческие пороки: эгоизм, измены супругов, азартные игры, стремление к обогащению и так далее. Как и другие священники, пастор призывает членов общины вести христианский образ жизни.

Красной линией, которая проходит через всю проповедь, в речи пастора пятидесятников выделяются несколько моментов: «Если ты не служишь ближнему — твоя цель потеряна»; «Церковь — это не религия, это живая вера»; «Церковь должна служить городу и народу». Если судить по речи Евгения Краузе, эти идеи являются одной из основ вероучения пятидесятников.

Отношения с другими конфессиями

Нижний Тагил, как и Екатеринбург, многоконфессиональный город. Помимо православных приходов здесь есть католический храм и несколько протестантских общин. Со всеми конфессиями у церкви «Иисуса Христа», по словам ее членов, отношения ровные.

«Ни у кого из нас нет идеологии, что протестантизм - лучшая религия, мы ни с кем не конкурируем. У всех есть чему поучиться друг у друга, — считает Константин. — А вот у неверующих людей о протестантах достаточно стереотипные представления, сохранившиеся с советских времен. В то время им внушили, что мы некая секта, и они по-прежнему так считают».

Крупные христианские ветви — православная и католическая церковь, с одной стороны, держат дистанцию, но допускают диалог с протестантами в рамках социальных проектов, которые у них широко развиты.

Сергей Беляев

Фото: pixabay.com

Открыл Библию – получил штраф: как работает «закон Яровой»

Комментировать