November 2, 2018, 5:44 AM

Неестественный отбор, бюрократия и годы ожидания: как делают ЭКО по ОМС на Урале

Для многих свердловчан ЭКО – единственный шанс обрести полноценную семью. Это дорогостоящая процедура, но любая женщина вправе сделать ее бесплатно – по полису ОМС. Правда, зачастую от начала планирования беременности до рождения ребенка с помощью бесплатного ЭКО проходит пять лет.   

Почему так происходит, кого могут лишить шанса на беременность и кто они – «неудобные» пациенты, - об этом в интервью ЕАН рассказала организатор и консультант общественной организации «Желанные дети» Ирина Зуева. Благодаря экстракорпоральному оплодотворению она сама стала мамой двоих детей, а теперь помогает другим женщинам отстаивать свои права на пути к заветной мечте.

- Ирина, сегодня на многих форумах свердловчанки жалуются, что в очередь на бесплатное ЭКО приходится стоять по году и больше. Это на самом деле так? 

-  Действительно, в нашем регионе самая большая очередь. Мы ждем получения квоты в среднем по году, а в худшем случае – и по полтора. Для сравнения, в Москве период ожидания составляет максимум 2-4 месяца. Но это далеко не единственная проблема, которая на сегодня имеет место. Зачастую женщины сталкиваются с грубейшими нарушениями своих прав еще задолго до постановки в очередь. Давайте обо всем по порядку.

-  С чего все начинается?

- Как правило, женщина для планирования беременности приходит в женскую консультацию. Врач назначает простейшие анализы – на инфекции, редко – на гормоны, а потом отправляет пациентку планировать беременность, советуя на полгода-год «отключить голову» и не думать об этом.

Если в течение года результата нет, женщина, как правило, вновь приходит в консультацию и все повторяется по второму кругу, а бывает, что по третьему, по четвертому и так далее. Бывают случаи, когда пациентка может по 5-10 лет так «наблюдаться». 

 

Более того, хоть мы уже давно живем не в Каменном веке, до сих пор бывает, что пациентки получают от медиков действительно жуткие советы вроде «смени мужа» и так далее.

И далеко не все знают, что по закону, если за год беременность не наступила, гинеколог должен дать женщине информацию, куда ей идти дальше. У нас в Свердловской области врач должен предоставить направление в кабинет бесплодного брака.

Если этого не произошло, женщина вправе обратиться с жалобой к главному врачу женской консультации и запросить: в связи с чем ей не предоставили данное направление. Также можно обратиться с жалобой в ТФОМС, а в особо сложных случаях - и в суд. Главное – не бояться отстаивать свои права.

-  Таким образом, следующий этап – это кабинет бесплодного брака (КББ). Что происходит там?

-  Там проводится более полное обследование, берутся анализы и у пациентки, и у ее мужа, выясняется, можно ли вылечить выявленные заболевания, какая форма бесплодия имеет место. В том числе проводятся такие сложные процедуры, как лапароскопия, гистероскопия.

Законом на установление причин бесплодия дается от трех до шести месяцев, а вообще наблюдение в КББ не должно превышать двух лет. Если беременность за это время не наступила, врачи должны дать направление на ЭКО. Если его не дают в установленные сроки – действуем по предыдущему алгоритму: жалоба главврачу, обращение в ТФОМС, минздрав. 

К сожалению, у нас на этапе кабинета бесплодного брака можно столкнуться с еще одной серьезной проблемой. Дело в том, что КББ и частные клиники, которые принимают документы на ЭКО по ОМС, в последнее время стали устраивать внутренний конкурс по отбору пациентов.

- Что вы имеете в виду?

- По сути КББ - это учреждения-посредники. Они должны обследовать пациента, убедиться, что нет серьезных отклонений в анализах, и дальше передать все его документы в областную комиссию, которая должна принять решение о постановке в очередь на ЭКО. Но по факту зачастую кому давать это направление, а кому нет, выбирают уже на уровне КББ и частных клиник, помогающих подготовить пациенту выписку для постановки на очередь ЭКО.

Поясню подробнее: кабинет бесплодного брака в Екатеринбурге – это организация, находящаяся на базе медучреждения, которое само проводит процедуру ЭКО, то же самое касается и частных клиник. И они вводят свои правила, которые противоречат законодательным документам. Например, требуют сдать анализы, которых нет в едином утвержденном списке обязательных, необходимых для ЭКО всем. Кстати, зачастую эти анализы не входят в программу ОМС и их приходится делать за собственные деньги, достаточно немалые.  

