June 19, 2020, 3:30 PM

Уральский топ: смертность врачей, уход «Стенограффии» и новый «скверный» протест

ЕАН с помощью экспертов продолжает подводить итоги недели. По традиции в эту пятницу мы обсудили с нашими спикерами последние громкие события, произошедшие в Екатеринбурге, Свердловской области и мире.

Смерти на коронавирусной передовой

На этой неделе глава Росздравнадзора Алла Самойлова сообщила о том, что от COVID-19 скончались около пяти сотен российских медиков. Позднее в ведомстве пояснили: данные – неофициальные. Впрочем, официальную статистику взамен никто не привел.

Мнением о том, что повышает риски заражения медиков коронавирусом и как это может отразиться на отрасли с ЕАН поделился председатель областной организации профсоюза работников здравоохранения РФ Сергей Угринов.

«С другими странами я ситуацию, если честно, подробно не сравнивал. Процент медиков среди общего числа заболевших, действительно большой. В первую очередь, это можно объяснить тем, что они работают там, где наибольшая сосредоточенность больных. Имелись проблемы с защитными средствами. Согласно последним рекомендациям, разрешается использование обычных гигиенических масок, нет обязательного требования по использованию именно сертифицированных медицинских масок. При производстве медицинских масок используется специальная ткань и специальная пропитка для ее дезинфекции», - отметил Угринов.

Специалист добавил, что не все медицинские учреждения достаточно быстро перепрофилировались для работы с COVID-19. «Развернуться» больницы должны были в течение нескольких суток, сроки же в регионе затягивались до десяти дней. 

«В некоторых случаях сыграло свою роль и несоблюдение СанПиНов самими работниками, особенно непрофильными, которые раньше не специализировались на работе с особо опасными инфекциями. Может быть, с ними не был произведен весь положенный инструктаж. Ту же медицинскую маску, например, где-то вместо положенных двух носили по 4-6 часов», - добавил Угринов.

Однако страшнее всего то, что плановая система здравоохранения, вероятно, не восстановится сразу по завершении пандемии.

«Есть тревога, насколько сегодня вообще сможет восстановиться плановая система здравоохранения. Не знаю, насколько студенты настроены, но среди медицинских работников у многих нет желания оставаться в профессии. Например, некоторые из сотрудников предпенсионного и пенсионного возраста, которые были на самоизоляции и на больничном, не хотят выходить. Они опасаются за себя и за родственников, потому что 100% защитного барьера никто не гарантирует», - подытожил Угринов. 

Стенограффия, на которой меня нет

Команда свердловских художников «Стрит-арт» не примет участия в грядущем фестивале уличного искусства в Екатеринбурге. Авторов ставшей знаменитой во всем мире «Стенограффии» потеснила столичная компания «Коннект». Благодаря «тонкостям» бюджетных закупочных процедур москвичи получили соответствующий контракт от городской администрации. Новый фестиваль – «Граффити на стенах» - предполагает патриотический уклон.

О реакции художников на «предательство» со стороны руководства родного города мы спросили организатора фестиваля Анну Клец.

«Риск проиграть этот конкурс существовал абсолютно всегда. Бюджет администрации города — это в лучшем случае треть бюджета всего фестиваля. Мы всегда гордились сотрудничеством с администрацией. В нашей стране это редкий случай, чтобы власть поддерживала проекты такого рода. Ранее мы работали с программами социальных инвестиций «Родные города» от «Газпром-Нефти», и прекратили работу, потому что они тоже многие проекты свернули», - рассказала Клец. 

Художница добавила, что, несмотря на риски, в этом году команда «Стенографии» рассчитывала как на собственные ресурсы, так и на помощь со стороны администрации.

«Формально мы проиграли по количеству муниципальных контрактов. Наша маленькая команда занимались этим 10 лет, и мы в рамках конкурса можем конкурировать с людьми, которые производят малярные работы. Мы позвонили в мэрию за разъяснениями, нам сказали: «Завтра прилетает из другого города человек, мы разговариваем и начинаем работать». Все! Больше никаких комментариев, никакой поддержки. Коллектив не был готов к этому, работа по организации шла в полную силу», - посетовала Клец.

Девушка добавила, что художники прекрасно осознавали и осознают важность темы 75-летия победы СССР в Великой Отечественной войне. Однако «административный арт», по мнению Клец, никакого отношения к искусству не имеет.

«Мы встречались с зимы с представителями МКУ «Столица Урала», нас просили сделать объекты к 75-летию Великой Победы. Команда считает эту тему очень важной. Но мы не находим нужным проводить весь фестиваль по этой теме. Это очень тонкая материя, с которой нужно работать. Если мы начнем штамповать административный арт, этот триколор на девять этажей — это сложно назвать каким-то искусством. Может, это сыграло роль, может, история с Лампасом (скандал с супрематическим крестом на Уралмаше – прим. ЕАН): я не знаю, почему мы проиграли конкурс. Понимаю для администрации города или больших компаний сотрудничество с нашей компанией не самое удобное, в приоритете у нас всегда развитие Екатеринбурга. Сейчас фестивалем уличного искусства будут заниматься люди, которые организовывают сабантуй и чаепитие у мэра» - подытожила Клец.

Парк с конями

В Екатеринбурге разгорелся конфликт вокруг реконструкции парка XXII Партсъезда. В понедельник местные жители окружили забор, возведенный вокруг зоны реновации, и потребовали от городской администрации выйти с ними на диалог относительно будущего территории. Пока обе стороны договорились о сохранении статус-кво. Тем временем, выделенные из федерального бюджета 250 млн. руб. на реновацию зеленой зоны ждут своего часа. В администрации опасаются, что если сорвать проект сейчас, никаких средств от Москвы на новые планы по обновлению этой местности город не дождется.

О том, почему на карте среднего Урала снова возникла точка экологического протеста мы поговорили с директором арх-группы Podelniki Полиной Ивановой.

«Это происходит потому, что пользователи этого парка – жители города и соседних домов – никак не участвовали в процессе разработки проекта. Проект сделан с учетом интересов архитекторов, которые пытались «себя показать», городской администрации, которая пыталась освоить федеральные средства, и проектировщиков, которые пытались сделать все побыстрее. Мнение горожан – не учитывалось», - отметила Иванова.

Архитектор добавила, что самая большая претензия к проектировщикам в данном случае – уничтожение в зоне реновации деревьев.

«Пойти смотреть на деревья в лес? Знаете, мы все живем в этом городе. Это не место, которое должно быть удобно убирать, и не место, где удобно проводить парады и ездить кортежам. В длинной перспективе мы не сможем вернуть деревья, которые вырубим – это замет десятилетия», - объяснила Иванова аргументы «защитников природы».

При этом специалист полагает, что проект обновления парка – слишком «типовой»: его реализация поставит крест на уникальности места.

«Знаете, в архитектуре (еще по Витрувию) главенствуют три принципа – красота, функциональность и прочность. Красивый ли этот парк на рендерах? Он никакой, обычный! Там нет никакой локальной идентичности, нет ничего оригинального. Это нормальный парк без собственного лица. Представить его можно где угодно. Функциональность: к ней огромное количество претензий и она не выдерживает никакой критики. Я не настаиваю на том, что там нужно поставить скульптуры с конями (когда-то неподалеку располагался ипподром – прим. ЕАН), но после такой реновации этот парк просто станет таким же, как многие», - уверена Иванова. 

Источник фото: Алексей Колчин для ЕАН
Комментировать