July 30, 2019, 8:41 AM

Геннадий Севастьянов: «Очень боюсь, что без меня ДИВС пойдет по рукам»

Самый опытный спортивный управленец Свердловской области, директор Дворца игровых видов спорта Геннадий Севастьянов покидает свой пост. Шестнадцать лет в должности при трех губернаторах – большая редкость для политических традиций Среднего Урала. О том, как начиналась легендарная стройка, кто хотел приватизировать ДИВС и о чем тет-а-тет любят поговорить президенты и патриархи, – в интервью ЕАН.

- Ваш контракт уже закончен?

- Завершается 11 августа. Уже вывожу вещи.

- О новом директоре, Николае Гарбузове, практически ничего не известно. Вы с ним уже встречались?

- Нет, не звонил, не приходил.

Я помню его по работе в минспорте. Грамотный специалист, он в ранге замминистра курировал стройки к Чемпионату мира по футболу, но потом ушел с госслужбы. Говорят, что тогда именно эту тему усиленно контролировали власти и силовые структуры. Не каждый готов был работать в таких условиях.

- Если разговор состоится, что ему пожелаете?

- Сохранить коллектив. Это настоящие профессионалы. На самом деле именно кадры в нашем деле – большая головная боль. Руководителей спортивных сооружений специально никто не готовит, это большой дефицит, штучный товар.

К примеру, в верхнепышминском ДИВСе за четыре-пять лет сменились пять директоров. Не от хорошей жизни: найти подходящего человека на такую работу очень непросто.

 У свердловского ДИВС новый директор. И это не Глацких 

 Если честно, очень боюсь, что дворец «пойдет по рукам». Как я понимаю, контракт с новым директором подписан лишь на год, конечно, срок должен быть куда более длинным. Он первые полгода только будет вникать в наше хозяйство.

Может быть, ему удастся выбить деньги на модернизацию. Например, наше телевизионное оборудование нужно менять, мы уже не можем, как раньше, передавать «картинку». С концертным – та же история. Мы его в свое время покупали за 2 млн долларов, приличные деньги. Но вся техника неизбежно устаревает.

- Считается, что директором нашего ДИВС должна была стать Ольга Глацких. Сейчас она работает вашим замом. За какой блок вопросов она отвечает?

- Все, что касается коммерческого направления, фитнес-центр, гостиница. Оценивать результаты работы еще рано, слишком мало времени она проработала. Что-то получается, что-то не получается.

Не могу сказать точно, но, мне кажется, решение губернатора о назначении Гарбузова не только для меня, но и для нее стало большой неожиданностью. Конечно, она видела директором себя, поэтому затрудняюсь сказать, интересует ли ее вторая позиция.

- Считается, что вы свой пост получили в награду за правильное голосование Областной думы по поправкам в Устав региона. Тогда позиция всего пяти депутатов, ваша в том числе, открыла Росселю дорогу к третьему губернаторскому сроку…

- Это распространенная версия, но не думаю, что она правильная. Хотя на самом деле, если бы сейчас вернуть тот день, голосовал бы так же. Считаю, что история подтвердила нашу правоту.

 На пост директора ДИВС претендовали 12 человек. Более того, шла серьезная борьба за то, чтобы сразу после сдачи перевести дворец в частную собственность.

Было уже зарегистрировано ООО «Дворец игровых видов спорта». Очень большую «работу» вела Евдокия Семенова, директор Фонда губернаторских программ. Она была вхожа в семью Эдуарда Эргартовича, но, к счастью, он разобрался, и дворец стал собственностью области.

- Как это можно было устроить? Разве на стройку не шли бюджетные деньги?

- Это сейчас ДИВС – госучреждение, но строился он на деньги спонсоров. Им дворец обошелся в 30 млн евро.

- По сколько сбрасывались?

- Не хочу называть суммы, боюсь, что обижу людей. Деньги вносили в Фонд губернаторских программ, и оттуда они направлялись сразу на две стройки – ДИВС и Храм-на-Крови. То есть строили «пакетом», и чьи конкретно деньги и в какой пропорции куда пошли, мне сейчас сказать сложно.

 Участвовали многие. УГМК, ТМК, НТМК, «Уралсевергаз».

Кстати, 30 млн – это очень адекватная, бюджетная смета. В Москве вскоре построили динамовский баскетбольный спорткомплекс, он обошелся уже в 80 млн евро.

- Вернемся к кадровой теме. Как вы оказались в этой должности?