Могут, допустим, назначить кариотипирование (исследование хромосомного набора человека, позволяющее выявить отклонения в структуре и числе хромосом – прим. ЕАН). Однако, согласно нормам закона, такие анализы должны назначаться пациенткам, у которых были генетические нарушения в роду или страдающим первичной аменореей. У нас же теперь этот анализ назначается всем подряд. Пациентам говорят, что якобы это распоряжение областной комиссии, но никаких документов, подтверждающих это утверждение, нет.

Так же и с другими анализами. Например, требуют сдавать материал на антимюллеров гормон. Но с каким уровнем АМГ человек может быть допущен к ЭКО, не прописано нигде. Наши врачи сами установили планку, что этот уровень должен быть выше единицы. А если у женщины АМГ - 0,9, уже отказывают. Почему такие цифры? Откуда они берутся?

 

Почему КББ и частные клиники, которые должны выполнять лишь посредническую функцию, берут на себя право лишить женщину шанса стать матерью? Чтобы не портить статистику? Это тоже вопиющие нарушения прав пациента, с которыми необходимо бороться. И этих нарушений становится все больше. Видимо, скоро мы будем массово отправлять запросы в минздрав и требовать мотивированный отказ вместо предоставляемых сегодня отписок без объяснений.

- То есть окончательное решение о том, ставить человека в очередь на ЭКО по ОМС или отказать, должна принимать областная комиссия?

-  Да, как правило, если пациент «несложный», то КББ и частные клиники отправляют туда документы, и в заочном режиме его ставят в очередь. Если же у комиссии есть сомнения, то женщина должна дополнительно сдать анализы и лично присутствовать на заседании комиссии. Но и тут все очень непросто.

У нас в Екатеринбурге комиссия находится на базе ГБУЗ СО «Клинико-диагностический центр «Охрана здоровья матери и ребенка»», а его главврач присутствует в этой комиссии. Примечательно, что этот центр сам является одним из шести медучреждений региона, которым разрешено проводить ЭКО по полису ОМС. Также на заседании комиссии по документам присутствуют врачи из других клиник, проводящих эту процедуру. Помимо этого, в комиссии обязательно должны быть представители минздрава и ТФОМС, которые, как говорят пациентки, зачастую отсутствуют!

В результате и тут женщину с «неудобным» диагнозом могут лишить права на проведение ЭКО. Понятно, что если у человека, например, положительный результат анализа на гепатит, туберкулез в активной форме, некомпенсированный диабет и прочие острые заболевания, требующие лечения, то ему вынесут отказ и он будет вполне обоснованным. А если речь идет о том же якобы заниженном показателе АМГ в анализе, то тут уже большой вопрос: насколько правомерно решение комиссии. 

На мой взгляд, комиссия, принимающая такие важные и судьбоносные решения, должна проводиться на базе непосредственно минздрава, и в ее составе не должно быть заинтересованных лиц, которые могут подбирать пациентов «под себя», особенно в условиях того, что нуждающихся в этой процедуре очень много.

- Ирина, в среднем в год на Среднем Урале выделяется около 3000 квот на проведение ЭКО за счет средств ОМС. На ваш взгляд, это много или мало для нашего региона?

- По данным одного из зарубежных исследований, потребность в ЭКО составляет как минимум 1500 циклов ЭКО на 1 млн населения в год. Соответственно, Свердловской области, где проживает более 4 млн человек, необходима норма в 6 тыс. квот. И даже больше! Не у всех процедура завершается успехом с первого раза – может не быть имплантации, произойти замершая беременность или выкидыш. А у нас по закону, в рамках программы ЭКО по ОМС, женщина имеет право на две попытки в год плюс криопрограммы. Поэтому даже 6 тыс. было бы маловато, а 3000 квот, конечно, потребности региона и вовсе не покрывают.

 

Только в январе 2018 года у нас было зарегистрировано 3120 заявлений на прохождение процедуры. А ведь люди подают заявления в течение всего года. В результате их количество и в начале, и в конце года примерно одинаково.

- У нас в регионе на проведение ЭКО по ОМС имеют право шесть клиник. Но, насколько я знаю, далеко не все люди имеют возможность попасть именно в ту клинику, в которую хотят. По какому принципу ведется отбор?

