March 14, 2019, 12:49 PM

Максим Верников: «Моя судьба зависит от дела Шевченко»

Сегодня в Екатеринбурге задержали бывшего координатора движения «Открытая Россия» (деятельность организации признана нежелательной на территории РФ) Максима Верникова. В квартире активиста прошли обыски, а затем после допроса в СК мужчину отпустили домой. В интервью ЕАН Максим рассказал о том, почему за него взялись через месяц после выхода из «ОР» и от чего будет зависеть исход дела.

- Каковы ваши мысли и впечатления после допроса? 

- Это политическая расправа, другой вопрос, что, конечно, она бывает разной: от расстрела на Замоскворецком мосту и до «всего лишь» возбуждения уголовного дела. Могу сказать, что я отделался самой легкой санкцией – меня даже не ограничили подпиской о невыезде, я имею право на путешествия по России и странам СНГ с российским паспортом, так как загранпаспорт у меня изъяли. 

Также у меня есть обязательство о явке, и в случае длительного отъезда или смены места регистрации я обязан оповестить об этом следственные органы.

На данный момент я имею статус подозреваемого. Еще 15 февраля я написал заявление о выходе из «Открытой России», и в ходе обыска у меня не нашли ничего, что свидетельствовало бы о продолжении моей деятельности в составе этой организации после указанной даты. Если предположить, что следствие будет исходить из правовой точки зрения, то дело не должно дойти до суда. 

- Почему все началось именно сейчас, по вашему мнению?

- Насколько я понял, доследственная проверка по мне началась еще до 15 февраля. Задание открыть дело было, и, видимо, следователи сочли, что просто так закрывать это дело нехорошо. Раз уж начали – нужно хоть что-нибудь сделать. По сути, мы понимаем, что статья 284.1 и ее применение – это в чистом виде репрессивная статья в отношении оппозиции и никакой социальной значимости она не носит. Соответственно, ее и используют в целях репрессий.

По этой статье первые два раза в отношении человека могут возбудить только административное производство, а начиная с третьего раза следователь уже имеет право возбудить уголовное дело. У меня третье административное дело было в октябре, и раз сейчас возбудили уголовное – значит, по логике следствия, я совершил преступление уже в четвертый раз. Хотя я толком и не понял, что же такое совершил. 

Но просто сказать, что раз я три раза отметился по «административке» и, значит, уже нужна «уголовка», следствие не может, так как для уголовного дела нужны веские основания. 

- Как прошел допрос? 

- Продолжался около часа. Я не могу сообщить подробностей, но ничего нового пока сказать нельзя: это были просто формальности, которые не имеют особого смысла. По сути, осталось все, как есть: я подозреваемый, у меня прошел обыск, изъяли ноутбук, смартфон и некоторые документы. 

Я не исключаю, что следователи сами понимают, что уголовного дела не будет. Но так как статья под особым надзором, им нужно по максимуму провести обыск и проверку, чтобы с уверенностью заявить о том, что я больше не работаю на «Открытую Россию». 

Другой вариант – решили любой ценой возбудить уголовное дело. Тут стоит сказать, что по этой статье минимальное наказание – штраф в размере 200 тыс. рублей, а максимальное – 6 лет колонии. Будет ли суд и насколько суровым будет его решение, во многом зависит от исхода дела Анастасии Шевченко. Он и будет задавать вектор ведения последующих процессов по этой статье, в том числе и моего.

Напомним, что впервые уголовное дело по статье 284.1 УК РФ было возбуждено в отношении активистки Анастасии Шевченко из Ростова-на-Дону. Она возглавляла местное отделение «Открытой России». На данный момент Анастасия находится под домашним арестом.

ЕАН обратился за комментарием в СУ СК по Свердловской области еще утром, но, к сожалению, силовики общаться с прессой на тему дела Верникова пока отказываются.

Фото: Facebook.com Максим Верников