11:55 12.12.2018

Глава уральского СК на транспорте Петр Решетников: коррупция мешает нам жить

Вернувшийся в Екатеринбург с Дальнего Востока руководитель уральского Следственного комитета на транспорте Петр Решетников отработал первые 100 дней. Считается, что это рубеж, после которого любому чиновнику уже можно задавать первые вопросы об ощущениях от работы на новом месте. В чем особенность нашего региона, когда завершится расследование "дела фальшивых пилотов" и почему даже миллионеры у нас летают на развалюхах - в интервью ЕАН.

Петр Решетников родился в 1969 году. Выпускник Уральской государственной юридической академии, служил в прокуратуре Шалинского района, прокуратуре Екатеринбурга, возглавлял надзорное ведомство в Ленинском районе, занимал должность первого заместителя руководителя Уральского следственного управления на транспорте СК. В 2010 году возглавил следственное управление СК при прокуратуре РФ по Дальневосточному федеральному округу. С 2014 года руководит СУ СКР по Хабаровскому краю

 









Ми-2
— советский многоцелевой вертолёт, разработанный ОКБ М. Л. Миля в начале 1960-х годов. В 1965 году было развёрнуто серийное производство в Польше. Широко применяется для выполнения множества гражданских и военных задач

- Петр Геннадьевич, расскажите, в чем специфика работы уральского управления СК на транспорте? Удалось уловить тренд в правонарушениях на территории?

- Из 15 дислокаций нашего управления мне удалось на данный момент (5 декабря) посетить практически все. Основная специфика нашей подследственности связана, прежде всего, с расположением двух железных дорог – Свердловской и Южноуральской. В уральский транспортный регион входит Уральский федеральный округ, Пермский край и Оренбургская область. Все процессы, происходящие на той или иной территории, связаны с социально-экономическим положением региона. С этой спецификой связана логистика и виды транспорта, которые используются.

 Для примера: в ХМАО и ЯНАО сосредоточено 85% всего вертолетного парка России. Значит, происшествия связаны именно с этим видом транспорта. Для центра УрФО более характерны правонарушения на железнодорожном транспорте.

Если учитывать доходы населения, чем они стабильнее, тем больше правонарушений воздушного законодательства. Использование незарегистрированных летательных аппаратов, управление летательными аппаратами лицами без пилотных удостоверений, беспилотные воздушные средства.

Камский и Обский водные бассейны также входят в нашу подследственность, там мы чаще расследуем преступления, связанные с грузопассажирскими водными перевозками.

Новый глава уральских следователей на транспорте приступил к работе
 

- Уточним про ХМАО и ЯНАО. Часто ли там фиксируются происшествия, связанные с услугами, которые владельцы вертолетов оказывают населению? Прыжки с парашюта, воздушные прогулки?

 - На Ямале – нет, там этими услугами занимаются в основном профессионалы, лицензированные организации. Там причинами происшествия чаще всего становятся ошибка пилота, использование устаревшей техники или погодные условия.

Но вертолетов сейчас очень много и в других областях УрФО. Те, кто увлекается охотой, например, используют вертолеты.

 

Удивительно, что люди, которые могут себе это позволить, обычно покупают вертолет-«долгожитель». За последние годы много катастроф было с вертолетами Ми-2, это устаревшая модель.

К крушениям ведет неправильное их обслуживание и пилотирование.

- Нельзя просто запретить их эксплуатацию?

 - По каждому уголовному делу мы вносим представления. Они могут быть связаны с техническими неисправностями или с отсутствием лицензии. Это происходит по факту. Если говорить о профилактике, может возникнуть недовольство, что мы ограничиваем предпринимательскую деятельность. Но в целом работаем с прокуратурой и с Росавиацией, ориентируем их на такие субъекты и юридические лица.

При нашем управлении сформирован общественный совет, в который входят организации, наделенные правом законодательной инициативы. Учитывая некоторые «белые пятна» в законодательстве, общими силами формируем предложения по их устранению.

В текущем году Уральским следственным управлением на транспорте СК России расследовано 326 преступлений коррупционной направленности. Из числа всех преступлений, расследованных следственныим управлением, преобладают дела о следующих коррупционных преступлениях: дача взятки– 50 (6,1%); мошенничество – 70 (8,6%); получение взятки – 13 (1,6%); присвоение или растрата – 57 (7%); служебный подлог – 99 (12,1%), злоупотребление должностными полномочиями – 47 (4,6%), превышение должностных полномочий – 2 (0,2%). Окончено в 2018 году производством 59 уголовных дел коррупционной направленности.Наибольшее количество уголовных дел о преступлениях коррупционной направленности окончено Оренбургским и Курганским следственными отделами на транспорте.Ущерб, причиненный коррупционными преступлениями, составил более 4 миллионов рублей, который в основном возмещен. В целях возмещения ущерба и исполнения приговора наложен арест на имущество на сумму более 4 миллионов рубле

Про борьбу с коррупцией

 - Не буду произносить волшебные слова, но если сказать просто и коротко: коррупция мешает нам жить. Поэтому ежегодно борьба с ней для всех управлений СК является приоритетной задачей. Тем более, в силу сформированных правил подследственности, в основном, именно специалисты Следственного комитета расследуют коррупционные дела. Согласно статистике нашего управления, чуть более 30% расследованных преступлений по результатам 11 месяцев 2018 года – это именно коррупционные преступления.

