May 24, 2021, 10:15 AM
ЕАН

«Если бы я знала, что будет твориться в Камерном театре, - я бы его не создавала». Колонка главного культрегера свердловского обкома Лидии Худяковой

Создателю Литературного квартала и екатеринбургского Камерного театра Лидии Худяковой - 95 лет. Лидию Александровну можно смело назвать культурным вдохновителем, тем самым моторчиком, который заводил творческие механизмы в разных сферах культуры. При ее активном участии в городе были открыты Театральный институт, Дом кино, Дом актера, оказана реальная поддержка многим творческим коллективам. Худякова помогала и отдельным писателям, художникам, актерам, во время, когда она занимала пост заведующей отделом культуры Свердловского обкома КПСС, свои мастерские обрели живописцы Михаил Брусиловский и Юрий Филоненко, знаменитый график Виталий Волович, скульптор Андрей Антонов.

К счастью, настоящая легенда Екатеринбурга жива, сегодня она – одна из немногих мостиков в прошлое Свердловска и Екатеринбурга. ЕАН публикует колонку Лидии Худяковой. 


Я создала Камерный театр, потому что я всегда любила театр

Когда я пришла работать в Литературный квартал, мне было почти 59 лет. Я вышла на пенсию, но мне хотелось что-то делать. Я восстановила по чертежам музей «Литературная жизнь Урала ХХ века», потому что он сгорел, открыла парк Литературного квартала и построила Камерный театр. Меня упрекали в том, что я занимаюсь «маниловщиной». Но до Литературного квартала я делала большие дела и очень интересные.

Недавно один чиновник удивлялся: откуда взялась трамвайная ветка на Керамику? Я съездила в одно очень важное ведомство – Министерство строительства атомной промышленности, очень богатое, но зажатое. Меня принял важный министр и сказал: «Сожалею, но ничем помочь не могу, сейчас мы строим очень важный объект».

Я ответила: «Поймите меня! Завод вы построили за городом (а Керамический завод – это его завод), а транспорта нет никакого. Автобусом мы не можем обеспечить целый завод. Вы должны нам дать деньги на трамвай и профтехучилище». Но он все равно сказал: «Нет». Через два часа я была у Кириленко, члена Политбюро, и он при мне позвонил этому министру и тихо сказал: «Иван Иваныч, у меня сидит секретарь райкома, надо им помочь».

На следующий день мне дали положительный ответ. Но в городе нет никаких следов об этом. Вот это моя биография.

 Бывший режиссер Камерного театра Дмитрий Касимов: культурой Екатеринбурга до сих пор руководит «коллективная Ярошевская» 

Почему сейчас никто нигде не упоминает о том, что я сделала в районе и обкоме? Да потому, что я партократ. Мы же враги народа.

Мой прадед был священнослужителем. А также в роду был иконописец. Но я «за сквер».

Многие считают, что театр – это развлечение. А я считаю, что театр – это школа жизни. Воспитание и образование.

Я счастливая – я выросла на литературе. У меня папа был очень начитанный человек. У папы была очень большая библиотека. Три стены книг. Он приучил нас к чтению. Был Бунин, которого не издавали, Серебряный век, дореволюционные издания книг. Когда началась война, к этому времени я закончила школу и поехала учиться в Москву на инженера. И там, в 1943 году, я заразилась театром. Мы продавали свои хлебные карточки и ходили в театры. Когда я заразилась фурункулезом, то была вся в нарывах. Приехал домой не человек, а скелет. Это был 1944 год. Больше меня мама в Москву не отпустила. Нашу библиотеку она продала, чтобы отпоить меня сливками и поставить меня на ноги. Так поставила на ноги, что живу до 90 лет.

Однажды в 1943 году я видела, как возле Большого театра дрались поклонницы Лемешева и Козловского и одной оторвали лисий воротник. Я смотрела репертуар московских и ленинградских театров и видела лучшие спектакли того времени. Спектакли Товстоногова, театра Вахтангова, МХАТа и Современника еще времен Олега Ефремова. Я ходила регулярно в театр на Таганке. Помню «Гамлета» с Высоцким, «Вишневый сад» Эфроса. Я все приняла, кроме ползущего по кладбищу Пети Трофимова с четвертью сивухи. То, что сегодня идет в театрах, я видеть не хочу. Хотя я просто больна театром, если так можно сказать.

Камерный театр уникальный, потому что он единственный репертуарный театр музея. И в мире больше такого нет. И вот этим вы можете гордиться.

Валентин Воронин (актер Свердловского театра драмы и Камерного театра – прим. ЕАН)  – последний аристократ. Но это внутренний аристократизм.

Мы очень дружили с Сашей Соколовым, главным режиссером Театра драмы. Когда его друг-профессор решил положить его на операцию, то он пришел ко мне и говорит: «Если вы скажете, чтобы я не ходил на операцию, то я не пойду». Я ему говорю: «Ну как я вам могу сказать? Ваш друг ведь профессор, он лучше знает…» Потом я позвонила этому профессору и говорю: «Мы едем на гастроли в Москву, я не могу ехать без главного режиссера». Мы съездили в Москву, и спустя какое-то время его друг стал опять его «укладывать» на операцию. А Соколов продолжал: «Лидия Александровна, скажите, чтобы я не ходил, и я не пойду!» Так было несколько раз, и в итоге я сказала: «Александр Львович, решайте сами». Ему сделали операцию, и спустя несколько часов он умер. Он чувствовал, что он уходит. Но если бы ему не делали операцию, он бы жил.

Сегодня страшный кризис на руководящие кадры. Нет преемственности.

Я знала Ельцина, с которым я работала здесь. Ельцин – грамотный строитель, настойчивый, властолюбивый, очень талантливый руководитель. Он никогда не жалел себя. У нас с ним были отношения всякие. Иногда мы с ним ссорились. Но мы проработали вместе 27 лет.

Когда мне говорили: «Ну, Ельцин ведь пил», - я честно отвечала: «Я не знаю. Я с ним на пьянки не ходила и с ним не пила». А там, когда он стал властелином, его никто не мог остановить. Хотя у него прекрасная супруга.

Я открыла Театральный институт, хотя Москва мне говорила, чтобы я открывала Институт культуры. И все мне говорили, что у меня не получится открыть Театральный институт. Я сказала, что нет, открывать Институт культуры мы не будем. Есть в Челябинске, пусть кто хочет учиться – едет туда. Мне звонит Ельцин и говорит: «Поступила жалоба, что вы три раза отказали открыть Институт культуры. Почему?» Я говорю: «Нам не нужен Институт культуры, потому что они готовят кадры не для культуры, а для хозяйства. Нам нужен Театральный институт». Я опять съездила в Москву, и, когда вернулась, пришло постановление об открытии Театрального института. Да, я пользовалась своими партийными связями, если это служило развитию культуры.

Наша культура во многом стоит на менталитете русского человека. У него ничего нет, а он все равно делает.

Кто главный в театре? Конечно, режиссер. Но все равно артист. Потому что он – властитель дум.

Мне скоро 100 лет, и мое поколение все ушло. Сейчас уже пришло третье и четвертое поколение. Но ему мне сказать нечего. Я уже все сказала.

Глядя на то, что сейчас происходит с Литературным кварталом и Камерным театром, я впервые в жизни пожалела о том, что построила этот театр. Лучше бы ничего не было, чем то, что сейчас. 

Беседовал Дмитрий Касимов.

Источник фото: www.egd.ru
Комментировать