October 16, 2020, 2:00 PM

Уральский топ: девочка из шкафа, горельеф раздора и вторая вакцина от коронавируса

ЕАН с помощью экспертов продолжает подводить итоги недели. По традиции, в эту пятницу мы обсудили с нашими спикерами последние громкие события, произошедшие в Свердловской области, Екатеринбурге и в мире.

Девочка из шкафа: вопросов больше, чем ответов

В прошлую пятницу в Карпинске произошло ЧП — в шкафу нашли истощавшую полугодовалую девочку. Мать девочки рассказала, что ребенка родила самостоятельно, в женской консультации не наблюдалась. Старших детей из этой семьи — тринадцатилетнего мальчика, который кормил девочку смесью, и трехлетнюю девочку — передали бабушке и дедушке по материнской линии, а сама девочка из шкафа, которую назвали Полиной, находится в детской больнице в Екатеринбурге.

Однако до конца непонятно, почему женщина так поступила, где отец ребенка и почему старших детей не перевели в реабилитационный центр. 

Эти вопросы ЕАН обсудил с президентом МОО «Аистенок» Ларисой Лазаревой.

«Насколько я знаю, Полину, которая жила в шкафу, поместили в больницу, и за три дня она пошла на поправку, старшие дети находятся у бабушки и дедушки. Если бабушка и дедушка действительно не знали о Полине, то я считаю правильным, что старшие дети находятся у них», — говорит Лариса Лазарева.

По словам директора кризисного центра, для тринадцатилетнего мальчика история с Полиной — травмирующий опыт, более травмирующий, чем для трехлетней девочки, которая не до конца понимала, что Полина — живой ребенок. По ее мнению, психологи тщательнее всего должны работать со старшим мальчиком, он пережил большой стресс. Если бы его изъяли из семьи и поместили в государственное учреждение, то это был еще дополнительный стресс для мальчика.

«В СМИ была информация, что внуки нечасто виделись с бабушкой и дедушкой, но для передачи детей родственникам важны родственные связи, а не частота визитов. Бабушка с дедушкой люди, которые могут заботиться о детях», уверена Лазарева.

Руководитель фонда «Аистенок» считает, что в любом случае нужно дождаться результатов расследования. Все может измениться, когда следствие выяснит причины такого поведения матери и знали ли на самом деле бабушка и дедушка о ребенке. Если выяснится, что бабушка и дедушка знали о Полине либо вовремя не помогли матери Полины, то детей могут изъять в государственное учреждение.

«Полина сейчас лежит одна в больнице в Екатеринбурге. Обычно дети такого возраста в больницах находятся с родственниками, но только в случае, если в больнице есть места и если в медучреждении нет дополнительных правил, связанных с коронавирусом. Полина могла бы лежать в больнице с бабушкой, но есть несколько ограничений. Первая — ребенок лежит в больнице в другом городе. Второе — если бабушка отправится в больницу, то два старших ребенка останутся только с дедушкой. И третье — возможно действуют «ковидные» ограничения. Еще из соображений следствия бабушка может не лежать в больнице с ребенком. Но я не могу сказать, есть ли смысл присутствия бабушки рядом, ведь неизвестно, насколько ребенок узнал бабушку за эти шесть месяцев, если бабушка Полину не посещала», — призналась Лазарева.

Руководительница «Аистенка» напоминает, что в этой ситуации важно еще и задаться вопросом, где был отец девочки. Возможно, он покинул семью, не платит алименты и не связывался с этой семьей последние 6 месяцев. Все легло на плечи матери. По словам Лазаревой, сейчас женщина, скорее всего, будет осуждена и наказана, ее могут лишить родительских прав, а биологический отец опять остается вне зоны риска.

 "Мужчина сейчас может пойти и «заделать» четвертого ребенка. Но несмотря на то что любовь закончилась, ответственность за детей остается. Если мужчина знал о Полине, то где он был? Во всей этой истории у меня больше вопросов, чем ответов", — рассуждает эксперт.



Горельеф раздора или украсить город это просто, главное договориться хоть с кем-нибудь

На фоне дискуссии о горельефе в честь 300-летия Екатеринбурга, проект которого многим не понравился, звучат предложения, что горожане и сами могли бы сообразить какой-нибудь памятник и поставить его на всеобщее обозрение. Или двор украсить. Да и мало ли достойных людей, бывших жителей города, до сих пор не увековеченных на его улицах. Вопрос только в том, как это сделать, к кому обращаться.

