May 28, 2018, 7:15 AM

«Сан — не шуба: захотел - снял, захотел - надел»: почему каждый пятый брак у священников заканчивается разводом

В Екатеринбурге в уходящем месяце свою карьеру в качестве священника закончил протоиерей Владимир Зайцев. Он написал прошение о запрете в служении в связи со вступлением во второй брак. Аналогичным образом права на служение лишился руководитель скандально известного фонда «Дом старчества», бывший священник Алексей Новожилов, которого опекал Владимир Зайцев.

Случаи распада браков на сегодняшний день в Екатеринбургской и соседних епархиях не редкость, говорят коллеги Владимира Зайцева. Один из них на условиях анонимности согласился обрисовать корреспонденту ЕАН современное положение семей священников.

— Для начала хотелось бы в целом прояснить ситуацию, обязательно ли священнику жениться? 

— Создание семьи - дело добровольное, но если человек хочет полностью отдать себя служению — он идет в монашество. Это так называемое черное духовенство. Тот, кто хочет обрести семейное счастье, идет в белое духовенство.

— Возможен ли вариант целибата, когда человек не хочет принимать монашество, но и жениться не хочет? Например, в католической церкви целибат обусловлен тем, что священник полностью должен отдать себя на служение.

— По идее такая формулировка верна, но священник все-таки человек. У него есть человеческие потребности, одной из которых является стремление к созданию семьи. Семья для священника некая отдушина, куда он сможет прийти и быть самим собой – не строгим начальником, не проповедником, а обыкновенным отцом и мужем. В Русской православной церкви есть целибат, но это согласуется только через патриарха и не раньше, чем к 40 годам. Это скорее исключение.

— В дореволюционное время на священников указывали как на образцовых семьянинов, с крепкой и многодетной ячейкой общества. Как бы вы сейчас охарактеризовали ситуацию?

— Хотелось бы сказать, что проблем у нас с этим нет, но, к сожалению, это будет неправдой.

 

Проблема с крепостью семьи у священников серьезная, в особенности у молодых.

Как мне кажется, сегодня такая ситуация сложилась из-за отсутствия преемственности. В 1990-е годы, когда церкви дали полную свободу действий, в нее пришли разные люди. Нужно было заполнять приходы пастырями, и практически брали людей с улицы, которые о церкви ничего не знали. Их сразу поставили в определенные рамки служения, но привычки у них остались старые. А так как преемственности нет, они молодому поколению ничего передать не смогли, в том числе семейные ценности. До революции сословное деление играло роль цемента, когда внутри сословия заключались браки. Это была передача опыта.

— Наблюдали ли вы в 1990-е годы, что жена новоиспеченного священника не принимала новые правила?

— Да. Присутствовал такой момент. Бывает, девушка выходит замуж, полагая, что она будет жить сыто и весело. А на деле оказывалось, что мужа сутками нет дома и проку от него мало, начинается напряженность и разлад между супругами.

— Но уже больше 20 лет прошло, ужесточили требования к кандидатам в священники, и курсы по воцерковлению есть и семинарии. Создана среда, так почему ситуация не улучшается?

— Потому что и кандидаты в священники, и будущие матушки приходят из совершенно нецерковных семей, зачастую из неполных, где либо мать, либо отец занимались воспитанием. У них не было перед глазами нормальной модели семьи. Молодые священники испытывают проблемы с семьями, поскольку они по своей сути являются продуктом своего времени. Это первый момент. Второй - это бытовая неустроенность. Священнику просто дают направление на приход, и порой перед семьей встают вопросы: где мы будем жить, на что мы будем жить и как далеко это находится.

— Будущие жены священников осознают эти проблемы?

— Далеко не всегда. Из нецерковных семей матушки пребывают в идеалистическом настроении, что с «милым рай в шалаше». А когда этот шалаш превращается в реальность, да еще выясняется, что ровесницы намного комфортнее устроились и высокое положение занимают...Это тоже может служить поводом разлада.

— Бывает ли, что кандидаты в священники и невесты их просто спешат жениться, что не успевают рассмотреть будущие трудности?

— Да. И этот фактор нередко влияет. Порой семинарист уже заканчивает обучение, и встает вопрос, что пора определяться. Да и священноначалие и преподаватели ему активно намекают. В результате под давлением человек берет первую попавшуюся, которая согласилась за него выйти.

— В настоящее время насколько массово происходят разводы в семьях священников?

— Непосредственно распадов браков относительно немного. Примерно до 20%. Но есть те, кто находятся в процессе, те, кто в стадии, и те, кто только формально сохраняют семью.

— Как часто случается, что священник бросил жену ради другой женщины?

— Подобного рода случаи крайне редки, и каждый из них для церкви - нонсенс. Чаще всего причиной разлада становятся бытовые неурядицы и внутрисемейные противоречия. Священник - человек все-таки верующий и богобоязненный, чтобы ради другой женщины жертвовать саном. Говорить о том, что это сплошь и рядом, нельзя.

 — Должно ли священноначалие вмешиваться в семейные дела пастырей, если дело дошло до развода?

 

— Священник, как и его семья, - образец для прихода.

Он на виду у людей, поэтому скрыть разлады в семье от них достаточно сложно. Поэтому все заблаговременно доносится куда надо и не надо. Если и не доносится, то священнику стоит обратиться к архиерею или благочинному (руководитель церковных округов, — прим. ЕАН) за поддержкой. Церковь сама заинтересована в сохранении браков пастырей, поскольку даже разлады бьют по ее сути. Ведь если священники не могут сохранить семью, то уже прихожане не будут заинтересованы в браке.

— Какие маневры принимает руководство пастырей, чтобы сохранить семью? Могут ли в таком случае перевести священника на облегченные условия службы?

— Зависит от епархии, а именно - какими ресурсами она обладает. Могут и перевести в другой приход, где полегче. Проблема в том, что заменить священника попросту некем. Зачастую благочинный может показать человеческое участие в проблеме пастыря. Ведь человек идет вразнос от ощущения, что он никому не нужен.

— Приход тоже активное участие принимает для сохранения семьи священника?

— Если люди дорожат пастырем, то да. Они могут мобилизоваться, в том числе в материальном плане. Люди понимают, что если у священника хорошо с семьей, то и в приходе будет спокойно.

— Какие санкции применяются к священнику, если он все же развелся?

— Канонами никаких ограничений не предусмотрено в таких случаях, но при условии, если он не вступил в новый брак. Он может остаться в существующем положении или принять монашество.

 

Если он женится вторым браком, его, конечно, запретят в служении.

Хотя чаще всего второбрачные священники сами просят об этом, понимая, что нельзя играть со своей совестью.

 — Насколько распространены случаи, что пастырь готов расстаться с саном ради второго брака?

 — Это тоже скорее исключение. Сан — это не шуба: захотел - снял, захотел - надел. Все равно ответишь перед Богом. Конечно, есть канонические понятия, что человек лишен сана. Но извергает ли его из сана Бог, никто не знает.

Фото: pixabay.com, eparhia-saratov.ru, sdsmp.ru, ekaterinburg-eparhia.ru

Комментировать