 - Приведите примеры наиболее ярких и характерных коррупционных преступлений, которые расследованы управлением и доведены до своего логического завершения?

- По сравнению с прошлым годом таких преступлений стало меньше. Вообще, мы работаем на «давальческом сырье» - к нам поступает информация, зафиксированная органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. Возможно, снизилась их эффективность. Но в первую очередь я связываю уменьшение с тем, что последние три года велась активная работа и она должна была дать результат. Вместе с тем, нами расследовались уголовные дела о коррупционных преступлениях в сфере здравоохранения, в учебных заведениях, при осуществлении закупок для государственных нужд.

Что касается тренда – мы, по-прежнему, пристально следим за объектами железнодорожного транспорта и организациями, связанными с этой сферой. Я не вижу пока должного эффекта. В этой области еще множество преступлений с коррупционной составляющей. Фокус внимания на сферу развития транспортной инфраструктуры. Поскольку в майских указах президент поручил развивать это направление, значит, на него выделяются бюджетные средства. Считаю, за этим нужен глаз да глаз. Мною проведены рабочие совещания с руководителями подразделений по оперативно-розыскной работе.

 

Работа ведется, и до конца года мы уведомим вас, а вы – общественность о выявлении ряда серьезных коррупционных преступлений, в том числе совершенных высокопоставленными должностными лицами.

Про несовершеннолетних и ответственность за их гибель на железнодорожном транспорте

Ст. 156 УК "Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего родителем или иным лицом, на которое возложены эти обязанности, а равно педагогическим работником или другим работником образовательной организации, медицинской организации, организации, оказывающей социальные услуги, либо иной организации, обязанного осуществлять надзор за несовершеннолетним

Что мы делаем в данный момент и чего, как я считаю, недостаточно.

Проводим проверки нахождения несовершеннолетних на путях, сообщаем в прокуратуру, детскому омбудсмену, в ПДН. Это действительно проблема: еженедельно в сводках присутствует информация о детях, которые играют на путях и вблизи них. Обкидывают проходящие поезда камнями, кладут на пути различные предметы.

Ежемесячно наши следователи обобщают информацию по таким инцидентам, проводим и с детьми, и с родителями профилактические беседы.

- Для кого по этим делам наступила уголовная ответственность? Кто признан виновным? Родители?

- В четырех случаях дела прекращены за отсутствием состава преступления. В действиях сотрудников железной дороги состав преступлений не найден. Вместе с тем, установив ненадлежащий контроль родителей за несовершеннолетними, мы передаем такие дела в органы внутренних дел. В ряде случаев сами привлекаем родителей к ответственности.

 

Например, в Кургане мальчик с диагнозом аутизм находился вместе с родителями рядом с железнодорожными путями. Родители, выясняя отношения между собой, попросту про него забыли. Его заинтересовал транспорт, и он пошел в лобовую на локомотив. И погиб.

За 9 месяцев 2018 года возбуждено 17 уголовных дел по преступлениям, совершенным в отношении несовершеннолетних, 9 детей получили травмы на железной дороге, пятеро погибли

Дело было возбуждено по двум статьям, в том числе по статье 125 УК РФ «Оставление в опасности».

 

Прокуратура нас поддержала, и мы добьемся, чтобы родители понесли наказание.

 - Как планируете взаимодействовать с руководством РЖД и муниципальными властями, если вблизи железнодорожного полотна отсутствует охрана, ограждения, переходы? На общественном совете при управлении СК на транспорте представители РЖД жаловались на отсутствие ресурсов, а вы говорили о том, что можно возбуждать дела о халатности в отношении чиновников, которые не придают этому должного значения.

- К сожалению, в деятельности железных дорог сейчас превалирует экономическая составляющая. Бесспорно, они созданы для того, чтобы перевозить грузы и пассажиров. Но вместе с тем ежегодно на объектах железнодорожного транспорта уральского транспортного региона гибнет около 100 человек. Это пугающая цифра.

Мы предлагаем несколько инициатив, связанных с нашей деятельностью, которые поддерживаются центральным аппаратом Следственного комитета. Например, по каждому факту гибели человека на железнодорожных путях давать оценку действиям не только поездной бригады, но должностных лиц, которые несут ответственность за безопасность людей на путях. В сферу безопасности входит инфраструктура – переходы, переезды, заграждения, охрана на станциях и перегонах. В силу специфики законодательства вся финансовая нагрузка возложена на РЖД. Они в свою очередь обращаются к властям муниципалитетов и субъектов РФ за помощью. Несмотря на то, что меры принимаются, например, оборудован безопасный переход на станции Керамик в Екатеринбурге, в больших городах и особенно в их пригородах на перегонах люди продолжают гибнуть и получать увечья.

У РЖД есть инвестиционные программы транспортной безопасности, но с их помощью до 2025 года они смогут обезопасить только четверть таких участков. Этого мало!

