March 25, 2019, 3:40 AM

Мнение Дмитрия Моргулеса: с чем столкнется Алексей Текслер и что ему делать

Понедельник, как известно, начинается в субботу. В прошедшие выходные ио губернатора Челябинской области завел официальный аккаунт в Instagram. Результаты сногсшибательные: за двое суток — 22 тыс. подписчиков, а первый же пост собрал около 1,5 тыс. комментариев. Жители области, похоже, возлагают на «новенького» главу региона огромные надежды. Но не все так просто.

Мы не знаем, насколько Алексей Текслер был подготовлен к «десанту» в Челябинскую область. Мы не знаем, насколько длительным, подробным, детальным был «брифинг» для будущего главы региона, мы не знаем, кто этот «брифинг» для Алексея Текслера проводил и на основе каких вводных, данных и какой экспертизы. Мы не знаем, кем, как и какие именно перед ним ставились задачи (кроме известных - саммит, нацпроекты, экология). 

Мы не знаем, сколько у Текслера было времени для самостоятельного изучения ситуации и хотя бы общего ликбеза по части региональной экономики, политической ситуации, общественной проблематики, элит. К тому же Алексей Текслер хоть и родился в Челябинске, но переехал в Норильск еще до распада СССР, и это значит, что он хоть и «не терял связи с регионом» (в основном на уровне общения с родственниками и друзьями), но пропустил всю современную политическую и экономическую историю региона и вряд ли детально знает региональные элитные расклады и кто, откуда в этих элитах взялся.

Впрочем, значительную часть дефицита этой информации он может почерпнуть из нашего сериала «Челябинск. Городские кланы» — наверное, самом полном за последние лет 10-12 исследовании южноуральской политической элиты. В любом случае, в ближайшее время действовать Алексею Текслеру придется если не вслепую, то уж точно в режиме дефицита времени, информации, верных кадров и с огромным количеством «коровьих лепешек» и мин-закладок, оставленных предыдущей командой. Которая, за исключением Дмитрия Микулика, подставившего из-за своей глупости самого себя и Бориса Дубровского, пока что на своих местах в полном составе.

И еще — жители, похоже, надеются на то, что новый губернатор станет одновременно палачом и ассенизатором: поотрубает многочисленные проштрафившиеся головы и займется расчисткой авгиевых конюшен, в которых его приветствовали некоторые комментаторы в Instagram. Это может не совсем совпасть с тем, как и какие именно задачи перед Алексеем Текслером поставили в Москве.

Меж тем только ситуаций и проблем, имеющих политический характер и требующих срочного внимания и первоочередного решения, у Алексея Текслера наберется с добрый десяток. Давайте попробуем перечислить.

1. Челябинск. Во всем многообразии его политических и хозяйственных проблем, запущенного и едва ли не наполовину разворованного городского хозяйства:

- проблемы городского транспорта - как муниципального (дошедшего в последние дни до уровня уголовных дел), так и частного (маршрутки, заполонившие город, попросту опасны, не говоря уже о финансовой непрозрачности);

- проблемы дорожно-строительной отрасли, возможно — пересмотр схемы работы с подрядами;

- проблемы отрасли благоустройства;

- проблемы вопросов управления городским имуществом;

- проблема нелегальной торговли;

- проблемы строительной отрасли и обманутых дольщиков.

Каждый из этих вопросов требует срочной и полной ревизии и поиска непростых и, скорее всего, недешевых решений, а также людей, способных их не просто провести, но и при этом не провороваться и не сработать в пользу какого-либо из городских кланов. А значит, требуется ревизия всей управленческой модели в городе и поиск новых кадров.

2. «Вторые города», славящиеся своей политической буйностью, непредсказуемостью местных элит и коррупционными скандалами.

В числе самых проблемных городов — Миасс, Златоуст, Чебаркуль, Копейск, отчасти Троицк. К ним может присоединиться Магнитогорск, особенно если владелец ММК Виктор Рашников выберет тактику тихого саботажа нового губернатора.

3. Выстраивание конструктивных взаимоотношений с крупнейшими федеральными финансово-промышленными группами и элитными кланами, имеющими активы и интересы на Южном Урале.

Прежде всего речь о Росатоме (три ЗАТО), Ростехе (ЧТЗ, НПО «Электромашина» и прочее), «Фортуме» (пять ТЭЦ и, возможно, новый гарантирующий энергосбыт), Россетях (МРСК Урала), «Газпроме» (сети распределения), «Новатеке» (сбыт газа и строительство газовых заправок для транспорта), «Транснефти» (активы в партнерстве с местным КОНАРом), «Мечеле», Роскосмосе (ГРЦ им. Макеева, Златмаш, Усть-Катавский вагоностроительный завод и пр.), УГМК (Челябинский цинковый завод) и РМК («Карабашмедь», КМЭЗ, Михеевский и, возможно, Томинский ГОКи и пр.).

У каждой из этих групп — свои интересы, иногда они, скажем так, трудно совместимы. А на поддержку губернатора, мягко говоря, надеются все…


4. Выстраивание взаимоотношений с региональными и местными элитами и кланами.