- На самом деле у меня был соответствующий опыт работы, только в более скромных масштабах. В Сухом Логу я работал директором детско-юношеской спортивной школы, возглавлял внешкольное объединение «Олимпик-клуб», был начальником городского управления по культуре, молодежной политике и спорту.

Когда встал вопрос о директоре, за меня перед Росселем ходатайствовали глава Сухого Лога Анатолий Быков, министр спорта Владимир Вагенлейтнер, Дмитрий Пумпянский. Хотя губернатор мне потом сам сказал, что конкуренция была серьезная. 

- Госсобственность на такие объекты – это правильно? Часто приводят в пример стадион, который построил в Краснодаре уже бывший владелец сети «Магнит» Галицкий. Если завтра к губернатору Куйвашеву придет условный человек из рейтинга «Форбс» и скажет: «Продай мне ДИВС, обязуюсь содержать и развивать» - продавать?

- Не могу советовать губернатору, но, на мой взгляд, конечно, продавать. Это ведь большая нагрузка на бюджет, и нагрузка непрофильная, это ведь не зарплаты и не пенсии.

Я уже рассказал о попытке приватизировать дворец еще на стадии строительства. Потом, при губернаторе Мишарине, был второй заход, одна из наших ФПГ хотела его «забрать», но что-то там у них не получилось. Он сказал: «Не отдам!»

- Давайте про эту экономику. Сколько область тратит в год на ДИВС? Про «Екатеринбург-Арену» звучала цифра 350 млн рублей.

- У нас скромнее, порядка 54 млн. Это без развития, без каких-то приобретений. Просто на жизнь: зарплаты, охрана и тому подобное. А необходимо в целом около 100.

Правда, это цифры еще 2011 года, после этого мне их никто не пересчитывал, хоть инфляция, как известно, не стоит на месте. Итак, 54 млн из этих 100 «закрывает» госзадание на проведение разных мероприятий. Остальное я должен заработать сам. И за все годы моей работы не было такого случая, чтобы не получилось.

- Что такое госзадание?

- 2080 часов ты должен выделить под проведение мероприятий, включенных в госзадание. Какой бы вам пример привести? Ну, скажем, фестиваль «Осеннее очарование», часть программы празднования Дня пенсионера.

Приходит официальное письмо: «В рамках госзадания просим провести и обеспечить…».

 - Команды мастеров платят за аренду площадки?

- Практически никто не платит. Баскетбольный клуб УГМК и мини-футбольный клуб «Синара» разве что. А так все идет по госзаданию.

- Говорят, владельцы одного из клубов купили вам какой-то дорогой американский игровой паркет…

- Нет, мы сами его уже трижды обновляли за счет средств областного бюджета. И не американский, а канадский клен.

- Шоу-бизнес. Такое ощущение, что в ДИВСе стало меньше гастролей, звезд…

- Так и есть. Серьезные продюсеры планируют все очень заранее, а мы не можем им гарантировать, что площадка в этот день будет свободна. 

«Госзадание» может свалиться в любой момент. Плюс у наших спортсменов графики игр часто сдвигаются. А отказать правительству мы не можем, мы же госучреждение спортивного профиля и обязаны в первую очередь обеспечить проведение соревнований. Мы уже сейчас вовсю пишем свой план мероприятий на 2020 год.

 В общем, один раз отказал людям из шоу-бизнеса, другой отказал – в третий они могут и не обратиться.

Конечно, жаль. Мы ведь принимали всех топовых звезд. Может быть, только Киркоров у нас не выступал. И никогда никаких нареканий не было. Последний раз, когда приезжали Валерия с мужем, так сказали: «Как у вас хорошо! А мы почему-то раньше все в «Космосе» выступали».

В общем, это большая проблема. Все федерации, организаторы приходят со своими козырями: «За нами Москва!», «За нами президент, губернатор, а вы нам отказываете»!». Приходится вступать в переговоры, выкручиваться.

- Раньше у вас проходили коммерческие выставки, если не ошибаюсь.

- Да, и они нас очень сильно выручали, приносили примерно 7-8 млн. Но потом на Громова появился областной «выставочник», «Инэкспо» и его директор Александр Евгеньевич Рыжков пошел к Воробьеву, председателю правительства: «Как я буду зарабатывать, если вон Севастьянов себе выставки заманил?» И не стало у меня этой статьи доходов.

- Сельхозярмарки у вас проходят?

- Это всего 20 тыс. рублей за раз. Не делает погоды.

- Не было идей продавать билеты на матчи? 

