July 16, 2018, 5:31 AM

Паломники в Екатеринбурге: репортаж из главного палаточного городка страны

В Екатеринбурге открылся палаточный городок для православных паломников, прибывших, чтобы принять участие в Крестном ходе. Места в палатках, как заявляли в Екатеринбургской епархии, были предназначены малоимущим верующим. Корреспондент ЕАН присоединился к одной из паломнических групп, чтобы изнутри осмотреть устройство лагеря и узнать атмосферу.

Под видом царебожника

Палаточный городок для пилигримов обустроен в парковой зоне между ККТ «Космос» и Дворцом игровых видов спорта. Из ожидаемых на Крестный ход 100 тыс. человек в лагере могли разместиться около 3 тыс. Соответственно, подразумевался некий отбор, хотя четких условий заселения епархия не обозначила. В частности, не были прописаны критерии, по которым будут судить о достатке паломника.

Исходя из этого, я решил внедриться под видом так называемого «царебожника», пришедшего издалека. Из старого календаря с изображением царской семьи была сделана икона, которую можно повесить на шею наподобие бейджа. Из гардероба взята самая поношенная одежда.

Моя легенда звучала так: «Я прихожанин такого-то храма, расположенного в 300 км от Екатеринбурга, но в пределах Свердловской области. Пришел на Царские дни пешком».

Название села, где расположена церковь, было взято из расчета, что никто оттуда на Царские дни не приедет. На случай ажиотажа при заселении в лагере я захватил с собой спальный мешок — попроситься переночевать под открытым небом.

В воскресенье, 15 июля, в 09:00 (за полчаса до предполагаемого открытия городка) я подошел к ККТ «Космос». К этому времени была полностью перекрыта улица Толмачева на отрезке между Первомайской и Шевченко. По всей видимости, это сделано для свободного перемещения паломников между Храмом-на-Крови и палаточным городком.

Как устроен лагерь

Палаточный городок в парковой зоне условно можно разделить на большой и малый. Справа от основной территории было разбито три палатки, в которой обитали казаки. На «большой земле» разместили около 25 армейских палаток и еще шесть с символикой МЧС.

Внешний периметр совместно с полицией охраняли казаки. На контрольно-пропускном пункте возле металлодетектора дежурили ЧОПовцы (после открытия лагеря с пропуском верующих через рамку возникнут проблемы). Внутри городка работали спасатели и епархиальные волонтеры (они были набраны в основном из православной молодежи, в том числе школьников). Они отвечали за встречу пилигримов, организацию питания и заселения.

Каждая палатка рассчитана на 14 мест. Один казак рассказал, что при желании в одной палатке можно поселить и 60 человек, если «укладывать их штабелями». Спальные места или пенки, как предполагалось, паломники должны принести с собой — внутри палаток была голая земля.

В городке работают штаб, медсанчасть, отдел по работе с молодежью, трапезная на открытом воздухе, комната матери и ребенка, камера хранения, а также полтора десятка биотуалетов. Помимо этого, еще около 20 мобильных уборных можно было найти неподалеку от Храма-на-Крови или ККТ «Космос». Для личной гигиены в городке ближе к ДИВСу организаторы установили три колонки.

Водоотвода не предусмотрено — струя бьет прямо по газону, размывая его. Пополнить запасы питьевой воды паломники могли из автоцистерны, также людям раздавали бутылированную воду.

Никаких очередей и толпящихся пилигримов возле КПП с утра не было. Неподалеку от входа на скамейке под деревом расположились шесть паломников — в основном пожилые женщины. Остальные прибывшие верующие либо ушли на службу в Храм-на-Крови, либо расположились в соседней «Кулинарии».

Правда, люди жаловались, что там непостная еда. Многие готовились к причастию в ночь на 17 июля, и по православному обычаю перед этим обрядом полагался трехдневный пост. Однако тот же обычай предписывал
причащаться по воскресеньям, что для некоторых верующих стало дилеммой.

«Свидетели Николая II» 

Я расположился возле паломниц, занявших поляну у дерева. Как выяснилось, это не одна группа: некоторые приехали из Белгорода, некоторые — из Новосибирска.

Самой разговорчивой среди них оказалась жительница Белгорода Марина. Прежде она работала в торговле, но после того, как ей «открылся Господь», она перешла работать в храм. Правда, после этого Марина, по ее признанию, разучилась молиться. Она ветеран паломнических поездок и походов. В Дивеево, где расположен одноименный монастырь, женщине приходилось бомжевать.

