April 5, 2019, 9:26 AM

«Опека - карательный орган»: уральские приемные родители добиваются человеческого отношения к себе

Приемные родители в Свердловской области жалуются на уничижительное обращение со стороны специалистов органов опеки, свидетельствуют данные исследования, посвященного проблемам приемных семей в регионе.

Как рассказала его автор, социолог Лариса Везнер, соответствующие претензии высказывают преимущественно жители области – в Екатеринбурге ситуация более благополучная. Среди наиболее проблемных территорий Нижний Тагил, Алапаевск, Североуральск и Ачитский район.

Респонденты пожаловались, что боятся ходить в органы опеки из-за негативного тона общения и из-за того, что там требуют строгой отчетности по тратам «на всякую мелочь», устанавливая непонятную норму «накормить ребенка на 150-200 рублей в день и покупать не более одной пары обуви». Подход соцработников при этом излишне формализован и официален, считают участники опроса.

«Я хотела бы подчеркнуть, что нужно нацеливать политику на то, чтобы изменить имидж приемной семьи. Это далеко не всегда асоциальные элементы, это, безусловно, это люди, которые нуждаются в том, чтобы их принимали и уважали. У них есть особая необходимость, чтобы их воспринимали, почитали, чтобы с ними считались», - прокомментировала свое исследование Лариса Везнер на втором региональном съезде приемных родителей.

Аналогичные проблемы высказывали и сами родители непосредственно во время съезда.

«Мне бы хотелось, чтобы наши органы опеки начали к нам по-другому относиться. Специалисты открытым текстом говорят, что в эту сферу (в приемные родители, – прим. ЕАН) приходят из-за денег. Это слышать неприятно, тем более от таких специалистов, которые должны помогать. Получается, это не помогающий орган, а карающий», - поделилась с журналистами Татьяна Воскресенская из Североуральска, которая воспитывает троих детей, из которых двое младших – приемные.

По ее словам, семья вынуждена собирать все чеки на покупки для детей.

«Купили носочки – чек приложили. И так на все, на все, на все. Специалисты органов опеки сидят – крыжат, чтобы все суммы сошлись вплоть до копеечек», - говорит она, подчеркивая, что ей хотелось бы полностью исполнять все правила и ничего не нарушать, однако это очень проблематично.

В некоторых других городах области, по ее данным, ситуация попроще. Нижний Тагил, как уже отмечалось, в число таких городов не попал. «Много раз мы собираемся, много раз мы говорим, но, извините меня, дальше брехаловки никуда не идет. Это уже до такой степени надоело. На местах все равно что хочу, то ворочу. И если ты выступил против опеки или что-то громко высказал, то тебя потом по твоему же больному месту так надают!..» - выступила на съезде приемная мать из Нижнего Тагила, и зал ей зааплодировал.

Также участники съезда жаловались на здравоохранение. Например, приемной матери из того же Нижнего Тагила приходится воевать с медиками, чтобы выбить «сухую химию» для онкобольного приемного сына. Зачастую детям-инвалидам приходится пользоваться платной медициной, поскольку бесплатно попасть на прием к специалисту слишком сложно. Как отмечается в соцопросе, 34% респондентов высказались за открытие службы психологической помощи для родителей и детей при органах опеки.

  • 25% респондентов просят законодательно закрепить профессиональный статус приемного родителя с изменениями в законодательстве;
  • 40% родителей волнуют проблемы с жильем подопечных;
  • 29% приемных родителей рассчитывают только на свои силы;
  • 35% отметили проблемы с учителями в школах, их непонимание того¸ что такое приемный ребенок.

Чтобы помочь приемным семьям, Союз приемных родителей предложил создать некий межведомственный орган. Однако, возможно, это будет даже национальный проект.

«Мы хотим выходить с предложением разработать областной национальный проект в области защиты приемных семей. Нам это посоветовала уполномоченный по правам человека в Свердловской области (Татьяна Мерзлякова, – прим. ЕАН). Когда мы с ней разговаривали, я спросил, поддерживает ли она создание межведомственного органа по делам приемной семьи. Потому что разные вопросы приходится решать в разных инстанциях: образование, здравоохранение. Это ужасно, что проходит человек, который взял ребенка, у которого куча непролеченных заболеваний, куча проблем, и он не знает, куда девать. Татьяна Георгиевна сказала, что такого органа мало – нужен национальный проект на уровне региона», - сообщил глава союза Юрий Демин.

Кроме того, общественники предлагают создать в регионе институт патронажной семьи.

«Чтобы ребенок в трудной жизненной ситуации попадал бы не в госучреждение, где ему калечат психику за несколько месяцев, а сразу в семью. Есть опытные семьи, которые десятилетиями занимаются. Например, в Нижнем Тагиле есть семья, которая воспитывает приемных детей с 1992 года и воспитала около 30 детей. И такие семьи готовы брать детей сразу, хотя бы до того момента, пока не найдут постоянную семью», - отметил Юрий Демин.

Если первую инициативу свердловский минсоц в целом поддерживает, то вторую считает неоднозначной. Как отметил замминистра соцполитики Евгений Шаповалов, ребенка из неблагопоучной семьи все-таки нужно сначала помещать в реабилитационный центр, а не сразу передавать другим родителям. Таким образом снижается риск отказа от ребенка, отмечает чиновник.

«Работа социально-реабилитационного центра заключается в том, чтобы с ним поработал психолог, чтобы с ним поработали социальные педагоги, чтобы ребенок из асоциальной семьи попал к профессионалам. Мы ведь не можем сказать, что приемная семья является профессионалом в психологических услугах, социально-реабилитационным. Необходимо, чтобы приемная семья была подготовлена полностью, и она с ребенком сначала познакомилась. Я считаю, что это очень тонкая работа и она у нас на данный момент отлажена», - сказал он.Сейчас в Свердловской области около 20 тыс. приемных семей и менее 2 тыс. детей, которые нуждаются в семейном устройстве. Из них примерно треть – инвалиды и 70% - подростки, которые зачастую прошли процесс социализации в неблагополучных семьях. Как отмечает педагог-психолог Наталья Хакимова, возраст 14-18 лет – самый сложный. Такие дети уже не хотят в семью, у них нередко есть зависимости от психоактивных веществ, они постоянно хотят быть на улице, мальчики заводят отношения с девочками с соответствующими последствиями. Однако они небезнадежны и очень нуждаются в наставниках, во взрослых-друзьях. «Это тот возраст, когда ребенка еще можно успеть подхватить, когда его еще можно наставить на истинный путь и привить ценности семьи», - заключила Наталья Хакимова. Фото: pixabay.com