- Клубы сами ведут свои билетные программы, у каждой команды свои подходы и приоритеты. Мы бы с этим просто не справились объективно: 400 мероприятий, 100 организаторов.

Конечно, мне было бы удобнее продавать, скажем, годовой билет на все мероприятия, меня несколько человек об этом просили. Но они у нас настолько разные… Как тут посчитаешь цену?

- Открыли бы какой-нибудь ресторан… Есть опыт «Бомбардира» в КРК «Уралец».

- Я не очень понимаю, кто туда будет ходить. Как спортивному сооружению нам же запрещено торговать даже пивом. А так бы, конечно, можно было подумать.

Вообще запрет пива на матчах был большой ошибкой. Раньше человек мог смотреть игру, выпить стаканчик-другой, все культурно, а нам прибыль. Сейчас молодежь особенно приносит пиво уже «в себе». А нам остается только убирать бутылки из урн после матча на прилегающей территории.

- Самые неожиданные предложения о сотрудничестве, которые вам поступали?

- У нас площадка многофункциональная, даже фигурное катание ведь было, шоу Ильи Авербуха. «Уралец» тогда был чем-то занят, и они обратились к нам.

Положили лед, прилично заплатили. И, кстати, оставили нам его потом на все лето, горожане катались. Нам потом еще пару лет люди звонили-спрашивали: а лед этим летом будет у вас?

- Кстати, про лед. УГМК скоро построит ледовую арену тысяч на 15 зрителей. Их баскетболисток вы потеряете?

- Посмотрим. У нас уже был такой опыт, когда команда перебазировалась в ДИВС в Верхней Пышме, но буквально через 2-3 игры вернулась. Все-таки наш дворец – это Екатеринбург и это самый центр.

Кроме того, собрать 15 тыс. на женский баскетбол непросто, будут пустые трибуны, это некрасиво. Пятитысячник – в самый раз.

- В «Екатеринбург-экспо» часть спорта уезжает. Есть вообще какая-то ревность, обиды между директорами? «Ты у меня увел это, я тебе не забуду…»

- Нет, работы всем хватает. А если кто-то заберет у меня какое-то госзадание, в котором нет «живых» денег, – я только рад буду. 

- Сколько условных ДИВСов еще нужно Екатеринбургу, чтобы закрыть наши спортивные потребности?

- Это легко посчитать. По мировой практике на нашей площадке нужно проводить не более 120 мероприятий в год. Нужно время на санитарные паузы, на трансформацию в зале. А у нас таких мероприятий проходит 400. То есть мы востребованы, и это радует. Но при этом очень сильно перегружены. Это огорчает...

 Конечно, будет хорошо, когда часть спорта возьмет на себя новая арена УГМК, хорошо, если «Уралец» переформатируют… Ну и хотя бы еще один ДИВС нужен.

Сейчас ведь у нас очень активно строят ледовые арены, и это прекрасно. На мой взгляд, нужны отдельные дворцы для единоборств, для гимнастики, для водных видов спорта. И в принципе, если это возвести, будет нормально, потребности Екатеринбурга это закроет.

- В этом списке нет легкой атлетики.

- Да, «Екатеринбург-Арену» решено было сделать чисто футбольной площадкой. Как я понимаю, легкую атлетику должен «закрыть» «Калининец».

- Когда-то, еще при Ельцине и при Росселе, говорили о теннисной академии…

- Ну у нас ведь меняются политические приоритеты. Когда-то был теннис, потом горные лыжи, единоборства, сейчас – хоккей в почете.

- Заговорили о проектах гребного канала, велотрека. Специалисты опасаются, что после Универсиады они будут стоять пустыми, что это объекты разового использования…

- Есть такие опасения, но что тут поделаешь? Без объектов Универсиаду не провести.

- Недавно Юмашевы, идеологи проекта Ельцин Центра, вспоминали, как выбирали место для его строительства. Там прозвучали неожиданные варианты. У ДИВСа были альтернативные площадки?

- Нет, место было утверждено сразу. И оно объективно хорошее: самый центр, метро. Сложности есть с подъездом, он по большому счету один. 

Не завидую жителям соседних домов. Когда РМК проводила у нас бои, они ставили свою охрану, дополнительный шлагбаум. Не всем автомобилистам удалось проехать в свои дворы, были конфликты.

- С кем особенно встречи запомнились из высоких гостей?

- Забавно получилось с патриархом Кириллом. Вместе с ним приехал губернатор тогдашний Александр Сергеевич Мишарин. Но ФСО всех отодвинула: «Только директор встречает!» Губернатор меня проткнул взглядом, но что тут поделаешь?

