March 24, 2020, 12:55 PM
Дмитрий Моргулес

Уральский омбудсмен Александр Гончаров: «Горизонт принятия решений очень короток. Мы можем потерять малый бизнес»

Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Челябинской области Александр Гончаров — о том, чем грозит наступивший кризис малому, среднему и крупному бизнесу, что должно сделать государство, почему у него очень мало времени и какой бизнес будет расти вопреки и благодаря кризису.

— Александр Николаевич, по всей стране предприниматели посылают тревожные сигналы, заявляя об очень тяжелом положении, в котором оказался частный бизнес. Какова ситуация в Челябинской области?

— Ситуация действительно очень непростая. Кризис носит всемирный характер, он глобален и обусловлен не только собственно экономическими факторами. Пожалуй, в современной истории России такого по мощности «шторма» мы еще не переживали. И Южный Урал, достаточно мощный экономически регион, не исключение. Проблемы коснулись всех.

У нас под ударом прежде всего оказался малый и средний бизнес.

Главная беда — из-за карантина практически мгновенно и резко сузился потребительский спрос. Вся сфера обслуживания — гостиничный бизнес, общепит, сфера развлечений (кинотеатры и так далее), фитнес-залы — серьезно просела. Просела приличная часть розничной торговли, не связанной с продуктами питания. Вероятно, скоро мы увидим падение в секторе коммерческой недвижимости. Причем кто-то просаживается сам, из-за отсутствия клиентов и покупателей, а кому-то (тем же кинотеатрам) просто власти рекомендуют ограничить число посетителей.Ситуация в этих секторах на самом деле близка к критической. Один из моих давних друзей, владеющий как серьезным гостинично-ресторанным бизнесом, так и крупным производством, на днях сказал мне, что в этом месяце у него еще будет возможность полностью выплатить всю зарплату работникам в гостиницах и ресторанах, а вот в следующем — уже не факт. Конечно, какое-то время он сможет продержать ситуацию за счет более успешного производственного бизнеса, но это тоже не может длиться долго.

Никуда не делась, кстати, ответственность собственников и руководителей по выплатам зарплат работникам. В том числе ответственность уголовная. Ее никто не отменял. Если бы еще понимать, где бизнесменам взять на это деньги...

Хочу заметить, что свои проблемы есть и у крупного бизнеса, даже у того, который традиционно считается успешным и составляет основу благополучия нашего региона. Я говорю о металлургах. 

— Какие именно?

— С одной стороны, у них достаточно серьезная часть продукции уходит на экспорт. Но на этот раз кризис глобален и затронул всю систему мировой торговли, всю систему мировых цепочек поставок товаров, комплектующих. С разрушением этих цепочек рушится спрос. И последствия этого до конца еще не понятны.

Но ведь значительная часть продукции идет и на внутренний рынок. Например, ММК безусловный лидер по поставкам стального листа нашим автопроизводителям. Но что мы видим? Цепочки поставок (в том числе комплектующих из-за рубежа) рушатся, потребительский спрос рухнул, и заводы встают, в том числе у нас в стране. Значит, не будет и сбыта автолиста в том объеме, что был раньше. Проблема? Проблема.Или, например, строительная отрасль, которая потребляет значительную часть арматуры. Упал спрос на квартиры — встало жилищное строительство — не будут брать продукцию металлургов. 

А тут еще и курс рубля упал после падения мировых цен на нефть, что обесценивает выручку на внутреннем рынке.

Конечно, у наших лидеров металлургии — ММК, ЧТПЗ — есть определенный задел, ресурсы, «подушка безопасности», которая позволит держаться на плаву какое-то время. Но и они будут серьезно пересматривать свои инвестиции и затраты, экономить там, где это возможно. А если не будет системных мер поддержки со стороны государства — все встанет. И эти меры нужны уже сейчас.

— Правительство России уже обнародовало план действий и перечень мер поддержки...

— Те меры, которые уже приняты федеральным правительством, на мой взгляд, недостаточны. Ну, что такое отсрочка по выплатам платежей в те же внебюджетные фонды. Хорошо, не заплатил предприниматель в марте, не заплатил в апреле. Где он в мае деньги-то эти возьмет да еще и в трехкратном размере — ведь выплаты не отменены, а лишь отсрочены? Это еще большая кабала.

Почему бы вообще малым предприятиям, индивидуальным предпринимателям, находящимся на специальных налоговых режимах (на упрощенка, — прим. ЕАН), не устроить на этот особый период полное освобождение от платежей? Мне видится, что куда важнее дать предпринимателям возможность в принципе спасти свой бизнес, сохранить по возможности созданные рабочие места и со временем восстановиться, нежели прямо сейчас получать эти не самые важные и большие для бюджета страны деньги любой ценой.

Я уже даже не хочу лишний раз напоминать о том, что наши соседи по постсоветскому пространству — Узбекистан, Казахстан — вообще освобождают от налогов малые предприятия.

Думаю, что, если власти заявляют о необходимости социального партнерства власти и бизнеса, социальной ответственности, эти отношения должны быть двусторонними. Сейчас время государству реально поддержать предпринимателей.Пожалуй, самая важная и требующая быстрого и жесткого решения история — запретить банкам повышать ставки по кредитам и тем более пересматривать условия по ранее выданным кредитам. А то ведь уже началось, судя по последним новостям.

