August 20, 2018, 6:00 AM

«Чиновники видят в нас сектантов, приходится жаловаться Путину»: как живут старообрядцы на Урале

Спустя месяц после визита в Екатеринбург главы РПЦ патриарха Московского и Всея Руси Кирилла в столицу Среднего Урала приехал предстоятель Русской православной старообрядческой церкви (РПСЦ) митрополит Корнилий (Титов). Он же является руководителем Уральской епархии, в которую помимо Свердловской области входит Пермский край, Челябинская и Оренбургская области.

Митрополит Корнилий — 71-летний предстоятель Русской православной старообрядческой церкви (с октября 2005 года). С начала своего руководства РПСЦ взял курс на вывод староверов из изоляции, а также на налаживание контактов с РПЦ МП. Из-за неоднократных встреч с представителями Русской православной церкви митрополит Корнилий подвергся критике со стороны некоторых старообрядческих общин. С 2012 года глава РПСЦ начал активно налаживаться связи с руководителями регионов, а в последующем и страны. В частности, в мае 2017 года состоялась встреча митрополита и президента России Владимира Путина

Для Урала, половина которого в XVIII-XIX веках была выстроена старообрядцами, этот визит значим. Митрополит Корнилий по своему статусу фактически является патриархом и духовным лидером староверов. По сравнению со своим «коллегой» из РПЦ глава РПСЦ навещает уральскую паству намного чаще — примерно раз в два года. Вместе с тем в Екатеринбурге община старообрядцев немногочисленна и насчитывает около сотни человек. О современном положении староверов в России и уральской столице корреспондент ЕАН поговорил с предстоятелем РПСЦ.

 

«РПЦ нам не враг»

- Владыка, старообрядцы более 300 лет подвергались гонениям со стороны светских властей. Сначала в правление династии Романовых, затем в советское время. В настоящее время как складываются взаимоотношения с государственными органами?

- Я вижу динамичное улучшение. Серьезные подвижки произошли после встречи с президентом России Владимиром Путиным, когда он в мае 2017 года посетил старообрядческий Рогожский духовный центр. За 350 лет он стал первым главой государства, который провел с нами встречу. Это исторический поворот во взаимоотношениях старообрядцев и светских властей. Тогда же удалось познакомиться с окружением президента. Они узнали больше о старообрядчестве, и у них сформировалось позитивное отношение.

 

Нам стали уделять больше внимания. Пусть это не всегда помощь, но нам меньше мешают, и это уже хорошо.

- А какие отношения у вас сложились с региональными властями? Например, с руководством Свердловской области?

Старообрядчество или же староверчество — православное течение, образовавшееся в 1650-х - 1660-х годах после церковной реформы, проведенной патриархом Никоном. Староверы считают себя хранителями православной веры, которая была утверждена на Руси с 988 года. Старообрядцы полагают, что церковные реформы были составлены под влиянием вероучения Римско-католической церкви и православие таким образом было искажено. Это стало одной из причин конфликта. С XVII века к сторонникам РПЦ староверы применяют термин «никонианцы»

- Здесь у нас всегда было плодотворное сотрудничество. И с предыдущим губернатором так было, и при нынешнем главе региона Евгении Куйвашеве. На них всегда можно положиться. Знаком хорошего отношения является то, что к каждому моему визиту в области появляются новые храмы, а приходы прирастают молодежью.

 

На Урале всегда было понимание, что старообрядцы — основатели промышленности, потому что сюда староверы стекались от гонений и в XVIII, и в XIX веках. Старообрядцы всегда пользовались в регионе репутацией крепких и надежных людей, и сейчас им отдают должное.

- Легко ли получить земельный участок под церковь?

- По-прежнему трудно. На местах не очень приветствуют предоставление земли.

- Какие сложности возникают при переговорах с местными чиновниками?

- Они вообще не знают ничего о старообрядчестве: на уровне фильмов и картины «Боярыня Морозова». Думают, что мы какие-то сектанты. Это с советского времени такой стереотип сложился. Приходится им с Москвы через президентскую администрацию объяснять: «Это тоже наши, православные».

- Сколько всего человек насчитывается в Русской православной старообрядческой церкви?

- Никто не считал и не ведет такой статистики. Могу сказать только по количеству приходов: в России насчитывается 200, еще примерно 50 в Украине, чуть меньше в Молдавии.

Кроме того, идет приток старообрядцев-переселенцев. Интернет значительно ускорил эту работу, поскольку люди стали узнавать друг о друге, и мы с ними сейчас устанавливаем контакты. Недавно у нас началась работа по налаживанию связей со старообрядцами, которые переселились на Дальний Восток из Боливии, Уругвая, Аргентины, Бразилии. Этот процесс присоединения старообрядцев из стран Латинской Америки начался два года назад, и по нему надо активно работать.