- Это совершенно непрозрачная процедура, и пациенты не понимают, на каких основаниях какому-то медучреждению выделяется больше или меньше квот, чем другим. На мой взгляд, необходимо создание единого общего регистра среди наших клиник. Такой, к примеру, есть в Питере, где можно посмотреть статистику по каждой клинике, сравнить показатели, посмотреть, как они связаны с числом выделяемых квот.


Кто имеет право на бесплатное ЭКО в Екатеринбурге

И вообще большой вопрос: зачем выделять определенное количество квот каждой из шести клиник, если пациент имеет право сам выбирать медучреждение? Почему просто не руководствоваться желаниями людей?

У нас получается, что право выбора имеют только те люди, очередь которых подошла к началу календарного года. А если она подошла летом, в ту клинику, в которую ты хочешь, просто не попадешь.

 

Квоты в самые популярные медучреждения разбираются в течение первых 3-4 месяцев года. Остальным либо достается то, что осталось, либо придется ждать следующего Нового года. Перераспределение если и происходит, то осенью и очень незначительное.

Кроме того, по закону человек вправе выбрать клинику за пределами региона, в котором проживает. И если у нас с этим все в порядке, то в соседней Челябинской области, откуда к нам тоже обращаются люди, имеют место грубейшие нарушения. Так, например, недавно наша подписчица обратилась в региональный минздрав с заявлением, что хочет делать ЭКО в клинике Екатеринбурга, но получила отказ. Ей сказали выбирать только из местных, челябинских клиник. А это противоречит и федеральному законодательству, и нарушает права человека.

В таких случаях тоже нужно бороться за свои права и настаивать на своем выборе, обращаясь в минздрав, ТФОМС и, при необходимости, в суд и прокуратуру.

- На ваш взгляд, как в идеале должен быть организован процесс получения направления на ЭКО?

-  В идеале я считаю, что человек должен сам выбирать врача и медучреждение - будь то женская консультация при муниципальной больнице или частная клиника. И именно лечащий врач, который знает все о своем пациенте, должен принимать решение о направлении на ЭКО. В других регионах, в отличие от нашего, посредников в виде кабинетов бесплодного брака просто нет.

Где делать ЭКО, пациент должен решать сам, и никаких квот выдавать клиникам не нужно. А региональная комиссия должна быть независимой, контролировать ситуацию в регионе и вмешиваться только в спорных случаях. 

Пока же получается, что процесс слишком сложный и длительный. Как минимум год женщина наблюдается в женской консультации, потом два года (если брать по максимуму) – в кабинете бесплодного брака. Затем ожидание решения комиссии и год-полтора в очереди.

 

Получается, что в лучшем случае, если еще первая попытка ЭКО окажется удачной, ребенок появится на свет только через 5 лет после начала планирования. Это достаточно большой срок, особенно для женщин, которым 35-40 лет.

Хорошо, что с прошлого года появилась расширенная программа ЭКО по ОМС. Ранее действовала только базовая программа, куда входили стимуляция яйцеклеток, пункция, оплодотворение ооцитов, культивирование эмбрионов и их внутриматочное введение. Теперь пациентка может также бесплатно воспользоваться услугой криопереноса эмбрионов. Если, к примеру, у женщины возникла замершая беременность, или она просто захотела второго ребенка, она сможет бесплатно воспользоваться своими же эмбрионами, полученными раньше. Единственное, за что взимается плата, - это за их хранение - около 6 – 10 тыс. рублей в год. Многие женщины об этом пока не знают, но это действительно важное и положительное изменение, которым они вправе воспользоваться уже сейчас. 

Если ваши права нарушают, обращайтесь в нашу группу «Желанные дети» во «ВКонтакте» или в Instagram – бесплатно проконсультируем, подскажем, что делать.

От редакции: министерство здравоохранения Свердловской области в ответ на запрос ЕАН сообщило, что в 2017 году процедуру ЭКО получили 2775 пар. На 2018 год запланировано 3310 процедур. На 1 сентября 2018 года в листе ожидания на прохождение процедуры находились 1758 пар. 

По каким принципам происходит распределение квот между клиниками региона, в ведомстве так и не прояснили. «Квоты между клиниками ВРТ (вспомогательных репродуктивных технологий) распределяются решением комиссии по разработке территориальной программы обязательного медицинского страхования Свердловской области», - говорится в ответе. В ближайшее время агентство ЕАН планирует запросить более конкретный ответ на этот вопрос.

Фото: pixabay.com

Комментировать