October 4, 2017, 4:00 AM

Полиграфолог Иван Светлаков: больше всего воруют бармены и закупщики на стройках

Несмотря на то, что процедура проверки на детекторе лжи давно стала обыденностью, мы мало знаем о том, как это на самом деле работает. Как зарождалась наука допроса на полиграфе в полиции Екатеринбурга, можно ли обмануть детектор, какая профессия самая «ворующая», и стоит ли проверять свою вторую половинку на верность – в интервью агентству ЕАН полиграфолога Ивана Светлакова.

- Расскажите, как вы приняли решение освоить эту необычную профессию, где учились этому делу?

Я закончил в 2002 году следственный факультет Института МВД, по распределению отправили меня на тот момент в самую неблагополучную часть города – Пионерский район. Каждые выходные там кого-нибудь убивали, хотя в новостях этого не было. Обычно пьяные «мушкетеры» друг друга резали, душили. Из-за такого высокого уровня ответственности приходилось придумывать какие-то альтернативные методики ведения расследования, допроса подозреваемых. Я как раз тогда учил английский, и на американском сайте нашел информацию о полиграфе. Меня это заинтересовало, и мы стали придумывать различные «инновации». Помните, как в «Улице разбитых фонарей» Вася Рогов поставил какую-то коробку с проводами, прицепил к преступнику датчики и вел допрос. И у нас первое время было также. Некоторые это легко «проглатывали», те, кто поумнее, понимали, что это просто коробка с проводами, и эффекта не было.

- То есть вы попросту блефовали?

-Конечно. Мы посмотрели некогда популярный ролик, в котором полиграфолог ведет интервью, какие вопросы он задает, как подготавливает человека. И мы стали эту методику использовать. После этого случился большой прорыв – мой отец где-то нашел для меня томограф. Это аппарат, который поддерживает искусственное дыхание, и показывает частоту сердцебиения. Когда мы видели, что она меняется, мы говорили испытуемому, что, мол, что-то тут не так. Все выглядело очень серьезно, было много проводов, надевали даже на лоб, на щеки. Но из всего этого работала только прищепка на палец. Я видел, что это очень действенная вещь, преступник легко ведется, он загнан. Зачастую люди начинали давать признательные показания еще до подключения аппарата.

-А это вообще законно?

-Да, ведь к подозреваемому не применялись методы психического и физического воздействия. Его спрашивали, хочет ли он пройти полиграф в добровольном порядке. Потом я узнал, что нужно получать разрешение на обработку персональных данных и полное согласие на прохождение полиграфа. Но это уже все позже появилось, а раньше мы работали вот так.

Затем произошли определенные пертурбаци, я переходил из одного отделения в другое. Везде со мной был этот аппарат. Потом я познакомился с Артемом Павловым — это один из первых людей, которые стали проводить полиграфические исследования в Екатеринбурге.  Мне очень понравилось, как я он работает, и я загорелся этим. И вот, когда по сокращению вышел на «гражданку», то пришел к мысли попробовать себя в этом направлении. Я отучился у Павлова, он мне порекомендовал профессора из Липецка, который также меня многому научил.

Потом через ассоциацию полиграфологов я смог достать крутой аппарат, который используется в американской армии. Вот так, в общем-то  и началась моя карьера.

Сейчас я помогаю своим бывшим коллегам из полиции на безвозмездной основе, потому что больше им помочь некому. Ко мне обращаются примерно раз в неделю: работаем по убийствам, по экономическим преступлениям. Кроме того, сейчас у меня есть ученики.

Частный детектив Денис Искаков: подозрения в супружеской измене подтверждаются в 100 процентах случаев

-То есть обучение этой профессии по большей части происходит в частном порядке?

- Есть, конечно, школы, но в основном это развито в Москве. Есть и псевдопреподаватели, кто просто собирает деньги, проводит курсы, «впаривает» не очень хороший аппарат, но когда после этого специалист выходит на рынок и оценивает ситуацию – он понимает, что напрасно потратил деньги.

-И сколько стоит выучиться на полиграфолога?

- Порядка 150 тыс. руб.

- Расскажите о своих клиентах?

