August 2, 2019, 5:22 AM

Политическая колонка Александра Пирогова: московский цугцванг

Массовые протесты из-за масштабной зачистки кандидатов-оппозиционеров в Москве превратились в «крестовый поход» против неверных. При том, что верных, похоже, нет. Местный политико-юридический скандал превратился в федеральную морально-этическую драму. Неоправданно жесткие репрессии, массовые аресты, задержания, насилие, уголовные дела, странное выступление Собянина с благодарностью силовикам задрали ставки на очень высокий уровень. На кону теперь не только конфигурация Мосгордумы, но и дальнейшая судьба внутренней политики всей страны.

После Болотной власти вернули выборы губернаторов, ослабили вожжи политическим партиям, но - по факту - сохранили статус-кво. Зарегистрироваться на выборы губернатора оказалось практически невозможно, а четырехпартийная система застыла, как муха в янтаре.

 Что ждать от сегодняшних протестов?

У каждой из сторон есть несколько путей, но ни один из них не ведет к победе.

Действия власти

Вариант первый: уступить

Допустить до выборов всех исключенных кандидатов, несмотря на «плохие подписи» части из них. Самый простой путь, который гасит дальнейшую эскалацию протеста. Однако такой откат рискован непредсказуемостью последствий.

Во-первых, кандидаты уже не те, что были две недели назад. Из рядовых оппозиционеров они стали символами сопротивления, борцами за правду. Стартовые расклады аутсайдеров теперь перевернулись с ног на голову. Фамилии изгнанных теперь знают даже те избиратели, которые никогда не интересовались выборами. Дубинки и репрессии сделали свое дело: на скорую руку сколотили довольно привлекательный образ достойной альтернативы замаскированным единороссам.

Во-вторых, административный ресурс префектур, который традиционно обеспечивал победу нужным кандидатам, на сегодняшний день станет уже не так эффективен. Любые злоупотребления и преференции станут ожидаемыми медиаповодами, а мобилизованные бюджетники в свете всех последних событий могут затаить фигу в кармане и проголосовать совсем не так, как их попросили.

В-третьих, избирательные комиссии, находясь под пристальным вниманием кандидатов, ожидающих подвоха, не рискнут пойти на откровенную фальсификацию итогов голосования, опасаясь громких последствий и наказания.

В-четвертых, в случае проигрыша оппозиция может не признать результаты голосования, что может стать причиной еще более масштабных протестов и требований отмены результатов выборов.

 Дать им победить вроде бы как уже нельзя – станут новыми звездами, дать проиграть – нарваться на новый скандал. Восстановить, чтоб тут же ушли, громко хлопнув дверью? - так себе вариант. Замкнутый круг какой-то.

Вариант второй: рубить

Силовой реакционный сценарий – самый ожидаемый ответ власти на политические требования и давление. Однако репрессивная логика может вступить в противоречие с новой реальностью и привести к противоположным результатам, чем еще сильнее осложнит ситуацию.

Во-первых, жесткое подавление с целью запугать протестующих может вызвать сильный эмоциональный отклик и дать лавинообразный приток новых протестующих из числа сочувствующих. Акции устрашения в условиях снижения уровня жизни и большого числа серьезных социальных проблем могут быть восприняты как вызов - теми, кому и терять-то особо нечего.

Во-вторых, необоснованное применение силы может спровоцировать консолидацию СМИ и активных горожан по всей стране, как это было в истории с Голуновым. Каждая новая серия противостояния будет расходиться все большими кругами на карте страны и готовить почву для появления региональных протестов.

 «Екатеринбург может, Москва может, чем мы хуже?»

В-третьих, предсказуемая негативная реакция иностранных СМИ и мирового сообщества уже наносит серьезный репутационный урон не только Москве и Собянину, но и руководству страны в целом.

В-четвертых, регулярное применение жестких силовых методов создаст постоянную негативную повестку, которая будет самовоспроизводиться. В радикализации оппозиции, ужесточении методов и форм протеста. Если прольется кровь – будет очень плохо. Для всех.

Любой ход в этой ситуации ведет к ухудшению положения. И даже полумеры: выборочно допустить до выборов одних, но отказать другим - сейчас ситуацию уже не исправят. Власти не оставили оппозиции другого выбора, кроме как заявлять о себе и своих правах через протест. Это, вероятнее всего, не принесет им ни сатисфакции, ни мандатов, но гарантирует неприятности, сроки и проблемы. Как уже было с участниками Болотной.

 Только сейчас, в отличие от сытых 2011-2012, ситуация такова, что косметическими изменениями общество не задобрить. От власти ждут системных решений.

Возможно, усилия протестующих кандидатов будут не напрасны и вкупе с протестами в других городах приведут к долгожданным улучшениям. Ведь упрощение или вовсе отказ от архаичной процедуры сбора подписей, возвращение выборов глав городов, поощрение местной гражданской активности и местного самоуправления стали уже не просто абстрактными требованиями отдельных активистов, но и жизненно необходимым средством стабилизации самой системы и лекарством от дальнейшей энтропии.

Эти выборы уже дискредитированы, и властям сейчас нужно очень постараться, чтоб протест в Москве не перерос в общефедеральный пожар на выборах в Госдуму уже через два года. Дубинками его потушить не получится.

Фото: pixabay.com