Кроме затратного строительства есть и другие способы. Есть сводный график движения поездов. Мы предлагаем снижать скорость грузовым составам вблизи станций и перегонов. Допустим, разрешенная скорость 60 км/ч. Если ее снизить до 20 км/ч, состав успеет остановиться, когда есть опасность наезда на человека. При этом наши предложения по снижению скорости связаны только с местами, где действительно много случаев травмирования.

 

Надеюсь, что руководители РЖД нас услышат. Пока основное возражение – при уменьшении скорости грузы будут перевозиться медленнее, топлива и электричества будет тратиться больше, а значит, будет потеря прибыли. Некорректный аргумент, если можно спасти человеческую жизнь.

Про авиапроисшествия

- На прошлой неделе в Свердловской области случилось очередное авиапроисшествие. Погиб пилот дельтаплана, пассажир позже скаончался в больнице. Что планируете делать с подобными случаями, которые совсем не редкость?

 - Это на самом деле серьезная проблема. Следственные органы в одиночку это решить не смогут. В первую очередь в изменении нуждается наше законодательство. Пилотируемые воздушные суда массой менее 115 кг могут не лицензироваться, пилоты могут не получать удостоверения. Это зафиксировано в федеральных авиационных правилах от 2013 года.

В Свердловской области погиб пилот дельтаплана

Беспилотные воздушные средства менее 30 кг также может купить кто угодно и использовать как угодно. Можно провести аналогию с приобретением оружия или возможностью управления автомобилем. Прежде всего, проводится курс обучения. В случае со сверхлегкими летательными аппаратами или так называемыми беспилотниками, никто не обязан проходить обучение. Наши «икары» гибнут сами, пытаются делать на этом бизнес. Такой пробел есть, и нужно менять данные правила, а также и административное, и уголовное законодательство.

Росавиация выявляет собственников подобных летательных средств, и, если они используют технику с нарушениями, им грозит штраф. Но он мизерный – около 2000 рублей. Поэтому эта мера неэффективна. Наше управление направило предложение по ужесточению административного наказания уполномоченному по правам предпринимателей (собственники сверхлегких летательных средств часто оказывают услуги населению, – прим. ЕАН). Если мы найдем у них понимание, сможем более эффективно контролировать соотечественников, которые рвутся в небо.

- Откуда у икаров, как вы их назвали, эти самолеты?

- Очень много самодельных. В 90-е годы был взят курс на развитие малой авиации. С тех пор она развивается стихийно и не обеспечена законодательной базой. В связи с этим люди берут, что подешевле и своими силами пытаются аппарат усовершенствовать.

 - Чем закончилась история с аннулированными дипломами пилотов, закончивших ЮУрГУ?

- Дело расследуется. Мы столкнулись с коллизией норм, противоречием двух федеральных законов. Согласно закону об образовании, деятельность этого вуза вполне легальна, у них есть лицензия на подготовку и переподготовку пилотов. Но в федеральных авиационных правилах 2013 года содержится императивное правило, что подобные учебные заведения должны быть аккредитованы в Росавиации. Этой аккредитации у челябинского вуза нет. К тому же у специалистов Росавиации нет четких критериев для аннулирования пилотных удостоверений.

 

Представьте, в нашем опыте есть факт: пилот вылетел из одного порта еще с действующим удостоверением, а приземлился уже с аннулированным. Ему самолет нужно обратно вести с отдаленной территории, а у него нет для этого полномочий. Удостоверение как раз было аннулировано по этому делу.

26 пилотов обратились в суды с исками против Росавиации, 18 исков суд удовлетворил. В данный момент наша задача – выявить всех пилотов с проблемными удостоверениями и разобраться, почему вуз не получил необходимую аккредитацию, несмотря на то, что руководство знало о ее необходимости. Так что точка еще не поставлена.

- Спрошу про дроны. Будет ли законодательно регулироваться их использование? Их часто приравнивают к опасному виду развлечений.

- Надо учить пользоваться беспилотниками, раз они продаются на каждом углу. У нас в школах были уроки конструирования, мы там учились конструировать летательные аппараты. Сейчас на уроках технологии и ОБЖ можно и нужно учить, как и где можно безопасно пользоваться подобными воздушными средствами. При этом такой ликбез будет интересен детям, если там будут такие технологичные вещи. Не запрещать, а просвещать.

- Вы служили на Дальнем Востоке 8 лет. Вернулись в Екатеринбург. Как ощущения?

- Период, который я провел на Дальнем Востоке, меня изменил и обогатил. Планирую этот опыт использовать здесь. Вижу, что именно на транспорте изменились условия работы и требования.

Мы здесь не только правоприменители, перед нами открываются возможности для предложений по изменению и внесению новых норм и правил в действующее законодательство. Это уже называется нормотворчество, для юриста – это и важно, и амбициозно. Следователь становится юристом с большой буквы, занимается нормотворчеством совместно с органами власти и общественными организациями. Мне эта работа интересна прежде всего ее новыми формами.

Новое дело о свердловской «борзоте» связано со скандальным московским застройщиком

Новости