Возможно, одна из самых непростых задач. С одной стороны, конечно, у Алексея Текслера есть мандат и доверие Владимира Путина. Но, с другой стороны, южноуральские элиты доказали, что могут как минимум выживать при не самом приятном для них губернаторе, а как максимум — и успешно противостоять таковому, сохраняя за собой и активы, и интересы, и влияние.

Десять лет сначала мэрства, а потом и губернаторства Михаила Юревича, а затем пятилетка Бориса Дубровского это продемонстрировали вполне наглядно. Городские кланы как Челябинска, так и, например, Миасса, своевольны, опытны и уверены в себе.

И если местные элиты устроят слаженный тихий или громкий саботаж — Текслеру придется непросто. Особенно в условиях невозможности привезти с собой большую собственную команду. Кстати, Борис Дубровский может детально пояснить, что опыт импорта своих людей в Челябинск — тоже не решение.

Какие-то вопросы, конечно, можно будет решить через региональное отделение СПП, но большую часть договоренностей придется искать «на живую нитку». А подавить возможный саботаж — только через прямую связь и опору на жителей. Которые и ждут от главы региона именно смены элит.



5. Подготовка к саммитам ШОС и БРИКС.

Прежде всего быстрая и полная ревизия того, что и как уже сделано, а затем организация оставшихся работ. Хотя как «оставшихся»: по большому счету дел тут, что называется, «начать и кончить».

6. Челябинский «Трактор».

Главная команда Челябинска — вполне себе серьезный политический фактор. Популярность любого губернатора в областном центре и не только во многом зависит от того, как выступает команда.

К сожалению, в последние годы «магнитогорское» руководство клуба, мягко говоря, потеряло берега и в итоге сделало все, чтобы «Трактор» стал проблемой. Остро стоит вопрос реальной (а не «лошкинской») ревизии того, что происходит в клубном хозяйстве, смены руководства и выстраивание стратегии развития «Трактора» (до чего руки у нынешнего менеджмента не доходят и вряд ли дойдут).



7. Взятие под контроль избирательных процессов.

И это не только подготовка к собственным выборам ближайшей осенью, но и все масштабное многообразие избирательного цикла 2019 - 21 годов, а именно:

- выборы в райсоветы и городскую думу Челябинска, которые не менее значимы, чем губернаторская кампания;

- выборы в Законодательное собрание области в 2020 году;

- выборы в Государственную думу в 2021 году.



8. Выстраивание взаимоотношений с силовиками.

Силовые и правоохранительные органы всегда были значимой частью политических процессов в регионе. Они способны как серьезно помочь новому главе региона, так и качественно осложнить его работу.

9. Выстраивание «новой медийности».

Именно, мягко говоря, неуклюжесть Бориса Дубровского в публичном пространстве (и отсутствие желания менять это) во многом и стали причиной того разочарования в нем людей, что произошло с предшественником Алексея Текслера.

Удачные заходы с «переменой маршрута» первой рабочей поездки ио главы региона, его «выходом в народ» на Кировку, появление официального Instagram — это азбука в вопросах публичности и, должно быть, лишь начало. Не исключено переформатирование всей публичности губернатора и, соответственно, медиаблока и околовластного медиарынка. Что же — давно пора.

10. Формирование собственной управленческой команды.

Ключевой и очень непростой процесс. Безусловно, основу должны составить местные кадры. И потому, что нет возможности перевезти в Челябинск хотя бы половину Норильска или весь аппарат минэнерго. И потому, что в регионе есть большое количество вполне себе профессиональных, опытных, патриотичных по отношению к области и городу и некоррупционных управленцев. Они волей или неволей застряли на втором-третьем эшелоне управленческих вертикалей и просто-таки заждались возможностей для роста.

Есть, впрочем, и те, кто, не дождавшись, уехал (скажем, Егор Ковальчук или Роман Болотов), благо спрос на хорошие кадры везде высок. Важно, что в основном эти люди примерно одного поколения с новым главой региона, а значит, наверняка найдут с ним и общее понимание проблематики, и единые подходы к решению.

При этом все перечисленные проблемы одинаково важны и более того — они взаимосвязаны. И решать их придется одновременно. Повторимся — в условиях дефицита времени, знаний и кадров. Напоминает шахматный сеанс одновременной игры вслепую сразу на нескольких досках. Голова может пойти кругом даже у матерого гроссмейстера.

И еще про чаяния, которые южноуральцы связывают с новым губернатором. На предыдущего главу региона Бориса Дубровского тоже возлагали огромные надежды. Прежде всего те, кто устал от небесспорного авторитаризма и конфликтности Михаила Юревича. Вспомним, что теперь уже бывший губернатор выиграл в 2014-м годы выборы с результатом 86%, что сопоставимо с рейтингом Владимира Путина на пике. Но, как выяснилось, доверие и уважение людей растерять можно очень быстро.

Не хотелось бы, чтобы Алексей Текслер наступал на эти грабли.

Фото: Instagram Алексей Текслер