March 10, 2017, 1:07 PM

Всем спасибо, все свободны? Родня пропавшей прихожанки претензий к РПЦ не имеет

Неожиданным финалом закончилась в Екатеринбурге громкая история с пропажей пенсионерки из собственной квартиры. Напомним, Дарью Фомину из жилья увез священник Екатеринбургской епархии, помогавший ей на протяжении нескольких месяцев. Женщину потеряли соседи, подруги и родственники, позже выяснилось, что ее квартиру продали. В совершении сделке сознался опекун Фоминой иерей Вострецов, который отказывался привозить к старушке знакомых и уверял, что у нее нет родных.

Оговоримся сразу – у редакции ЕАН есть записи разговоров с соседями, которые потеряли Фомину еще в прошлом году. Перед этим они наблюдали, как за ней ухаживал, а потом увез в неизвестном направлении настоятель храма Ксении Петербургской в Реже Константин Вострецов. Именно эти люди сообщили, что ее квартиру потом продали по подписанной старушкой в адрес священников дарственной. Именно эти люди несколько месяцев пытались выяснить, где Фомина, а Вострецов на это отвечал, что возможности с ней увидеться нет, и добавлял – как только, так сразу. Всерьез запереживав за судьбу пенсионерки, граждане рассказали обо всем журналистам.

Буквально через несколько дней после публикации на нас вышли близкие родственники Фоминой, которые не могли взять в толк главного. Как это можно взять и увезти под предлогом помощи недееспособного человека, а потом продать его квартиру. Они уверяли нас, что знали про отношения Фоминой со своим духовником Вострецовым. Как и он знал про существование у нее родного брата и двух сестер, о которых она ему не раз рассказывала. Зная это, иерей до последнего уверял, что близких у прихожанки не было, а квартиру он продал, чтобы были деньги на ее уход. При этом известно, что иерей (в этом он признался сам) получал за старушку пенсию в размере 13 тыс. рублей и этих денег, уверял он, ни на уход, ни на ее лечение не хватало.

Тем не менее ни сам Вострецов, ни его начальство из Екатеринбургской епархии категорически не желали раскрывать местонахождение Дарьи Фоминой. Дав журналисту ЕАН слово, что с ней организуют встречу, представители РПЦ его не сдержали. Справедливости ради надо сказать, что в епархии начали свою проверку озвученных фактов. Вострецов был внезапно отправлен в отпуск, а сотрудники епархии оперативно сделали видеосъемку Фоминой.

В это же время племянник пропавшей Валерий Фомин написал заявление о розыске человека в отделе полиции №13 Екатеринбурга. Кстати, этот же химмашевский отдел к тому времени уже сам искал Фомину.

На тот момент казалось: обнародовав обстоятельства исчезновения женщины, указав причастность к этому представителей РПЦ и обозначив полиции векторы поиска, журналисты выполнили свою работу. Но с этим согласились не все. Некоторые сочли попытку разобраться в судьбе отдельно взятого человека «нападками на РПЦ», да еще в разгар Великого поста.

Но по иронии судьбы и законам жанра именно те, кто кричал про «продажу РПЦ за 30 сребреников», могут радоваться. Ситуация повернулась так, что они оказались умней и прозорливей других коллег. Оказывается, что ни у брата Серго Фомина, ни у племянника Валерия, ни у сестры Розы из Таганрога и еще одной сестры Фоминой из Верх-Нейвинска нет претензий к тому, кто, как, зачем и с каким результатом пристроил их родственницу в клинику. И получается теперь так, будто бы кто-то раздул из мухи слона. И якобы человек никуда не пропадал, и квартиру его продали совершенно законно. А кто, и почему, и как это выглядит не только с процессуальной, но и моральной точки зрения – уже не столь важно.

К настоящему времени сотрудники УМВД Екатеринбурга вместе с родственниками Фоминой установили ее местонахождение. Как рассказал ЕАН Валерий Фомин, на этой неделе – в минувшие праздники – вместе с полицейскими и следователями он был в клинике, где содержат Дарью Фомину. Там же присутствовал иерей Константин Вострецов.

«Все нормально. Мы видели Дарью Михайловну. Конечно, состояние у нее не такое, что было раньше. Врачи нам сказали, что есть положительная динамика (точно в такой же формулировке ее состояние ранее характеризовали в епархии). Главное, что она в больнице, что за ней ухаживают. Так что все решилось положительно», - заявил Валерий Фомин.

Он рассказал, что Вострецов извинился перед ним и остальными родными за то, как все получилось.

«Оказывается, мой отец знал про дарственную (которую написала Фомина) – просто про нее почему-то забыл. Так и сказал мне: не понимаю почему, как это случилось, но забыл. А теперь вспомнил. Так получилось», - заверил Валерий Фомин.

Отвечая на вопрос, не просил ли Вострецов прощения за то, что продал квартиру, племенник пояснил, что «это нормально». «Она же дарственную подписала – мы ее видели. У нас нет вопросов. Все в порядке», - добавил собеседник. Сестры Фоминой тоже в курсе, что она нашлась: «Они рады, что все получилось так, а не иначе. Они благодарят епархию, что их сестру не бросили, а наоборот – помогли ей, определили на лечение».

Напоследок Валерий Фомин поблагодарил журналистов и общественность за обеспокоенность судьбой Дарьи Михайловны: «Спасибо большое, без вас бы мы ее не нашли».

При этом Валерий наотрез отказался назвать медучреждение, в котором содержат пенсионерку. Объяснил это тем, что ему запретили называть место, «чтобы туда не ездили СМИ». Известно только, что это учреждение находится на территории Екатеринбурга.

Интересно и то, что официальные представители УМВД Екатеринбурга теперь отрицают, что родные Фоминой написали заявление на ее розыск. «Он (Валерий Фомин) так и не доехал до отделения, хотя и собирался. Не было никакого заявления. Местонахождение гражданки установлено, но проверка пока идет», - заявила представитель пресс-группы УМВД Екатеринбурга Ирина Бучельникова.

Но в таком случае неясно, на каком основании племянник Фоминой оказался в больничной палате тетки в сопровождении полицейских и следователей. Да и как тогда объяснить уверения самого Фомина, что он был в полиции и писал заявление?

Возможно, ответ прост. Наверное, теперь просто никому неинтересно: кто, кому и на каких основаниях продал жилье воцерковленной Дарьи Фоминой. Нашелся человек, и ладно. В общем, всем спасибо, все свободны. Пенсионерка жива и пристроена – и это устраивает силовиков. Сама старушка пристроена в клинику и не требует ухода – это радует многочисленную родню.

Некоторые принципиальные вопросы остаются открытыми: было ли установлено Вострецовым и настоятелем храма Стефана Великопермского (в котором тот ранее служил) Николаем Тарантиным наличие родственников у Фоминой? Каким официальным органом Фомина признавалась недееспособной, оформлялось ли над ней опекунство? На имя какого физического лица (юридического лица или религиозной организации) оформили дарственную на квартиру? На какой расчетный счет (физического лица или религиозной организации), в какой кредитном учреждении перевели средства от сделки по продаже жилья? Кто занимался сделкой от лица Екатеринбургской епархии и какая сумма тратится ежемесячно на содержание Фоминой?

Пока не будет ответов на эти вопросы, сложно на веру принять нормальность и пользу явленной на обозрение благотворительности. После которой людей с «деликатным» диагнозом находят то ли в клинике, то ли в психушке. Жива – и слава Богу. Александр Родионов. Европейско-Азиатские Новости.

Комментировать