August 17, 2018, 5:48 AM

Лидер «Мумий Тролля» Лагутенко: «На Дальнем Востоке гадают на жимолости»

На российской сцене есть уникальные, прямо скажем, феноменальные музыкальные явления. К таким, бесспорно, можно отнести группу «Мумий Тролль». Несмотря на то, что бум популярности самого морского бэнда начался еще в конце 90-х годов, музыканты, соединяющие российскую и восточные музыкальные индустрии, до сих пор собирают огромные стадионы и залы. Владивостокские романтики выступили в Екатеринбурге всего две недели назад, а уже этим летом они станут главной звездой празднования Дня города в столице Урала. Недавно группа выпустила свой новый альбом «Восток x Северозапад». О новой работе коллектива, о социальных темах и о том, состоится ли уральский фестиваль V-ROX, - журналист ЕАН пообщался с бессменным лидером группы Ильей Лагутенко.

- Добрый день, Илья Игоревич! В вашем альбоме «Восток x Северозапад», вышедшем всего три месяца назад, есть песня «Ответственный за романтику». В ней фигурирует строчка: «Я был ответственным за романтику. Теперь пора мне в другую галактику». Романтика сейчас уходит на второй план. А каким-то образом ее можно снова вернуть в моду?

- Что касается песни, то здесь больше от музыкальной субкультуры «новых романтиков» 80-х. Именно тогда я увлекся идеей создания рок-группы, и мне нужно было найти отправную точку для самоидентификации. С годами моя романтика стала просто сродни пороку «вечного мечтателя» (смеется). И никак и никуда не уходит.

- В 2014 году я брал у вас интервью и вы сказали, что скоро в Екатеринбурге будет проведен уральский V-ROX. Почему не получилось?

- Общие установки международного сотрудничества в стране кардинально поменялись в 2014 году. Нам пришлось отказаться от идеи экспансии фестиваля в другие регионы ради того, чтоб спасти существование якорного события во Владивостоке. За эти годы пришлось пересматривать концепцию развития всего мероприятия. Хотя меня не покидает мысль о более плотном сотрудничестве наших регионов в области музыкальной культуры. У уральцев есть чему поучиться.

- В новой работе группы целая песня посвящена жимолости. В чем тут смысл? Есть у меня мысль о том, что жимолость – это отсылка к тому, что это соединение частей слов «жить» и «молодость». Мне удалось угадать?

- Вы меня порадовали, я и не задумывался об этом. Прямо в точку. А вообще на дикой жимолости на Дальнем Востоке действительно гадают. Нам всем интересно, что день грядущий нам готовит.

- В песне «Не помню зачем» с той же новой работы у вас есть строчка: «Сейчас бы все разменял за один твой поцелуй». Скажите, а есть ли в вашей жизни такая девушка, за поцелуй которой вы готовы отдать все?

- Их даже три – моя жена и дочери.

- В 2012 году вы спели с лидером екатеринбургской рок-группы «Сансара» песню «Дискотека». Новые дуэты с Сашей Гагариным будут?

- Мы довольно регулярно общаемся, делимся музыкальными находками в области инди-музыки, так что наше сотрудничество не прекращается. Саша курирует серию живых концертов «По любви» на нашей московской концертной площадке в Мумий Тролль баре на Тверской улице.

- У вас огромное количество песен про космос, другие планеты. А вы бы хотели сами стать космическим туристом? Готовы на это потратиться?

- Мечтать можно о чем угодно. В детстве у меня явно было больше задора улететь подальше прямо сейчас. Советское детство не казалось мне интересным. Школьные будни были серыми и однообразными. Мои неспортивные и невоенные увлечения музыкой и прочей поп-культурой не вызывали понимания у учителей и одноклассников. Мне казалось, что, может, в космосе есть родственные души?

- В программе «Квартирник у Маргулиса» вы сказали, что ваш дед проектировал хрущевки. Как вы думаете, он бы сильно расстроился реновации? Какие чувства от этого процесса испытываете вы?