Не забывайте, практически весь малый и средний бизнес серьезно закредитован. Почти все шаги по развитию у небольших предприятий делаются в том числе на заемные средства. И если выручка упала в разы, то обязанности по выплатам тех же кредитов никуда не делись. Как и залоги никуда не исчезли.

Мы этот ужас с резким повышением ставок и пересмотром условий уже проходили в 2014-м году. Логика банков простая: если у предприятия проблемы — нормативы Центробанка предписывают формировать по кредитам таких предприятий дополнительные резервы. Чтобы этого не делать — надо либо повышать ставки, либо добирать залоговую базу. И это, повторюсь, лишь ухудшает положение бизнеса. Нельзя этого допускать. 

Горизонт принятия решения очень короток. Мы можем потерять малый бизнес. Даже небольшое предприятие создается не один день, а закрыться может очень быстро. 

В структуре валового регионального продукта порядка доля малого бизнеса — порядка 22-23%. И рабочих мест — сотни тысяч. Вот и смотрите. Каждая закрытая кафешечка, парикмахерская, магазинчик — это три-пять-семь рабочих мест, а то и больше.Ну, хорошо, не весь малый и средний бизнес накроется — тех же производителей фармацевтики или продуктов питания поддержат из стратегических соображений. А остальные? Закроется половина из этих 22-23% - тоже удар по экономике немаленький будет.

Конечно, пока нет детальных прогнозов, но я читал мнения моих коллег из бизнес-ассоциаций, «Опоры России» и других. Называются возможные потери на рынке труда в 3,5 млн рабочих мест по России. И это, замечу, оптимистичные оценки. И если посмотреть долю Челябинской области — в экономике страны, в рынке труда… Потенциальные потери региона — десятки тысяч рабочих мест.

Причем если кризис будет долгим (а пока все идет к этому), будут сокращения и на крупных предприятиях. И если раньше малый бизнес становился своего рода демпфером, принимавшим высвобождаемых с больших предприятий людей, то теперь этого демпфера не будет.

Я оптимист и точно не хочу создавать панические настроения. Но важность быстрой и качественной поддержки со стороны государства еще больше возрастает. Если оно не поможет бизнесу сохранить рабочие места, то очень скоро начнет тратить гигантские ресурсы хотя бы на выплату уволенным людям пособия по безработице и попытки их как-то переобучить и хоть куда-то устроить. Я уже не говорю о социальном напряжении.

— Власти Челябинской области также обнародовали план действий и меры поддержки. Но много ли они могут?

— Конечно, сейчас свободы в принятии решений, полномочий (законодательных, финансовых) у региональных властей меньше, чем, скажем, лет 15 назад.

Но то, что возможно, Алексей Леонидович Текслер и его команда делают. Те меры поддержки, которые предложило региональное правительство, — почти максимум тех возможностей, что есть сейчас у региона. Хотя мы с депутатским корпусом Законодательного собрания области работаем над тем, чтобы эти возможности увеличить.

В любом случае я вижу, что в сложившейся ситуации глава региона в числе союзников бизнеса. В этом плане очень надеюсь на то, что поможет назначение Алексея Текслера руководителем рабочей группы «Экономика и финансы» Госсовета РФ.

Мне кажется очень важным и то, как сработает в этой ситуации весь депутатский корпус Южного Урала — и депутаты на местах, в муниципалитетах, и депутаты Заксобрания, и представители региона в Госдуме и Совете Федерации. Как сработает «Единая Россия» как самая мощная политическая партия. То, что происходит, — настоящая проверка их лоббистских возможностей. Нужно, не уставая, доносить свою точку зрения до федеральных властей, убеждать, доказывать необходимость тех или иных мер. Просто так никто ресурсы не выделит.

— Несмотря ни на что, каждый кризис — еще и время возможностей. Как вы думаете, в каких секторах бизнеса сейчас есть возможности для роста, развития?

— Не сомневаюсь, что будет расти фармацевтическая промышленность. Думаю, что, несмотря на падение цены, будет неплохо себя чувствовать нефтянка. Из малого и среднего бизнеса — конечно, люди не перестанут питаться, и агропром, пищевая промышленность будут иметь своих потребителей. Думаю, что будут расти услуги доставки, местная логистика. Конечно, это не полный перечень, просто сейчас не все возможности просматриваются. Время покажет.

— Как скоро оно покажет? Как долго ждать света в конце туннеля?

— По всем признакам надо быть готовым к тому, что кризис будет долгим. Возможно, как минимум ближайший год будет очень непростым. Повторюсь — произошел системный сбой мировой системы торговли, мировых экономических взаимоотношений. Проблемы испытывает весь мир. И находить новый баланс и опоры для роста тоже будет весь мир. И Россия, как вполне полноправный участник мировой экономики. 

Конечно, в итоге развитие победит. Но, вполне вероятно, это будет уже совсем другая экономика, с совсем другой структурой и совсем другими правилами ведения бизнеса.

Источник фото: ombudsman174.pravmin74.ru, Ольга Смирнова, страница Александра Гончарова в соцсети facebook
Комментировать