July 18, 2020, 9:23 AM
Игорь Чукреев

«Я тюрьмы не боюсь»: мятежный полковник Квачков обсудил с отцом Сергием духовное возрождение России

Отставной полковник ГРУ Владимир Квачков несколько дней провел в Екатеринбурге на Царских днях. Как рассказал офицер корреспонденту ЕАН, он специально прилетел пообщаться с мятежным отцом Сергием. Темой обсуждения стало спасение России от «захватившего страну ига».

Ночь Владимир Квачков провел в общении с монахом, на крестных ходах, а на следующий день отправился почтить память павших воинов — возложить цветы к памятнику «Черный тюльпан». В кителе, поцарапанных, но по-военному тщательно начищенных лакированных туфлях. На запястье — дешевые пластиковые часы с кучей функций, мечта всех советских мальчишек.

Встречали полковника десяток фанатов. Пока шло мероприятие — подошли еще. В основном мужчины от 40, многие с военным прошлым, многие с пузиком.

«А я, ведь, пить бросил. Ну, не как раньше. Щас больше бутылки вина за раз — ни-ни», — делится с Квачковым один из подошедших.

Пока отставной полковник общается с фанатами — его жена Надежда делится, как чета добралась до Екатеринбурга.

«Мы только билеты взяли — тем же вечером нам звонят: куда собрались? Он, ведь, под административным наблюдением. Ничего не сказали, просто спросили».

Напомним, полковник был осужден по обвинению в попытке организации вооруженного восстания.

Наконец, все собрались. Сначала возложили цветы к памятнику основателя ВДВ Василия Маркелова — подошли, отдали честь, перекрестились перед советским воином, снова отдали честь. Потом тот же порядок — перед «Черным тюльпаном».

С самого начала прилета Владимира Квачкова на Урал возникла интрига: будет ли полковник учить последователей Сергия методам партизанской борьбы. Тайные скиты, люди, припасы — все это у монаха есть, можно годами воевать и кто его найдет в уральской тайге. Вот об этом корреспондент ЕАН и поговорил с боевым офицером.

— О чем разговаривали с Сергием на встрече?

— Я приехал сюда на Царский ход. Но не буду лукавить, я приехал еще для встречи с отцом Сергием. Потому что было очень много различных мнений. Я когда услышал его обращение «православным христианам России» и «к Церкви» и когда он сказал: «Что за Церковь отказалась от Христа?».

Я патриарха давно называю лже-патриархом, этого Гундяева (фамилия патриарха московского Кирилла — прим. ЕАН). Многие говорили, что Гундяев — предатель Христа. А когда человек выходит под камеру, причем не просто священник — настоятель крупнейшего монастыря. Я когда съездило туда, посмотрели мы: не скажу, что это лавра, но это мощный, очень мощный монастырь.

Один только покаянный меч чего значит. Обычно покаяние молитва, а там-то — меч, это же совсем другое понимание, покаяние делом. Мы должны в России восстановить православную монархию — покаяние перед Государем. Покаяние само по себе предполагает ликвидацию того греха, его последствий, что мы допустили. Мы по своей греховности допустили ритуальное убийство царя и его семьи. Раз мы это допустили, мы поняли, что это грех. Что теперь, только каяться словами? Молитва без дел мертва. И это понимание у нас очень совпало с отцом Сергием.

— Вы первый раз были в монастыре, общались с Сергием?

 Полковник Квачков провозгласил схиигумена Сергия патриархом— Первый. Я еще сходил на литургию в Храм-на-Крови, все-таки это место убиения государя [Николая II Романова] и его семьи и для меня это было очень важно. Я был обрадовано-огорчен. И не только, что место само по себе печальное, но еще и тем, что там было человек 30. К этому митрополиту, к этим епископам, которые надели на себя намордники, которые призвали не праздновать Пасху — вот к ним пришло в этот день 30 человек в храм. Это просто провал. А у отца Сергия храм был забит. Я там часа полтора-два отвечал на вопросы там.

— Самый главный вопрос: Сергий фактически объявил борьбу. У него скиты, сторонники, казаки. Какие-нибудь советы ему дали?