- Мой дед и отец были известными архитекторами. Они оба очень рано ушли из жизни, когда мне не было и года. Я знаю их только по тому, что они сделали. Я не помню их лично. Насколько мне известно, проект «хрущевок» (или «лагутенковок», как их называют старые москвичи) был рассчитан на пару десятков лет, а после мы должны уже были полностью жить при фантастическом коммунизме. Это был своеобразный стартап своего времени, где новые технологии строительства объединялись с формами нового подхода к инфраструктуре жизни человека вообще. Я думаю, что мои предки ужаснулись бы многому, происходящему в городской архитектуре последних десятилетий. Все их проекты были связаны с максимальной возможностью улучшить быт и среду обитания обычного человека.

- Помню, что вы договаривались с SGTRK о сотрудничестве в продвижении уральских и дальневосточных молодых групп. Какие успехи в данном направлении можете отметить?

- За пять лет фестиваля V-ROX его участниками стали несколько уральских групп, в том числе это происходило и при содействии SGTRK. Хотя я думаю, что наше желание о взаимном сотрудничестве, к сожалению, превышает объективные успехи.

- Вы озвучивали пятиминутное интро, которое демонстрируется прямо перед сеансом «Девушек и танков». А хотели бы вы выпустить книгу аудиосказок или озвучивать мультфильмы, как некоторые ваши коллеги?

- Лет шесть назад мы выпустили диск «Мумикам от тролликов. Поспи, рок-н-ролл» - сборник колыбельных для детей. Это инструментальные варианты песен «Мумий Тролля» в аранжировках нашего барабанщика Олега Пунгина, сборник настоящих аудиосказок. Когда-то «Мумий Тролль» написал музыку для мультфильма «Незнайка и Баррабас», в прошлом году я принял участие в международном проекте финской кинокомпании для нового мультфильма «Муми-тролли и Рождество», спел русскоязычную версию песни Bring The Snow. В диснеевском фильме «Моана» я озвучивал краба по имени Таматоа. Он не очень разговорчив и в основном поет. Песня «Жить в блеске», которую я записал для этого мультфильма, оказалась, кстати, довольно сложной – в ней нет привычного деления на куплеты и припевы, но опыт интересный.

- Вы очень интересуетесь японской культурой и популяризируете в России японские группы. Япония долгое время мечтает присоединить к себе Курильские острова. Как вы думаете, какое решение будет правильным в данной ситуации?

- Я думаю, что культурная дипломатия намного сильнее политических лозунгов и экономических санкций, а музыка как была универсальным языком, объединяющим людей разных континентов, так им и остается. И именно поэтому я принимал участие в совместном с минкультуры РФ проекте «Русские сезоны» в Японии. Министерство культуры РФ запустило в Японии серию культурных мероприятий «Русские сезоны», мне предложили в дополнение к традиционной классической программе показать, чем живут современные российские таланты. Тогда группа «Мумий Тролль» дала свой первый концерт в Токио, мы привезли в Японию интересных русских диджеев, провели фестиваль современной российской кухни и гастрономические мастер-классы, показали совместную с дизайнером Гошей Рубчинским капсульную коллекцию. Мы сможем найти правильные решения, только начав общаться друг с другом. И общение начинаться должно не с драки, а хотя бы с совместного прослушивания песни или просмотра мультфильма.

- В песне «Владивосток 2000» есть строчки: «Наступят времена почище». Наступили ли они?

- Если отталкиваться от владивостокских реалий 90-х, описанных в этой песне, то сегодня мир вокруг, безусловно, несколько изменился и наступило другое время. А по тем временам я абсолютно не ностальгирую.

- Одну из пластинок вы записывали на борту парусника во время кругосветки. В каких условиях еще хотели бы записать песни?

- Практически идеальной стала запись нашего альбома «Восток Х Северозапад». Альбом был записан в рекордные для нас сроки - за две недели. Скорость записи можно сравнить только с «Морской» и «Икрой», однако, в отличие от ситуации 20-летней давности, в студии мы оказались, не имея на руках ни готовых песен (обычно я пишу их заранее и потом показываю музыкантам), ни определенной концепции. И весь процесс записи превратился во что-то типа смеси марш-броска с мозговым штурмом. И мы, как мне кажется, отлично справились. Хотя я в ближайшем будущем планирую взять длительный творческий отпуск и попытаться написать песни вместе с театральным действом. У меня давно была такая мечта.

Беседовал Павел Пивоваров.

Фото: Eliott Lee Hazel, Александр Ежъ Осипов