-Главное, что их объединяет – это состоятельные люди, которые ценят свое время. Они понимают, что если не заплатят нам за услуги – они потеряют деньги. После того, как мы начинаем работать – у людей снижается процент краж на предприятиях, уходят неблагонадежные сотрудники, ведь мы отсекаем весь негатив, который может принести недобросовестный человек в компанию.

-Как такое сотрудничество реализуется? Через вас проводят каждого нового человека?

- Да, именно так. Либо устраивают периодичность проверок для всех. Могу сказать, что самый большой процент краж наблюдается в отделе закупок и в тендерных отделах у застройщиков. Кроме того, нашими клиентами являются предприятия общепита. Кстати, мне пока ни разу не попадались честные бармены. Просто руководство после проверки решает, готово ли оно смириться с некоторым процентом краж, если тот же бармен не очень много ворует. А если превышает определенную планку – с ним прощаются. 

Также к нам обращаются недовольные мужья…

- Вот об этом хотелось бы поговорить тоже. Есть ли какая-то статистика, кого чаще проверяют, кто чаще попадается?

- Конечно, чаще мужчины приводят своих половин. Женщины же звонят нам и интересуются, можно ли проверить супруга, причем незаметно. Я отвечаю, что для проверки необходимо разрешение испытуемого. «Ну может быть, как-то все же можно, поговорите с ним,  а потом расскажите мне свои впечатления», — предлагают они. Конечно, я могу и поговорить, но выскажу разве что свои догадки.

Когда же мужчины обращаются и приводят своих жен, те, как правило, не могут отказаться. Они же в основном зависят от мужчин материально, поэтому сложно сказать «нет».

Я могу сразу сказать, что, как правило, после таких вот проверок отношения портятся окончательно. Всегда сразу объясняю клиенту, что если он уже сейчас не доверяет, то проверка тут ему ничем не поможет, а вторая половинка отстранится еще больше. Женщин обижает, что их подвергают этой унизительной процедуре, когда по сути чужой человек будет «рыться» в семейном грязном белье.

-Как часто подтверждаются подозрения? 

- В 80% случаев. Понятно же, что идут неспроста. Сейчас у всех смартфоны, можно отслеживать всю личную жизнь своего партнера.

- Сколько стоят ваши услуги?

- Процедура стоит от пяти тысяч. Есть быстрое тестирование, когда задается ряд вопросов. Оно длится до двух часов. Можем также провести более емкую и глубокую проверку. Когда, например, крупным гребнем прочесываешь массив сотрудников предприятия. Например, совершена кража, есть десять подозреваемых. Мы их проверяем, из десяти четверо показывают реакцию, значит, они обладают какой-то информацией, после чего идет более углубленная проверка, тоже с помощью полиграфа.

Тут секрет заключается в том, что 90% успеха зависит от того, как ты проведешь интервью. Нужно таким образом подготовить испытуемого, чтобы невиновный человек понимал, что ошибки тут не может быть, и никто его не обвинит в том, чего он не делал. А виновный, наоборот, должен понять, что никак не проскочит мимо.

-Но часто люди волнуются, опасаются быть обвиненными в том, чего не делали. Знаете, когда идешь по магазину, ничего не украл, охранник на тебя испытующе смотрит, и ты начинаешь бояться – а вдруг тебя обвинят в краже?

-Это называется капкан Броуди. Когда невиновное лицо боится, что произойдет ошибка, его заподозрят и заставят отвечать за то, чего оно не делало. Этого не произойдет, я расскажу почему. Есть методика из специальных вопросов, направленная на выявление этого синдрома. Грубый пример: человека, подозреваемого в совершении убийства и ограблении некоего мужчины, спрашивают, совершал ли он это преступление. Если полиграф показывает положительную реакцию, его также спрашивают об убийстве некоей женщины и двоих детей – выдуманных персонажей. Если реакция аналогичная – значит, все ведет к тому, что мы имеем дело с капканом Броуди. Тест необходимо повторить несколько раз, чтобы окончательно убедиться в результате. Ошибка тут исключена.