— Мы долго обсуждали вопросы, представляющие взаимный интерес (ответил Квачков скупо и отказался расшифровывать смысл сказанного — прим. ЕАН)

— Вы сказали, что покаяние должно быть делом. Что за дело, откуда монарх, монархия возьмутся в конце-концов?

— Начнем с того, что когда говорят о восстановлении православной державы — возникает вопрос о том, кто будет царем. Если мы будем говорить сейчас об обретении царя — это вопрос не нашего поколения. Мое глубокое убеждение, что царь или государь — это не начало воцерковления и перехода к новой жизни России. Это венец воцерковления русского народа. Нам нужно 25 лет — жизнь одного поколения. Нам после победы нужно будет народить достаточное количество детей, воспитать их в православной вере, воцерковить, это поколение до 50 когда доживет. Это большая работа, ее нельзя вводить декретно — надо методически, терпеливо, воспитывая молодое поколение. Вот тогда мы получим большинство русского православного народа, которые смогут обрести царя.

— Вы сказали «после победы», а что можно считать победой?

— Освобождение России от иудейского ига.

— Как?

— Вот тут я перехожу на вопросы, связанные с границей статей: 282, 283, 222 — масса статей уголовного кодекса, которые сейчас не позволяют мне ответить на ваш вопрос. Тем не менее я назову еще статьи: 222 — незаконное приобретение оружия, 223 — незаконное произведение взрывчатых веществ, 205 — они называют «национально-освободительную борьбу» «терроризмом». У нас в законодательстве нет понятия «национально-освободительная борьба» — все, что относится к этой области называется «терроризмом». Иго есть, а борьбы нет. А тем временем: президент — еврей, премьер-министр — еврей, бывший премьер — еврей, председатель Совфеда — еврейка. Но «еврей» и «жиды» (польское наименование евреев — прим. ЕАН) — эти понятия надо различать.

— Удастся ли властям посадить отца Сергия?

 Пели партизанский марш и плакали. Как схимонах Сергий провел свой крестный ход (ФОТО)— Знаете, у меня 11 лет лагерей. Я тюрьмы не боюсь. Если мне положено — значит сяду. И отец Сергий, я знаю, того же мнения. Нельзя считать: попадешь ты в тюрьму или нет — своим целеполаганием. А что Господь положит — то и будет.

Я сказал вчера в обращении, что он патриарх, который бы мог народ куда-то позвать, повести. Теперь появился человек, который исполняет роль Патриарха — это отец Сергий. А его церковное звание не имеет значения — он стал духовным вождем русского христианского сопротивления.

Пока мы общались — подходили еще люди. Обсуждали «пророчества», православное светлое будущее, новые легенды про отца Сергия. Говорят: «На днях того приехали из ФСБ задерживать, а он в храм шмыгнул и в воздухе растворился — люди верят».

Все то же: мужчины за 40 неопределенного рода занятий, но явно нашедшие тут какую-то осмысленность для своей жизни.

 К схимонаху Сергию приехал известный полковник ГРУ в отставке Владимир Квачков В армии 71-летний Владимир Квачков служил с 1965 по 2003 годы (с 1994 года в ГРУ). За это время он участвовал в боевых действиях в Афганистане, Таджикистане, а также в конфликте в Азербайджане, а также в операциях на территории Чечни и Дагестана. Награжден орденом «Красной звезды» и орденом Мужества.

В 2005 году Владимиру Квачкову было предъявлено обвинение в покушении на Анатолия Чубайса. В 2008 году оправдан судом присяжных.

В 2010 году обвинен и арестован по обвинению в терроризме и подготовке мятежа. По версии ФСБ, Квачков планировал захват нескольких военных частей, вооружения своих сторонников и организацию военного похода на Москву с целью свержения власти. К организаторам мятежа следственные органы отнесли полковника-«афганца» из Екатеринбурга Леонида Хабарова.

В 2013 году Московский городской суд приговорил Квачкова к 13 годам тюрьмы. Позднее приговор был смягчен Верховным судом до восьми лет. В августе 2017 года к этому сроку Квачкову прибавили еще полтора года. Полковника в отставке осудили за экстремистское видеообращение, которое он записал на мобильный телефон и передал лицам, находящимся за пределами колонии. В феврале 2019 года он вышел на свободу.

Источник фото: ЕАН/youtube.com
Комментировать