June 18, 2020, 3:39 PM

На Максима Румянцева написали заявление за оскорбление чувств верующих во время протестов в сквере

Юрист из Екатеринбурга Василий Савченко написал заявление в полицию с просьбой привлечь к уголовной ответственности за оскорбление чувств верующих Максима Румянцева. Копия заявления есть в распоряжении ЕАН.

«Я действительно написал такое заявление в Верх-Исетское РУВД (№9), — рассказал Савченко корреспонденту ЕАН, — Меня данный тип по фамилии Румянцев оскорбил и унизил. Кто он такой, и на каком основании решает, почему я бесноватый, когда посещаю храмы?».

Юрист подчеркнул, что это заявление не является его самопиаром. В качестве примера он напомнил, про дело блогера Руслана Соколовского, которого осудили в том числе по этой статье.

«Парень мог заблуждаться - ловил покемонов в храме. В нашем случае, взрослый мужчина объявил через средства массовой информации, что люди, которых притягивает храм бесноватые», — отметил Савченко.

В самом заявлении, которое подано в полицию, поясняется, что Максим Румянцев «нанес моральный и нравственный урон заявителю и должен быть привлечен к уголовной ответственности в соответствии со статьей 148 УК РФ».

Адвокат Юлия Федотова, которая в свое время занималась исследованием дела Соколовского, пояснила ЕАН, что у заявления против Румянцева перспективы «туманные».

«После дела Соколовского любое движение по статье 148 УК РФ прекратилось. Данная статья практически не применяется. Наличие состава преступления зависит от уровня эксперта-лингвиста и эксперта-религиоведа, которые дадут оценку слову «бесноватые», — является ли это оскорблением. Я думаю, что с учетом общей тенденции в православии, бесноватость, то есть одержимость, означает, что человек не является хорошим христианином. Соответственно если назвать православного человека бесноватым, это его оскорбит», — рассказала ЕАН Юлия Федотова.

По ее словам, самое сложное — доказать «явное неуважение к обществу». Исходя из общей практики, Федотова отметила, что под эти действия безоговорочно попадают нецензурная брань в адрес заявителей или неприличные жесты.

«Точного определения у этой категории нет. С другой стороны, если это происходило возле храма или другого места скопления верующих, то здесь можно привлечь по второй части, где говорится о совершении тех же деяний «в местах отправления обрядов». Это значит, что раз человек пришел в место, где заведомо собираются православные, то он имел умысел на оскорбление данной категории людей. В принципе при наличии грамотных экспертов состав может быть», — отметила Юлия Федотова.

 Как не сесть за мем: исследователь дела Соколовского - о современном экстремизме и оскорблении чувств верующих Напомним, во время «скверных» протестов Румянцев под камеру вел довольно агрессивные беседы с противниками строительства храма. Максим Шибанов, один из тех, к кому приставал Румянцев, попросил журналиста отойти, иначе он его ударит. В ответ Румянцев стал требовать ударить его, «если он не девочка». Шибанов толкнул репортера в плечо, тот упал, но продолжал говорить в микрофон. Спустя год выяснилось, что Румянцев написал заявление в полицию и в отношении Шибанова расследуется дело о причинении вреда здоровью средней тяжести. В суде Румянцев запросил с Шибанова полмиллиона рублей.

За Максима Шибанова вступился бывший биатлонист, депутат Госдумы Антон Шипулин. Он записал эмоциональный ролик, в котором осудил поступок Румянцева. Вслед за Шипулиным в защиту Шибанова выступил другой представитель нижней палаты парламента — Алексей Балыбердин.

 Екатеринбургский журналист Максим Румянцев запросил в суде полмиллиона за конфликт с прохожимДобавим, что Максим Румянцев в 2016-2017 году давал показания против блогера Руслана Соколовского по эпизодам об оскорблении чувств верующих. Также по инициативе Румянцева к уголовной ответственности по этой же статье привлекли «магистра вуду» Антона Симакова.

Источник фото: ЕАН, facebook.com/fedjulevg
Комментировать