Серафим Саровский - иеромонах Саровского монастыря, основатель и покровитель Дивеевской женской обители. Прославлен Российской церковью в 1903 году в лике преподобных по инициативе императора Николая II. Великий подвижник Русской Церкви и один из наиболее почитаемых монахов в её истории

 

— Но я всегда верила, что Господь все образует, что деньги падают с неба, и действительно, так и было,

— говорит она.

Там же, в Дивеево паломница обрела свою главную святыню — некто продал ей маленький отрезок скатерти со стола, где обедала семья Николая II. Эту реликвию Марина привезла с собой в Екатеринбург. Лоскут был микроскопического размера — 5 мм на 1,5 мм. Где именно проходил обед с участием этой скатерти и каким образом эта «святыня» ушла в частные руки, осталось непонятным. Но с ее обретения женщине «открылся царь», она его «прочувствовала». С того времени Марина обрела уверенность, что при сохранении в России царской власти был бы порядок.

Серафимо - Дивеевский  монастырь -православный женский монастырь Нижегородской епархии Русской православной церкви. Расположен в селе Дивеево Нижегородской области. Почитается Поместными Православными Церквями как четвёртый (после Иверии, Афона и Киево-Печерской лавры) «земной Удел Пресвятой Богородицы».

 

— Был бы царь, и не было бы этой пенсионной реформы. Мне 20 дней до пенсии оставалось бы, а после повышения на целый год удлинят теперь. Обидно,

— рассказывает она.

Другая паломница из Новосибирска поддержала разговор, указав, что Пенсионный фонд разворовало мировое правительство. Далее разговор между женщинами протекал в подобном русле со ссылками на различных «старцев-предсказателей». Один из них, в частности, предрекал возвращение царя, другой вымерял, что, если 60% граждан России принесут покаянную молитву, страна сразу спасется.

Закончилась душеспасительная беседа тем, что женщины обменялись контактами некой фирмы, которая меняет паспорта современного образца на советские, но работает эта контора исключительно в Москве. Верующие из числа поклонников Николая II не принимают паспорт гражданина РФ. Он содержит в себе устройства слежения и «печать Антихриста». По этой причине одна верующая, с ее слов, не получала семь лет пенсию, поскольку отказывалась менять паспорт.

Интернет также оказался среди паломников не в почете. По этой причине некоторые верующие из других городов не могли найти ни храмы, ни православную ярмарку и бесцельно плутали по городу. О значении голубой линии они тоже не знали.

Дружелюбный казак

Открытие лагеря между тем затягивалось: от городка поступала противоречивая информация. Сначала на КПП ожидали визита некоего духовного лица, затем от казаков пришли новости, что открытие перенесено или на 15:00, или на 19:00.

Городок в итоге открылся в 11:00 — без помпы и благословения духовных лиц. Вход оказался свободным для всех. Примерно через полчаса развернул работу штаб, который начал регистрацию участников Крестного хода.

Однако с первыми же гостями у ЧОПовцев возникли сложности: паломница из Новосибирска категорически отказалась проходить рамку металлодетектора, опасаясь облучения. Первые минуты в лагере также вызвали у нее недовольство.

— В палатках мало того что душно, так еще и опрыскано чем-то. На КПП облучают, в метро облучают. Все делают, чтобы нас травить, — жаловалась мне паломница.

В палатках действительно было душно, но не людно. На моей импровизированной улице в 10 палаток я оказался единственным постояльцем. Впрочем, вокруг было достаточно много пространства, где можно отдохнуть на свежем воздухе в тени.

Сотрудники МЧС и казаки и сами не ожидали в день открытия особого наплыва постояльцев. Организаторы  полагают, что паломники начнут массово пребывать вечером 16 июля.

Пока я в полупустом лагере изучал расписание, ко мне подошел казак — захотел познакомиться, что меня удивило. За все время моего общения с казаками на массовых мероприятиях это первый такой случай. Как правило, они собирались в свой кружок и шли на контакт с незнакомцами неохотно. Несколько раз он переезжал по Уралу. Казачество в Челябинской области он ставит в пример, но в Екатеринбурге местные порядки ему не понравились. В его представлении казак — человек самостийный, который держится особняком от политических событий.

