January 10, 2020, 12:16 PM

«Потенциал экотуризма у нас недооценен»: экс-сотрудник «Денежкиного камня» о привлечении туристов на север Урала

Активные туристы, экологи и общественники Свердловской области продолжают обсуждать идею перевода заповедника «Денежкин камень» в статус национального парка. Несколько дней назад с подробным заявлением на эту тему выступил заместитель директора североуральского краеведческого музея, бывший сотрудник заповедника «Денежкин камень» Геннадий Веденин.

Напомним, Веденин уверен, что «Денежкин камень» должен стать нацпарком, в первую очередь для того, чтобы жители страны «могли наслаждаться первозданной красотой этого места». При этом общественник критикует работу действующей администрации заповедника и призывает остановить экономический шантаж.

ЕАН пообщался с активистом и попросил его подробнее разъяснить позицию, которую тот изложил в открытом письме.

– Что побудило вас организовать общественное движение в поддержку смены статуса «Денежкиного камня» из заповедника в национальный парк?

- Ну, пока я его еще не организовал. Собираю единомышленников и соратников, изучаю общественное мнение. По сути, «Денежкин камень» представляет собой нелегально работающий национальный парк. Но при этом не развивается наш муниципалитет, не создаются новые рабочие места, нет повышения привлекательности Североуральска. В то же время прямо сейчас минприроды подобные заповедники в кавычках переводит в статус национальных парков, приводя их в соответствие с существующей реальностью.

– В чем могут заключаться преимущества нового статуса для вашей территории?

- Для природы это означает реальное, а не фиктивное сохранение. Ведь когда появятся источники финансирования для расширения штата инспекторов, увеличения оплаты их труда, для компьютеризации службы безопасности, то охрана территории станет более надежной.

Для государства это означает развитие территории, повышение привлекательности въездного и внутреннего туризма. Для жителей Североуральска – новые рабочие места, развитие бизнеса, престиж жизни в Североуральске как известном, комфортном и красивом месте.

– Насколько реален туристический потенциал «Денежкиного камня»?

- В советское время у нас был всесоюзный туристический маршрут. Сегодня люди идут в заповедник, несмотря на угрозу штрафов. Даже иностранцы приезжают, несмотря на отсутствие рекламы. Считаю, что потенциал экологического туризма на Урале, и в частности на севере Свердловской области, совершенно недооценен. И вообще туризм у нас нужно развивать комплексно: промышленный, исторический, экологический, спортивный. Тогда сработает. Но изюминкой нашей территории и самым дорогим ее экспонатом, конечно, должен стать цациональный парк «Денежкин камень».

– Каждому туристическому объекту нужно свое «лицо», своя «фишка». Есть ли у «Денежкиного камня» своя характерная особенность, которая выделяет его на фоне других популярных туристических маршрутов?

- Об этом много пишет последнее время профессор Евгений Ющук. Как раз из его текстов я и узнал, что «Денежкин камень» уже вписан в проект «Великий уральский путь», придуманный в Оренбургском заповеднике. Там придумали выдавать «Паспорт покорителя старейших гор планеты». Он предусматривает покорение гор в ООПТ по всему уральскому хребту. В том числе и в «Денежкином камне». Уникален весь уральский хребет как старейшие горы планеты, но так как хребет вытянут с севера на юг, то в наших горах совершенно разные климатические зоны, разная флора и фауна, разный рельеф местности.

Так что у «Денежкиного камня» однозначно уникальное лицо есть, но в составе большого проекта раскручиваться проще. Очень даже может получиться синергия. Каждый нацпарк Урала, раскручивая себя, будет раскручивать и остальных, и общий проект «Великий уральский путь». Нам останется только подробнее рассказать о себе и организовать качественное информирование, логистику, гостеприимство. Думаю, нам и губернатор поможет, он уже высказывался публично о необходимости развивать «Денежкин камень» как один из центров экологического туризма.

– Один из основных аргументов противников смены статуса заповедника – «нетронутость природы». По вашим данным, обеспечивается ли защита заповедных земель сейчас?

- Смотря каких земель.