- Каковы в настоящее время отношения между старообрядческой Церковью и РПЦ?

- Я бы сказал, что сейчас это добрососедские, мирные отношения. Идет сотрудничество по социальным проектам: борьба с пьянством, наркоманией, разнузданными обычаями, например, с содомией. Сейчас создана комиссия, которая должна проанализировать, что произошло в расколе и как вернуться к исходной точке.

- Какие преграды существуют для юридического воссоединения?

- Нежелание РПЦ возвращаться к исходной позиции. Например, двуперстие и троеперстие.

- Почему так важно, как складывать пальцы? Ведь одним и тем же жестом исповедуют Троицу и две сущности в Иисусе Христе.

- Мы же не просто так складываем и машем рукой – мы налагаем крест. И догматически в двуперстии исповедуется, что на кресте распинался Исус (в произношении старообрядцев — прим. ЕАН) Христос. Вот эти два пальца. А в троеперстии получается, что Троица. При Иоанне Грозном был собор в 1551 году, который постановил: «Аще кто не крестится двуперстно, проклят будет».

- Двуперстие – это основная преграда для воссоединения?

- Не основная, конечно. За 350 лет очень много противоречий накопилось. Еще протопоп Аввакум сказал: «Начнете что-то изменять, и конца не будет».

К примеру, как проводится крещение. Апостолами написано, что должно быть крещение в трех погружениях. На Западе, в Римско-католической церкви, поливают или обрызгивают. Затем это перешло и в Русскую православную церковь, но там постепенно уже понимают, что это неправильно.

Сейчас и по уставу, и по духу мы видим расслабления в РПЦ. Тот же Александр Солженицын и другие писатели говорили, что они благодарны старообрядцам за сохранение православия. И митрополит Илларион (Алфеев) выражал старообрядцам благодарность за сохранение византийского пения, которое было создано именно для молитвы.

- Богослужебную музыку, написанную, например, Чайковским вы не используете?

- Ни в коем случае. Это чисто западное влияние, когда песнопение превращается в оперу, как и на иконопись в РПЦ повлияли Рафаэль и другие художники эпохи Возрождения.

 

Это все - для развлечения, а не для молитвы: и музыка, и картины вместо икон. Дух ушел оттуда.

- Рассматривался ли вопрос, что РПСЦ получит отдельный статус внутри РПЦ?

- Такой опыт был в единоверии, но мы не хотим какого-то отдельного к себе отношения.

 

Мы предлагаем: «Давайте возвращаться к исходной точке». Но во всяком случае мы сейчас не враги, как это было при Петре Первом и последующих Романовых.

Только при Николае Втором было послабление на исходе 300-летия дома Романовых.

Единоверие — течение в старообрядчестве, возникшее в XVIII веке. Характеризовалось переходом староверов под юрисдикцию Московского патриархата (в последующем Священного Синода). При этом старообрядцы получали право на сохранение прежнего образа жизни. В советское время единоверие практически исчезло.

- Владыка, сколько может занять по времени воссоединение РПЦ и РПСЦ?

- Мы никогда не уходим от диалога, но, сколько это может продлиться, одному Господу известно.

 

Почему не исчезают старообрядцы? Интервью с настоятелем екатеринбургского старообрядческого храма Рождества Христова, отцом Павлом Зыряновым

- Отец Павел, сколько в Екатеринбурге проживает старообрядцев?

- В списочном составе, который я веду, насчитывается примерно 1 тысяча человек. Если говорить о прихожанах храма, то рядовую воскресную службу у нас посещают около 100 человек.

- Количество прихожан меняется?

- Да, постепенно оно растет. К примеру, с начала этого года отпеваний у нас 14, а крещений около 30. Прирост очевиден.

- Я эти вопросы задаю к тому, что по исторической логике старообрядцы должны были исчезнуть. Господдержки у них не было. Ведь на протяжении 300 лет, включая советское время, они постоянно испытывали гонения.

- Бог не в силе, но в правде. Нас удерживал на плаву божий дух, он помогал нам расти. Отсюда и наша крепость, и надежность - та репутация, которая сложилась у старообрядцев на Урале.

 

Мы просто понимаем, что любые нападения на нас будут отскакивать, если мы будем без греха.

Свою роль играет и семейное воспитание, когда личным примером отец, мать, бабушка, дедушка, живя по церковным правилам, контролируют себя и дают пример детям своим поведением.

- Достаточно распространено мнение, что настольной книгой у старообрядцев в воспитании является «Домострой»?

