December 25, 2020, 3:00 PM

Уральский топ: сколько зданий в Екатеринбурге снесут из-за реновации и есть ли жизнь после вакцины

ЕАН с помощью экспертов продолжает подводить итоги недели. По традиции в эту пятницу мы обсудили с нашими спикерами последние громкие события, произошедшие в Свердловской области, Екатеринбурге и в мире.

Екатеринбург в конструктивизме и вокруг него

В четверг стало известно, что собственник здания ПРОМЭКТа (Уральский областной промышленно-экономический и кооперативный техникум) корпорация «Маяк» хочет его снести.

На месте дома, предположительно, появятся две высотные «свечки». Общественники встали на защиту памятника конструктивизма и начали готовить обращения в мэрию и к губернатору. Также сегодня они встретились с владельцем здания и договорились представить проекты по его сохранению.

ЕАН обсудил с экскурсоводом и урбанистом Дмитрием Москвиным, почему о сносе зданий становится известно в конце года и почему все памятники конструктивизма сейчас в опасности. 

«Сносы зданий нужно делать до начала строительного сезона. Строительный сезон, когда компании могут рыть котлованы, отключать коммуникации – это безморозное бесснежное время, иначе будет дороже. Поэтому, как правило, на конец зимы-начало весны выпадает снос различных построек», рассказал Москвин.

По мнению общественника, вся Россия, особенно крупные города, сейчас находятся в чудовищной ловушке. С одной стороны, есть дешевая ипотека, которую запустили в этом году. С другой – буквально на днях Государственная дума одобрила поправки в строительный кодекс, которые означают, что со следующего года мы все коллективно вступаем в состояние реновации по московскому сценарию. Урбанист считает, что этот сценарий не предполагает возможности обсуждать, стратегически мыслить и смотреть в будущее. 

«Нужно только одно - строить как можно выше, как можно дешевле, и как можно дороже это втюхивать людям. Я думаю, что сейчас мы стали свидетелями реновации по-уральски. Это значит сносим все, что можно снести, делаем это быстро, плюем на общественное мнение, наследие и внешний облик. Нам светят моментальные деньги, которые нужно как можно быстрее освоить, потому что уже послезавтра что-то изменится и денег не будет», - уверен активист. 

Москвин предполагает, что в связи с изменениями в градостроительный кодекс в зоне риска находятся все кварталы в городе. По федеральным нормам в любой квартал может прийти застройщик, объявить его территорией комплексного развития и застроить. И неважно, что там стоит. 

«Что касается конструктивизма, то в зоне риска находится все, что не под охраной. А это, по сути, около 75% конструктивистской застройки Екатеринбурга, например, практически весь Уралмаш», - подытожил Дмитрий Москвин. 

После вакцинации. История медика и журналистки

На этой неделе первые екатеринбуржцы привились от коронавируса. Два корреспондента ЕАН тоже решили опробовать на себе препарат от COVID-19. На прививку они ходили в четверг к 9 утра в поликлинику городской больницы №14.

По словам корреспондента Ольги Лобовиковой, препарат на редакцию удалось получить в качестве исключения и после общения с министерством здравоохранения.

«В процедурный кабинет мы заходили по одному, как положено. Врачи предварительно увидели, что в коридоре есть ожидающие, и разморозили препарат. Не было такого, что в одной ампуле было пять порций вакцины, как сообщают некоторые СМИ», - рассказала Лобовикова.

Также ей пришлось заполнить следующие документы – анкету на противопоказания: болел ли ты коронавирусом, ставил ли прививку от гриппа, и добровольное информированное согласие на медицинское вмешательство. После прививки Лобовиковой поставили отметку в прививочный сертификат. 

«По моим ощущениям, все прошло как обычная прививка. После вакцины от гриппа у меня плечо болело больше, чем от прививки от коронавируса. Еще мне казалось, что место укола было более теплым, чем обычно. Сегодня, на второй день после укола, я чувствую себя нормально», поделилась журналистка. 

Вторую порцию прививки она получит 14 января 2021 года. 

По словам Лобовиковой, прививку она поставила ради эксперимента. К тому же, корреспондент ЕАН считает, что вносит вклад в изучение новой инфекции - чем больше людей привьется, тем более репрезентативны будут данные о последствиях. Журналистка посетовала, что не заполняет дневник привитого от коронавируса на сайте Госуслуг. При этом зайти в дневник у корреспондента не получилось – сайт не одобрил ее паспорт.

Сотрудница одной из городских больниц, согласившаяся на вакцинацию, на анонимной основе, просто и доступно рассказала ЕАН, как она пережила прививку, и почему не стоит бояться отечественной вакцины. 

Я по натуре человек противоречивый – всего на свете боюсь и трясусь, как еж, но одновременно топлю за любой кипеш и риск. Так и с прививкой вышло. Многие, кто отказался от прививки, меня спрашивали: «Ты что, рехнулась? А как же тот факт, что вакцину не проверили, а вдруг побочки, а вдруг, а вдруг…».

Меня эти «а вдруг» совсем не пугают. Возможно, у меня есть некая профдеформация, связанная с работой - медик же, все-таки. Но дело тут в другом: ну не верю я, что, имея такой опыт создания вакцин и в целом в отлаживании такой сферы, как вакцинопрофилактика в России, именно с этой вакциной налажали. Не верю. Каждая вакцина когда-то испытывалась впервые, а теперь мы все ходим такие довольные, и нет больше кучи болезней повсеместно, типа кори, дифтерии, полиомиелита. Так что я готова рискнуть, но риск этот весьма осторожный, потому что уверена: с вакциной все нормально.

Прививку я поставила 19 декабря в 11:30 утра. В самой процедуре не было ничего необычного: осмотр терапевта дежурные вопросы и сам укол. На все про все времени ушло совсем немного. Потом я отправилась по магазинам, полдня «шопилась», разглядывала елки и новогодние украшения, была всем довольна. Чувствовала себя отлично. Вечером планировала сгонять на фестиваль «Нетемно» в Парк Маяковского. Но планам этим было не суждено сбыться, чем я очень, кстати, опечалена до сих пор.

Вернувшись домой ближе к вечеру, я поняла, что, кажется, у меня нет сил, и я заболеваю. Так и есть – температура уже 37,8. Улеглась в кроватку и следующие полтора дня провела в ней. Не скажу, что это было особо печальное время: я просто валялась и канючила, а муж меня жалел и выполнял все мои прививочные прихоти. Из симптомов: температура, - тут мне, скорее, не повезло, - была больше 39. Но! У меня вообще ото всех прививок всегда реакции имелись, в том числе и против гриппа, так что к прививкам я нежная весьма.

Озноб – это отдельная песня, ведь в какой-то момент он стал абсолютно неконтролируемым. Кружка в руках не держалась, челюсть приходилось держать руками, чтоб не скололась эмаль с зубов. Но это состояние было непродолжительным, и скоро все прошло. Осталась лишь температура, которая на следующий день стала постепенно опускаться. Сначала 38,2 потом 37,8 и к утру понедельника вернулась в абсолютную норму. Все симптомы как рукой сняло. Будто и не было ничего.

Сейчас еще слегка побаливает рука на месте укола, но совсем незаметно. При движении это не мешает (например, от прививки против клещевого энцефалита я руку даже поднимать не могла), так что пустяк. Среди опрошенных мною коллег, так же сделавших прививку, только у двоих были похожие симптомы: температура и озноб. Для нас это было в принципе ожидаемо. Остальные и вовсе ничего не заметили.

Комментировать