-Можно ли обмануть полиграф? Некоторые считают, что это можно сделать с помощью тех же транквилизаторов…

-Это все всегда видно. Видно даже, если человек кодировался. Используется пять источников считывания реакции тела и отображается, что у него очень тусклая идет кардиограмма. Также видно, употреблял ли он какие-то препараты. В среде полиграфологов существует инструкция о том, как реагирует полиграф на различные виды препаратов. Классическая схема: человек наелся «Новопассита», пришел и сидит, еле шает. Либо, он напивается воды и сидит, терпит. Тут я вижу, что со мной решили поиграть и намеренно затягиваю интервью. По всем датчикам видно, что человек сейчас взорвется, но я все равно сижу и жду, когда он перестанет валять дурака и сам попросится в туалет. Так будет проще сломить его волю к сопротивлению.

То же самое касается и транквилизаторов. Я это увижу и напишу, что идет медикаментозное противодействие.

- Есть специальные методы, чтобы научиться обманывать детектор лжи?

- Конечно, есть, но они требуют долгой и тщательной тренировки. Некоторые изгои в нашем профессиональном сообществе целенаправленно обучают людей этому. Но во-первых, на это нужны годы тренировок, а во-вторых опытный специалист все равно всегда это увидит. Не стоит надеяться, что получится обмануть.

Некоторые, начитавшись статей в Интернете, подкладывают кнопки в обувь, чтобы контролировать свою реакцию с помощью болевых ощущений. Они готовятся к ответам на вопросы. Когда кардиограмма подскакивает, постоянно меняется, все эти манипуляции видны, и тест можно всегда поменять. Если человек отказывается прекратить, я пишу заключение о противодействии процедуре.

Часто ведь люди сами заинтересованы в том, чтобы пройти полиграф, например, для устройства на работу. Иногда он используется в бытовых ситуациях. Например, человек сдал автомобиль в сервис, потом пришел забирать и увидел повреждение. Мастера ему сказали, что это не их вина, в ответ он предложил одному из них пройти проверку на полиграфе. Мастер сначала согласился, а потом не пришел. Директор сервиса в итоге заплатил за поврежденный автомобиль.

- Получается что в вашей профессии главное не аппарат, а человек, который на нем работает. 

- Как и в любой другой профессии. Мне фору дает мой опыт полицейской работы. Я долго работал с псевдополиграфом, как рассказывал выше. И научился видеть психологию людей. Я уже знаю, когда человек обманывает, помимо прочего сейчас изучаю психологию, физиогномику, язык телодвижений. Я активно развиваюсь в своем направлении, это очень интересно.

-Существует ли погрешность у полиграфа?

-Да, это все зависит от выбранной методики. У некоторых она достигает 40%. Некоторые тесты дают до 5%. Мы не используем тесты с большой погрешностью, это устаревшие методы. Я постоянно слежу за ситуацией в нашей сфере, учусь новому, езжу на обучения, мониторю профессиональные сообщества, общаюсь с людьми. То, чему учили в институте МВД, уже во многом устарело, в нашей профессии нужно постоянно учиться новому.

Я уже приобрел достаточное количество навыков и теории, и теперь хочу поделиться ими со студентами и молодыми сотрудниками полиции. Поэтому я собираюсь написать реферат по методике ведения допросов, по правильному поведению с подозреваемыми и потерпевшими. Буду общаться с институтом о том, как внедрить мою идею в жизнь. Очень хочется дать курсантам свои знания. Кроме того, у меня есть мечта – вести в институте курс по своей специальности. Я рассматриваю это как безвозмездную помощь, потому что понимаю, что государство тяжело идет на подобные перемены и пересмотры бюджетов. Зато курсанты получат очень полезный толчок, это научит их правильно работать, потому что когда после учебы сталкиваешься с реальностью – она очень сильно отличается от того, к чему готовили.

Мне бы очень хотелось, конечно, чтобы в полиции было больше профессионалов, только так мы сможем действительно поднять авторитет правоохранительных органов. Как правило, молодые сотрудники приходят работать в отделы, и они действительно горят желанием сделать лучше свой район, город. У них есть игра супергеров в глаза. И я готов всеми силами им в этом помочь.

Фото: pixabay.com

 

Комментировать