- Ни в коем случае. «Домострой» имеется в некоторых семьях, чтобы подчерпывать традицию, когда она забывается. Но основная книга у нас Библия. В первую очередь Евангелие.

- В РПЦ у многих, кто называет себя православными, религиозные представления тесно сплелись с суевериями или некими семейными традициями. Например, распространено мнение, что на Крещение в проруби омываются грехи. А насколько старообрядцы подвержены суевериям?

- У нас это отсутствует, поскольку на исповеди священник спрашивает человека: клялся ли он, божился ли, верует ли в птичий грай (мрачное предсказание, — прим. ЕАН), шептание. Это приравнено к греху. Ежегодно исповедуясь, человек слышит эти вопросы и понимает, что это нельзя. Суеверия не то чтобы пресекались, они даже не возникают у старообрядцев. При первых же признаках, уже на уровне семьи идет разъяснительная работа, что это все от лукавого, чтобы сбить человека.

«Гонения обескровили старообрядцев»

- Как известно, в старообрядчестве за эти 350 лет сложилось несколько течений. В том числе беспоповцы. Они до сих пор существуют?

Беспоповство — течения в старообрядчестве, которые остались без священников в XVII веке в связи с вымиранием священников, поставленных до церковной реформы. Беспоповцы отрицают легитимность священнослужителей, которые были рукоположены после раскола. Нередки были случаи, когда староверы становились беспоповцами в XVIII-XIX веках из-за отсутствия священника в отдаленных местах проживания. Сложившиеся общины также отличаются друг от друга в мировоззрениях. В частности, в некоторых из них отрицался церковный календарь или иконы, написанные после реформы.

- Действительно, на Урале есть такие общины. За несколько столетий гонений нас обескровили, лишили священнослужителей — к XIX веку сложился запрет на прием священнослужителей из господствующей церкви. Многие общины в таких условиях остались без священников, и в таком состоянии они закостенели. Они говорят: «Так жили наши предки, и мы так будем продолжать».

- То есть семейные традиции заменили религиозные основы?

- Тут скорее не традиции, а именно непонимание всей полноты церковных таинств, которых нет у беспоповцев. Ведь нет священника — нет таинств. Крестят они сами, сами принимают исповедь, но никаких священнических молитв они не читают. Кроме того, священнослужитель является носителем вероучения, а раз священники были утеряны, то утеряно и вероучение. Бабушки и дедушки не могли передать своим потомкам предание церковной жизни.

В Екатеринбурге эти общины были децентрализованы, то есть молятся только дома. Последняя община в городе распалась десять лет назад после продажи дома на Шарташе, где они собирались. Здесь как раз мы и видим тот распад, и вымирание, о которых вы сказали. Там, где отсутствует централизация и священноначалие, происходят такие процессы.

- Что происходит с членами распавшихся общин?

- Те, кто остался без духовного наставничества, но чувствуют необходимость в этом, приходят к нам. Они принимают миропомазание и входят в Церковь.

- Одних таинств все-таки мало, чтобы человек погрузился в церковную жизнь. Ведь новому члену прихода нужно разъяснить, что происходит на службах. Каким образом это делается?

- Человек, который пришел к этому сам, уже осознал, зачем ему необходима Церковь. Вновь пришедшим мы постепенно объясняем, какие моменты происходят на службах. Это необходимо делать дозированно, по мере понимания человеком всех вещей. Я лично отвечаю на вопросы людей. Также у нас есть воскресные школы для взрослых и детей.

Это как раз и есть процесс, называемый воцерковлением.

- Гонения обескровили старообрядцев. Вы и сейчас испытываете дефицит в священнослужителях?

- К сожалению, священников по-прежнему не хватает. Но с другой стороны, 30 лет назад в Свердловской области не было ни одного священнослужителя. В 1988 году появился один — в селе Пристань. К настоящему времени в области их насчитывается четыре. Рост получается — 400%. Для нас это уже результат.

- В РПЦ, где также испытывают дефицит кадров, есть практика, когда новый член церкви через два-три года становится священником. Как у вас с этим?

- Нет, апостол Павел в своих посланиях писал: «Вскоре руки не возлагай» (имеется в виду таинство рукоположения в священники, — прим. ЕАН). В правилах написано, что в течение пяти лет после крещения «никаких должностей не вручай», чтобы у человека не было искушений.

Этот барьер защищает человека от самого себя. Тем более если говорить о кандидате, который должен стать священником, то его фактически взращивают в приходе определенное время. Понятно, что процесс это не скорый.

Власти Нижнего Тагила сорвали закладку старообрядческого храма