February 28, 2018, 6:33 AM

Уральские медики присоединились к протесту против «дела врачей XXI века»

Уральские медики присоединились к всероссийскому протесту против травли врачей. Главный хирург УрФО, профессор Михаил Прудков на федеральном уровне инициировал дискуссию о приговоре доктору, плохо перевязавшему пациенту сосуды после удаления селезенки, в результате чего мужчина погиб на операционном столе. Соответствующее обращение с просьбой обсудить ситуацию с привлечением юристов, депутатов и общественников он направил президенту и генеральному секретарю Российского общества хирургов и главному хирургу минздрава РФ.

«В последнее время отчетливо складывается негативная тенденция по вынесению судами обвинительных приговоров, предусматривающих в том числе реальное лишение свободы и отстранение от лечебной деятельности. Примеры -  дело Елены Мисюриной и многих, многих других. У нас в Уральском федеральном округе недавно был вынесен аналогичный приговор. Согласно приговору, хирург «в ходе проведения операции спленэктомия, несмотря на верно избранную тактику лечения и оперативного вмешательства, проявляя преступную небрежность, допустил дефект оказания медицинской помощи в виде плохо перевязанных сосудов в месте культи ножки удаленной селезенки». Больной погиб на операционном от послеоперационного кровотечения во время релапаротомии. При этом суд не принял во внимание, что в конце операции был достигнут полноценный гемостаз, что подтверждено свидетельскими показаниями 2 хирургов, неосложненным течением послеоперационного периода в течение первых нескольких часов (стабильная гемодинамика, удовлетворительное состояние, отсутствие жалоб и отделяемого по дренажам) до сознательного нарушения пациентом строгого постельного режима (несмотря на запреты персонала, он встал, чтобы самостоятельно пойти в туалет), а также теми обстоятельствами, что источник кровотечения не был найден ни на релапаротомии, ни на секции, а данные секционного исследования зафиксировали наличие лигатуры на культе сосудистой ножке селезенки и отсутствие признаков ее несостоятельности. «Критически» были оценены судом показания свидетелей и привлеченных экспертов, которые противоречили принятому судебному решению. Были проведены две судебно-медицинские экспертизы, результаты которых прямо противоречили друг другу. Суд посчитал «объективной и полной» только повторную, в которой и появился тезис о «плохо завязанной лигатуре». При этом повторная экспертиза была проведена исключительно по документам, без каких-либо дополнительных исследований удаленного препарата, блоков или стекол и базировалась на мнении экспертов, среди которых был всего 1 хирург. В результате суд назначил оперировавшему хирургу наказание в виде ограничения свободы на срок два года. И дополнительное наказание в виде лишения права заниматься медицинской врачебной деятельностью по профилю «хирургия» сроком на 1 (один) год», - описал ситуацию Прудков.

Получить оперативный комментарий у автора обращения не удалось, однако, по всей видимости, речь идет о трагедии, произошедшей в нижнетагильской больнице, где на операционном столе умер игрок ХК “Спутник”. По мнению Прудкова, подобные приговоры отражают серьезную общемедицинскую и юридическую проблему, имеющую особую актуальность для хирургического сообщества.

“Это проблема реально действующей в нашей стране уголовной ответственности за возникновение осложнений после операций и процедур, выполненных без каких-либо нарушений действующих федеральных нормативных документов (стандарты, порядки и клинические рекомендации и т.п.). Учитывая неизбежность рисков, заложенных в современнные диагностические и лечебные технологии, а также действенность прецедентного права в Российской Федерации, эта тенденция неизбежно ведет к лишению свободы всех практикующих врачей, а хирургов - в первую очередь! Если утрировать, то садить нужно еще студентов – все равно начнут работать и обязательно ошибутся или их действия приведут к осложнению! Это даже не средневековье!” - сокрушается авторитетный хирург.

Результаты обсуждения на базе Российского общества хирургов он предлагает передать в Госдуму и президенту РФ. Cам же Прудков считает, что кампанию по преследованию врачей можно остановить, изменив законодательство или хотя бы получив прецедент оправдательного приговора не по результатам опротестования показаний, экспертиз, следственных действий и судебных формулировок, а на основании того, что только наличие прямой причинно-следственной связи между действиями врача и возникшим осложнением не может служить доказательством преступления.

Напомним, о масштабной травле медиков правоохранителями или о “деле врачей XXI” века заговорили после вынесения приговора московскому гематологу Елене Мисюриной. Ее признали виновной в смерти пациента, которому в 2013-м она делала забор образцов костного мозга и костной ткани. Через четыре дня после биопсии мужчина скончался в другой больнице, а через четыре года в этом обвинили Мисюрину. Доказательством вины врача стали показания одного человека - патологоанатома, который проводил вскрытие пациента. После этого стала всплывать информация о других нелепых приговорах медикам, вынесенных в последнее время.

О необъяснимой и необоснованной травле врачей на процессе Мисюриной заявил, в частности, известный детский хирург Леонид Рошаль. Обвинение прокомментировали в Следственном комитете. По словам официального представителя ведомства Светланы Петренко, все выводы следствия «базируются на мнении независимых экспертов», и «никакой негативной тенденции, связанной с привлечением к уголовной ответственности врачей, нет и быть не может».

Фото: pixabay.com