— У нас в Челябинске был хороший атаман, за которым можно пойти, на которого можно положиться. А сюда приехал — у одних какая-то патриотическая дребедень, другие ратуют за какое-то реестровое казачество, то есть забесплатно патрулировать. Но это работа Росгвардии, мы же не Росгвардия. Должна быть какая-то самостийность в этом вопросе, ну хотя бы Уральское казачество возродить, которое было, — говорит Дмитрий.

— А много ли религиозных казаков?

— Хороший вопрос на самом деле. Атаман наш в Челябинске, тот точно религиозный. Я же сам когда-то очень радикально настроенным верующим был, пока на учебе не понял,

 

что это не с другими что-то не так, это со мной не так. Мне кажется, и церкви нужно менять свое отношение к людям, и людям к церкви — без этого контакт не наладить.

Некоторые фразы Дмитрий говорил полушепотом, поскольку за его спиной сидел казак по чину выше (судя по нескольким звездам на погонах). Несмотря на своеобразное положение дел в казачестве в Екатеринбурге, молодой человек движение покидать не собирается.


Тоска по государю. Патриарх Кирилл в Екатеринбурге

«На нем же не написано, что он лжесвященник»

С 12:00 в западной части лагеря открылась полевая кухня, которая стала основным местом притяжения паломников на ближайшие три часа. Гостей обещали накормить кашей с рыбой, но вместо этого была подана гречка с фасолью.

Также полагался кусок хлеба и стакан чая. Ограничений в порциях не было.

Примерно через полчаса в трапезной появился гость, сконцентрировавший на себе внимание остальных, — некий иерей Георгий из Нижегородской епархии, который представился учеником преподобного Серафима Саровского. В разговорах с окружающими священник называл себя «псом смердящим».

Внешне он был похож на известного в Свердловской области схиигумена Сергия (Романова), только на голову выше его. Нижегородский иерей, когда его путали с схиигуменом, обижался.

«Романов кто? Цыган! Чем он известен? Бесов изгоняет? Он колдовство применяет, которое заставляет бесов в людях говорить. Экстрасенс он!» — уверенно заявил коллега Сергия (Романова).

(Схиигумен Сергий Романов — духовник женского монастыря «Спорительница хлебов» под Среднеуральском. В Свердловской области священнослужитель имеет неоднозначную репутацию. Одни верующие воспринимают его как целителя и «старца», который предвидит будущее. Другие, из числа православной интеллигенции, относятся к его деятельности настороженно. Известно, что схиигумен призывает своих сторонников отказываться от ИНН и паспортов.)

В ходе общения с людьми нижегородский священник особенно насел на девочку-волонтера (по ее признанию, она была верующей). Поговорив с ней немного, иерей Георгий заявил, что школьницу «терзает плоть из-за прелюбодеяния», и велел ей идти в монашество. Девочка перепугалась, поскольку она хотела замуж. Но священнослужитель продолжал засыпать ее советами: настойчиво рекомендовал ей выбросить серьги, поскольку в них «заключено колдовство». По мере того, как «ученик Серафима Саровского» все дальше уходил в рассуждения, на лицах верующих появлялись то изумление, то усмешка, однако никто ему не перечил.

Выяснилось, что взгляды Георгия мало чем отличались от мировоззрения схиигумена Сергия Романова. Тревога в толпе появилась после заявления иерея о том, что все таинства в РПЦ не имеют силы. У паломников от таких высказываний появились уже сомнения относительно легальности сана прибывшего гостя. Сидевшие в трапезной люди недоуменно глядели на казаков. Те лишь разводили руками: «На нем же не написано, кто
он? Как его проверишь? Удостоверений у священников нет».

Апофеозом этой картины стала попытка иерея Георгия увести девушку-волонтера с собой. Ее, впрочем, сразу увели от священника две пожилые женщины. В течение получаса они проводили с ней профилактическую беседу на тему «этот батюшка — сектант».

 

«Да по сути все мы — сектанты»,

— с горечью сказала девочке одна из паломниц.

Другой свидетель этой сцены лишь подметил, что на такие случаи в палаточном городке должен дежурить грамотный священник. Но за исключением «ученика Серафима Саровского» других духовных лиц в лагере не было.

В 15:00 полевую кухню из городка увезли, и вместе с ней исчезли и первые паломники.

«Православный ИГИЛ»: кто эти люди?