Та часть «Денежкиного камня», которая относилась к туристическому маршруту всесоюзного значения, «охраняется» главным образом табличками на деревьях.Несколько инспекторов физически не могут обеспечить охрану 78 тыс. га, на которые можно зайти с бесконечного множества направлений. Прямо в Интернете люди пишут: «Приехали на рейсовом автобусе в Черемухово, прошли в заповедник, и никто нас не остановил». Это о многом говорит. Я лично знаком с людьми, которые могут провести людей на вершину горы Денежкин камень за 10 000 рублей с человека… Если бы в 90-е сделали заповедник, не трогая туристические маршруты, он бы и стоял, наверное, нетронутым. Но сделали иначе…

– Даже если охрана территории в данный момент не обеспечивается должным образом, не испоганят ли окружающую среду потенциальные экотуристы?

- Охрана может обеспечить, чтобы не было притока «диких» туристов. С экотуристами должны работать гиды. Группы инструктируются, их сопровождают. Есть нацпарки, где, например, каждому экотуристу дают мешок для мусора и берут денежный залог. Если он не принесет мусор в мешке – залог удержат. Плюс на маршруте следят за поведением. Перед выходом на маршрут проводится инструктаж. И самое главное: есть научно обоснованные расчеты, сколько людей могут пройти по маршруту в определенный период времени. Расчет ведется исходя из способностей природы самовосстанавливаться. Получается, что при грамотной организации работы периметр закрыт охраной снаружи, а внутри – контроль поведения экотуристов. И это уже работает как в России, так и за рубежом.

– Известно, что вы несколько лет проработали в «Денежкином камне». В своем обращении вы охарактеризовали действующее руководство заповедника как «чуждых для наших мест личностей». С чем связана столь резкая оценка?

- Директор заповедника Анна Квашнина родилась далеко от здешних мест, дважды проходила стажировку в Америке. Придерживается либеральных ценностей и морали, если это можно назвать ценностями и моралью. А ведь она общалась с детьми в так называемой «экологической школе», которую закрыли за многочисленные нарушения.

Вот, казалось бы, человек долгое время жил на Западе, не просто говорит на английском, но и мыслит на нем. Казалось бы, имея связи на Западе и находясь на должности директора заповедника, могла бы развивать Североуральск, открыв «Денежкин камень» миру. Используя при этом самый передовой зарубежный опыт. Но она не делает этого. Почему? Да потому что ее абсолютно устраивает тихая, спокойная жизнь для себя за казенный счет. И сотрудников Квашнина подбирает под себя. Те, кто имеет мнение, отличное от ее, не приживаются в заповеднике.

Если Квашнину уберут, вы удивитесь, сколько расскажут те, кто сейчас вынужден молчать, чтобы не потерять работу.

Добавим, что в настоящее время правительство РФ разрабатывает специальное положение «Об охранных зонах». Документ определит критерии правильной организации экологического туризма на территории заповедников. Одновременно с этим сразу в нескольких регионах осуществляется процесс «перевода» заповедников в статус национальных парков. Под «реформу» попадают территории, ранее выполнявшие или фактически выполняющие функции национальных парков – например, зоны, в которые на настоящий момент обеспечен стихийный приток «диких» туристов.

Некоторые общественники и эксперты в туристической отрасли утверждают, что сохранять за «проходными» заповедниками их текущий статус попросту нецелесообразно, ведь постоянные визиты любителей «нетронутой» природы лишают смысла любые работы по рекреации. «Нетронутость» исчезает, а на отлов «дикарей» в бюджетах попросту не хватает средств. А потому логика дальнейшей работы проста – «оттащить» заповедники подальше от популярных маршрутов, а и без того людные места перевести в статус нацпарков и наладить там организованный, «экологически безопасный» туризм.

Экологи же продолжают настаивать на том, что за заповедниками необходимо оставить действующий статус, дабы сохранить – пускай и в оживленных областях – остатки «нетронутой» флоры и фауны.

В случае с Денежкиным камнем остается один вопрос: будет ли территория востребована у потенциального туриста и, соответственно, существует ли смысл в ее переводе в новый, открывающий расширенные возможности для организации туризма статус.

ЕАН проследит за развитием событий.

Показать комментарии (1)