 Как раз до этого у патриарха было какое-то мероприятие в Доме Севастьянова. А тут меня ему представляют: «Севастьянов, директор дворца». «Хороший у тебя дом, директор!» - пошутил патриарх.

Минут 15 мы с ним с глазу на глаз общались, примерно на эти же темы, которые сейчас обсуждаем. Ему спорт совершенно не чужд, видно, что он им интересуется.

- Ельцин был у вас частым гостем…

- Да, он каждый год приезжал на волейбол. Помню, однажды мы проиграли Азербайджану. У меня вот тут в углу стоял диванчик, он зашел, дверь закрыл, сидит-переживает. Я у себя за столом сижу. Все боятся зайти. 

Потом только кто-то решился, пришел с бумагами: «Борис Николаевич, мы тут все посчитали, по очкам, по матчам. Ничего страшного, ерунда с Азербайджаном этим, все равно мы первые будем, так получается». 

Смотрю, заулыбался, отмяк.

Память была у человека феноменальная. Первый раз, когда был у меня в кабинете, увидел мои фото с Примаковым, с Лужковым.

 «А эти штааа тут делают? Какое отношение к спорту имеют?!» - говорит.

Мне наши чиновники страшные глаза делают: «Убери!» Через год перед очередным его приездом убрал на всякий случай. Он заходит в кабинет – и сразу к шкафу.

 «Убрал, значит. Молодец. Умеешь делать правильные политические выводы», - похвалил.

О политике не любил говорить, а вот о волейболе – да. Досконально разбирался в игре, всех девчонок наших знал по именам и в лицо.

- Когда бываете за рубежом – заходите в местные спортивные дворцы?

- Конечно. У нас есть договоренности с баскетбольным клубом УГМК, они берут с собой по 1-2 наших сотрудника в такие выезды. Так что мы держим руку на пульсе мировой спортивной индустрии. В Испании были, в Чехии, в Турции, в других странах.

 И если честно – наш ДИВС на голову выше. В Европе за редким исключением дворцы такого профиля в основном располагаются в небольших городах и сами арены во всех смыслах этого слова скромнее.

- Какие планы на жизнь?

- В будущем году мне будет 65, к счастью, дорабатывать год до пенсии мне не нужно, успел оформить ее еще в 60. Конечно, хотелось отработать год, до 65. Но не получилось.

Пока никаких внятных планов нет. Надо выдохнуть, осмотреться. Все годы у меня отпуск был максимум две недели в год.

- Вам как-то объяснили, почему принято такое кадровое решение?

- Нет. Наверное, это можно объяснить и возрастным фактором. Конечно, начальству хочется работать с более молодыми. Ими проще руководить, а у тех, кто постарше, чаще на все есть своя точка зрения. При этом за все годы мы не сорвали ни одно мероприятие. Значит, я все правильно делал.

Хотя многое в такой работе зависело даже не от рабочей подготовки мероприятия, а от, скажем так, тонкостей: кого и как встретить, как проводить, куда посадить…

 Maecenatum caritas. Что такое Универсиада и зачем она Екатеринбургу 

- Тут бывали проблемы?

- Ну вот охрана РМК недавно не пустила на бои одного большого человека. Не нашли его в списках почетных гостей. В результате меня сделали крайним в этом скандале. Хотя я-то здесь при чем? С моей охраной у него проблем не было.

В итоге провели его, конечно. Но был такой конфликт.

- А с самыми большими гостями не было скандалов?

- Нет. Известно ведь, что чем выше на самом деле человек – тем он проще. Не было никаких проблем ни с Борисом Николаевичем, ни с Вячеславом Фетисовым, к примеру. Он и сейчас как увидит – сразу идет с протянутой рукой, интересуется, как жизнь, какие проблемы.

- С каким чувством уходите? Тяжело?

- Конечно, это волнительно. При этом я никогда не мечтал, чтобы меня отсюда вынесли вперед ногами. Да и не только я переживаю: Россель переживает, руководители клубов, люди в погонах. Это же объект повышенной опасности. При нашей команде проблем не было.

 Еще раз повторюсь: очень боюсь, что ДИВС пойдет по рукам. Не хотелось бы этого. 

И, конечно, очень хочется поблагодарить наших многолетних партнеров, всех, с кем пришлось работать, за сотрудничество и незабываемые воспоминания.

Беседовал Александр Кириллов.

Комментировать