July 15, 2017, 3:01 PM

Итоги недели от Александра Кириллова

Любые семь дней — это не только набор каких-то конкретных событий, но и определенная рефлексия, ощущения и настроения, впечатления от происходящего. На этой неделе были три темы, которые каждая по своей причине меня чем-то зацепили.

«Спасите наши души!»

Екатеринбург – «Грязьбург». Екатеринбург – «Снегбург». Ярлыки, так нервировавшие мэрию города, да минувшей неделе дополнились новой темой. Улицы столицы Урала после пары сильных, но вполне невинных ливней накрыли потоки грязной воды, в которых тонули автомобили, а горожане спасались от них на скамейках.

Что это было? Оправдания мэрии, ссылки на небывалые ливни явно несостоятельны: все, кто живет в городе более или менее продолжительное время, прекрасно помнят и более существенные осадки. Но чтобы полностью заливало широкие тротуары проспекта Ленина или район Большакова - 8 марта...

Многие злорадствовали: вот приедет Путин, его Mercedes «утонет» - и тогда он всем покажет, и тогда заживем. Но не случилось, городским властям, как это уже не раз бывало, повезло: день приезда первого лица государства выдался на редкость погожим, дождей не было. Как говорится, пронесло. Зато, как только президент улетел, город опять утонул.

Но Путин улетел, проблема осталась. Пугает, что никто не понимает, что с этим делать. Это явно новый вызов для мэрии. С грязью все понятно: виноваты автолюбители, которые паркуются на газонах. Со снегом та же история: у нас тут не Сочи, не нужно нервничать, весной все само растает. Но что делать с водой?

Чиновники уже намекают, что «убрать» воду под землю можно, но это будет стоить миллиарды. Но кто им поверит? Большинство горожан не без оснований полагают, что деньги уйдут, а проблема останется. В конце концов, все мы помним, что фасады домов на так называемом гостевом маршруте красили уже не раз, а облезали они на следующий день. А дороги, которые у нас каждый год ремонтируют, не живут больше пары лет.

И надежд на ЧМ-2018 и «Экспо-2025» нет. На месяц-другой всех этих покрасок хватит, а дальше – хоть трава не расти.

«К нам приехал ревизор»

Путин в любом городе и в любой области – всегда неизбежный гость. Для местного начальства приезд «монарха» - это большая ответственность и невероятные нервы. Недели подготовки, «зачистка» проблемных точек, создание управляемой повестки.

Но все это уже в прошлом. Кремль на примере Свердловской области показал: отныне от визита президента в регионы региональным и муниципальным элитам можно ждать, как говорил сатирик Хазанов, «любой подлянки».

Путин указал на проблемы с выплатой зарплаты. Было ли это неожиданностью? Нет. Как оказалось, все об этом знали. Более того, есть «живые» возбужденные дела. Тогда почему все произошедшее стало таким шоком? На самом деле все совершенно очевидно. Местные проблемы на то и местные, чтобы бороться с ними на своей «земле». И докладывать «наверх». Или не докладывать. Последний вариант – оптимален.

При этом понятно, что всегда кто-то направлял справочки наверх по параллельным каналам, главные трансляторы известны – ФСБ и полпредство. Но и их аналитички, за редким исключением, последствий не имели. Скорее всего, они лежат где-то в администрации президента аккуратной стопочкой в сейфе или, скорее, в файле компьютера.

Самое плохое, на мой взгляд, во всей этой истории – желание кого-то немедленно наказать и снять. В этом административном раже, как показывает практика, как правило, казнят невиновных, а награждают непричастных. А это очень печально.

Но есть во всем произошедшем и плюсы. Для других губернаторов. Пусть учатся на нашем примере.

«А кто у нас мэр?»

Кто в Екатеринбурге хозяин – для элит давно не секрет. Известно, что бюджет города контролирует сити-менеджер Александр Якоб. При этом есть еще и глава города – Евгений Ройзман. Не погрешу против истины, если скажу, что его персональная известность в городе – процентов под 90, о Якобе же слышал дай бог если каждый третий.

Но мы с этим живем уже несколько лет и давно привыкли к неразберихе: вроде есть мэр, первый парень на деревне, но при этом он вроде бы ничего не решает. И есть мало кому известный чиновник Якоб, который распоряжается миллиардами.

И вот приехал Путин и открыл нам глаза: главный в городе – Якоб. Именно ему нужно адресовать претензии жителей о принудительном расстеклении, повышении платы за проезд и прочих общественных неудобствах.

В соцсетях активно возмущались: «Как же так, президент не знает, кто глава третьего по значению города России!» «Губернатор назвал главой города Якоба. А ведь это Ройзман! Неужели глава региона не в курсе устройства власти в городе?»

Конечно, все в курсе. Все все понимают. Я уверен, что и президент, и губернатор, и мэр с сити-менеджером прекрасно осознают: нынешнее устройство власти в городе ненормально, неправильно и ущербно. Глава у города должен быть один. Это прекрасно чувствовали в мэрии Екатеринбурга еще в 1995 году, когда команда Аркадия Чернецкого ввела в официальный оборот термин «глава города».

Но никто ведь не отважится сказать об этом Первому? Зачем тревожить занятого человека? Логика местных элит понятна: уезжай поскорее, мы тут сами разберемся, кто здесь глава.

А вообще и ответ, и вопрос по своему символичны. Каким-никаким, но главой города Ройзман все же был. А теперь его так решительно и безапелляционно раскороновали.

Комментировать