November 2, 2018, 1:40 PM

Уральский топ: борьба Марчевского, страсти по благоустройству и «мусорная» война

Агентство ЕАН с помощью экспертов продолжает подводить итоги недели. По традиции, в эту пятницу мы обсудили с нашими спикерами последние громкие события, произошедшие в стране и в регионе.

Циркачи на стороне Марчевского

Скандал вокруг Екатеринбургского цирка не утихает. В социальных сетях большинство участники циркового сообщества рьяно защищают экс-главу свердловского цирка и депутата Анатолия Марчевского. В их числе и главный режиссер Росгосцирка, народная артистка России Татьяна Корнилова. Она объяснила ЕАН свою позицию и рассказала, почему защищает экс-главу цирка.

«Марчевский — это наш лидер, лидер циркового искусства. Он как клоун — настоящий профессионал, у него есть награда Монте Карло. Он — золото российского и советского цирка. Это человек с большой буквы, который создал первый клоунский фестиваль в мире. Его спектакль «Салют победы» удостоен Госпремии РФ, спектакли «Моя Родина», «Золушка» тоже удостоены всяческих наград. Анатолий Павлович создал детскую студию при цирке, там много детских коллективов, он воспитывает у молодежи искреннюю любовь к цирку, всячески их поддерживает. Я не знаю, что там у них произошло, я не экономист и не могу дать полный отчет, но я считаю, что у нас очень мало цирковых артистов-легенд. А этот человек — наша легенда. Таких людей надо ценить, беречь и уважать», — считает Корнилова.

«Мусорная» смута

С 1 января вступит в силу федеральный закон о «мусорной» реформе. Известно о ней было еще давно, однако за полтора месяца до часа икс уральские губернаторы решились признаться, что к началу реформы регионы не готовы. В частности, свердловский губернатор Евгений Куйвашев предложил ввести некий переходный период. Впрочем, по мнению бывшего директора завода ТБО в Первоуральске, директора компании «Уралтермопласт» Андрея Сазонова, ситуацию спасет скорее не переходный период, а «волшебный пендель».

«То, что по большому счету область не готова, – это очевидно. Не проведена работа – у «Спецавтобазы» точно – по заключению договоров с физическими лицами, с юридическими лицами. И технологически ничего не происходит.

В Екатеринбурге вся нагрузка идет на Северный полигон. Сколько он сможет вытянуть? Два, три года? Планов у нас всегда много, а вот в плане реальности… Сегодня такое впечатление, что все сидят-выжидают, будто временщики какие-то – вдруг что поменяется, я ничего делать не буду.

Что касается полигонов, то уже давно было понятно, что полигонов, соответствующих требованиям, нет. Но стали обсуждать это только сейчас, когда, что называется, начало припирать. Это ведь не так, что у них просто не было лицензии и они пошли-получили. На полигоне ведь должен отводиться фильтрат, должен обеспечиваться газоотвод. Ни на одном этого нет. Понятно, что каким-то полигонам лицензию дадут, потому что весь мусор надо же будет куда-то девать. А по сути можно смело все закрывать.

Все все это знают, а делать – ничего не делается. Не могут понять почему. Повторим судьбу Челябинска, прогремим на всю Россию, потом будем героически это преодолевать».

«Худоустройство» Екатеринбурга

Несмотря на то, что в мэрии Екатеринбурга почти полностью сменилась власть, методы благоустройства города остались прежними: первый же гололед сделал тротуары смертельно опасными, сквер Попова безобразно разворотили и намереваются ремонтировать до Нового года, а асфальт продолжают класть прямо в снег. Екатеринбургский общественник Алексей Беззуб рассуждает о том, что нужно сделать новому мэру и горожанам, чтобы ситуация наконец изменилась в лучшую сторону.

«Основная проблема в том, умеют ли руководители спрашивать с исполнителей по результатам работы. Если мы говорим об управленческом дефекте. В случае, когда люди клали асфальт на снег, все просто: людям не заплатили. Да, они сделали плохо, но они наказаны по деньгам.

У нас есть депутат гордумы Павел Пустозеров, директор ООО «ГУДСР». Помните историю, когда в Екатеринбурге на двух перекрестках, на трамвайных переездах вываливались камни? Люди тогда пробивали колеса. При этот один перекресток ремонтировали в прошлом году, а другой – в этом. Они гарантийные. А жители пострадали, потому что Пустозеров за огромные деньги делает брак, нарушая технологию, а потом рассказывает сказки, что жители сами виноваты. И проблема в том, что с него не спрашивают за качество. Поскольку администрация этого не делает – ни старая, ни новая. Хотя новую можно понять – у Александра Высокинского (мэра Екатеринбурга, – прим. ЕАН) слишком много сейчас вопросов, в которые нужно вникнуть сразу. А в сфере благоустройства по сути осталась та же самая команда.

Когда приходит новый чиновник, политик – он имеет некий кредит доверия. Мой кредит доверия к Высокинскому достаточно большой. Он показывает другой стиль управления, нежели предшественники, и мне этот стиль импонирует. Я понимаю, что с него рано спрашивать за ремонт сквера Попова, потому что контракт подписывал не он, но платить деньги за брак уже будет сам. Там люди пытаются делать по старинке, рассказывая небылицы.

Старую команду нельзя назвать плохой. Когда я работал квартальным в Орджоникидзевском районе, результативность моей работы была в 2,5 раза больше, чем у предыдущей команды квартальных. Разница между мной и моим предшественником была в том, что я спрашивал с исполнителей. Менять и увольнять людей необязательно, нужно с них просто спрашивать и не слушать в ответ невнятное блеяние. Пустозерова надо привлекать к уплате штрафов за пробитые колеса людей, когда ему не будут платить за ремонт перекрестка, тогда он поймет, что он отвечает за качество работы. В свою очередь, горожане должны спрашивать с чиновников – тогда будет толк».

 

Фото: pixabay.com

Комментировать