«Все зависит от того, кому принадлежит земля, на которой вы хотите этот памятник поставить. Если это участок, принадлежащий многоквартирному дому, — достаточно собрать согласие более половины собственников. Если это, скажем, муниципальная земля — надо смотреть, за кем, каким МУПом она закреплена, и разговаривать с его руководителем. При этом придется учитывать их планы на этот участок — планы по благоустройству, к примеру», — разъясняет процесс согласования депутат гордумы Екатеринбурга Андрей Пирожков.

Стоит напомнить в качестве примера бывшего руководителя ЦПКиО Романа Шадрина — он, будучи руководителем муниципального предприятия и «неравнодушным гражданином» в одном лице, уставил одну из аллей «надгробиями».

Как отмечает депутат, самый простой способ — это договориться с собственником здания или быть им.

 «К примеру, если вы захотите разместить на «Высоцком» Человека-Паука — достаточно быть собственником «Высоцкого»». Или иметь достаточно авторитета и денег, чтобы договориться с руководителем муниципального предприятия, в введении которого находится земля".

При этом депутат рекомендует начать с создания инициативной группы.

«Если вы не можете убедить друзей, что такой памятник действительно необходим, — может в нем и нет необходимости? Да и руководителю муниципального предприятия придется свое желание как-то обосновать — либо очень «сильной» социологией, либо подписями под обращением за установку такого памятника, либо письмами с такими обращениями. А желательно, чтобы эти обращения заметили и на уровне руководства города — руководитель МУПа все равно будет учитывать и мнение администрации. И в любом случае: переговоры, согласования — в одиночку все это сложно сделать. Наконец, памятник надо еще и оплатить — деньги на него собрать», — поясняет депутат.


Вакцины «размножаются» вместе с вирусом

На этой неделе была зарегистрирована вторая российская вакцина от коронавируса — «ЭпиВакКорона». Ее разработал новосибирский центр «Вектор». Испытания препарата проводились на 100 добровольцах. Пострегистрационные исследования начнутся после наработки промышленных объемов, ожидается, что в них добровольно примут участие 40 тыс. человек из разных регионов страны. В частности, планируется, что исследования будут проводиться в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирской и Сахалинской областях, а также в Алтайском крае. Ожидается, что в оборот вакцина центра «Вектор» будет введена 1 января 2021 года.

Кроме того, президент РФ Владимир Путин анонсировал, что на подходе регистрация третьей вакцины, разработанной Центром имени Чумакова Российской Академии наук. По словам главы государства, стоит задача наращивать объемы производства антикоронавирусных вакцин и продвигать их как внутри России, так и на зарубежный рынок.

Первой зарегистрированной вакциной от COVID-19, напомним, стал препарат «Спутник V» исследовательского центра имени Гамалеи. Прививку уже сделала одна из дочерей Владимира Путина, а также глава Роспотребнадзора Анна Попова, вице-премьер РФ Татьяна Голикова, лидер ЛДПР Владимир Жириновский и многие другие известные персоны.

По словам известного российского вирусолога Анатолия Альштейна, у вакцин «Спутник V» и «ЭпиВакКорона» принципиально разные принципы действия.

 "Препарат Центра имени Гамалеи основан на аденовирусе, в который включен ген коронавируса. А вакцина «Вектора» — это пептидный препарат. В нем содержится фрагмент белка, который отвечает за иммунитет", — цитирует эксперта «Рен ТВ». 

Альштейн отметил, что о преимуществах одной вакцины перед другой имеет смысл говорить лишь после третьей стадии испытаний.

Уральские ученые также пока не берутся давать оценок препаратам. Как заявил ЕАН председатель Свердловского отделения Всероссийского научно-практического общества эпидемиологов Виктор Романенко, делать выводы можно будет только после того, как испытания обеих вакцин полностью завершатся.

«Сейчас говорить о чем-то рано. По сути, мы еще даже не видели ни одной из этих вакцин. Когда будет опубликован состав, инструкция, тогда и будем делать выводы и думать, какую лучше ставить.

Но в любом случае чем больше вакцин, тем лучше. Одной просто не хватит на всех. Выпустит предприятие, к примеру, миллион доз, а только на одну Свердловскую область требуется 1,5–2 млн.

От гриппа сегодня есть чуть ли ни около десятка препаратов, хорошо, что и от коронавируса появится несколько. Будет и выбор, и возможность обеспечить прививками жителей всех регионов страны», — полагает Виктор Романенко.

Комментировать