November 25, 2019, 10:10 AM

Пятнадцать лет без ОПС? Часть вторая. В паутине. Дело «Банка 24.ру»

На исходе жаркого дня 5 июля 2007 года в зале Октябрьского суда Екатеринбурга фотокорреспонденты и операторы с азартом фиксировали момент, когда через несколько секунд после оглашения приговора на бывшего депутата городской думы Александра Вараксина надели наручники. Подсудимый в элегантном костюме явно не ожидал такого исхода судебного разбирательства, однако, заводя руки за спину, сохранил абсолютно невозмутимый вид, в отличие от своего адвоката.

Так судом была поставлена формальная точка в деле «Банка 24.ру», которое окончилось трагически для другого фигуранта – Александра Хабарова, а для свердловских и федеральных силовиков послужило поводом отчитаться о полной и окончательной победе над ОПС «Уралмаш».

Впервые через 15 лет эксклюзивные подробности нашумевшего дела и о том, что 15 лет назад, 25 ноября 2004 года, происходило в «Атриум Палас Отеле», - в материале ЕАН

Последствия сходки у «Большого Урала» 15 сентября 2004 года, как уже писал ЕАН, проявились не сразу. Последовало два месяца относительной информационной тишины. Через несколько дней после сходки депутат Госдумы Алексей Митрофанов обратился с парламентским запросом о начале расследования в парламентский комитет по безопасности. Этот запрос, однако, не дал никакого результата.

Спустя 10 лет скандально известный депутат сам будет обвинен в покушении на мошенничество в составе организованной группы, лишен Госдумой депутатской неприкосновенности и исчезнет из России. Впрочем, репутация этого народного избранника от ЛДПР и «Справедливой России» уже и в 2004 году была такова, что появление этого депутатского запроса информированные источники объясняли тесными связями Митрофанова с Дедом Хасаном и получением взятки от московских «воров».    

Девятнадцатого ноября 2004 года в «Российской газете» под рубрикой «Происшествия» выходит статья Тимофея Борисова «Слово берут воры в законе» с подзаголовком «Впервые бандитскую сходку провели публично в центре города с приглашением всех желающих».

 Основной посыл публикации: не было никакой «встречи старых друзей», состоялась именно сходка криминальных авторитетов, «событие, доселе не виданное», вызов правоохранительной системе и, более того, всей системе государственной власти. 

«Митинг в Екатеринбурге стал знаковым событием, - утверждал автор. – То, что это был плевок в лицо официальным властям руководству правоохранительных органов, уж и говорить не приходится. Никогда и нигде еще в России криминальные авторитеты не собирались столь открыто и не демонстрировали публично свою силу и пренебрежение к существующему общему порядку. Никогда еще публичные политики, депутаты не выставляли свои криминальные связи напоказ».  

 Пятнадцать лет без ОПС? Часть первая. «Понаехала всякая перхоть сюда…» Сходка у «Большого Урала»Завершалась публикация хлесткими риторическими вопросами: «Если те, кого мы знаем по милицейским сводкам как воров, бандитов и прочую криминальную нечисть, вполне открыто, на виду многомиллионного города демонстрируют свою власть и силу, то в каком государстве мы живем? И невольно напрашивается мысли, а зачем, собственно, мы кормим, пусть даже и не очень сытно, нашу милицию и гигантскую армию чиновничества? Не проще ли распустить их всех, а налоги платить братве?»

По чьей «наводке» автор «Российской газеты» через два месяца после события в Екатеринбурге вдруг настолько возмущенно «осветил» его, тоже было бы интересно узнать. В открытых источниках о Тимофее Борисове содержится информация, что корреспондентом «Российской газеты» он является с 1999 года. До этого – журфак МГУ, продолжение учебы в ФРГ, а также непродолжительная работа в Комитете содействия правоохранительным органам по борьбе с организованной преступностью и коррупцией.

 Скорее всего, этот самый комитет фигурировал в статье «Бойцы невидимого фронта» журнала «Коммерсантъ. Деньги» № 7 от 24.02.2003 в числе самодеятельных организаций, которые минюстом обвинялись в торговле своими «корочками» с незаконным использованием российского герба и триколора. 

В статье особо отмечается, что членство в комитете стоит 400 долларов. А еще он прославился тем, что для своих удостоверений фотографировал людей в форме сотрудников органов, при том что эти люди никогда в органах не работали.

В любом случае, кто бы ни был инициатором громкой публикации в официозе, своей цели он достиг. После этой статьи тему уральского криминального вызова уже невозможно было замалчивать. Двадцать третьего ноября 2004 года «РИА Новости» сообщает, что Совет Федерации намерен направить парламентский запрос в адрес МВД РФ в связи с публикацией в одной из столичных газет статьи о «воровской сходке» в Екатеринбурге. Журналистам об этом объявил председатель Совета Федерации Сергей Миронов.

«Это – непростая публикация. На это надо реагировать», - сказал он.

Кроме того, на заседание верхней палаты приглашен редактор газеты.

 Суд приговорил бывшего банкира А.Белых к году лишения свободы условно 

Лоббистские возможности московского криминалитета, стремление милицейского начальства обелить честь мундира, общее направление государственной политики на создание пресловутой «вертикали» – все сошлось против Александра Хабарова. Тем более что он совместно с Александром Вараксиным в это время своими руками создавал железные основания для решительных действий правоохранителей. Два Александра решили заполучить для Вараксина пакет акций завода «Стройпластполимер»Акционерное общество «Стройпластполимер» промышленное предприятие в Чкаловском районе Екатеринбурга, работает с 1951 года. Основная продукция – керамический кирпич, полимерные трубы, напольные покрытия, кровельные и огнезащитные материалы. Кроме того, предприятие снабжает тепловой энергией микрорайон Елизавет, который принадлежал Сергею Лапшину – председателю совета директоров «Банка 24.ру».

А так как Лапшин со своими акциями расставаться не собирался, решено было использовать возникший в «Банке 24.ру» конфликт между Лапшиным и бывшим председателем правления банка Александром Белых, который владел 20-процентным пакетом акций банка. И если бы эти акции удалось заполучить, можно было вынудить Лапшина произвести взаимовыгодный «обмен».

«У Александра Ивановича к этому моменту уже был контрольный пакет акций «Стройпластполимера». Сначала он приобретал акции у мелких акционеров, а потом, летом 2004 года, выкупил госпакет акций на торгах Российского фонда имущества за 135 млн рублей. Сергей Лапшин перед этим лично купил 20% пакет у бывшего генерального директора «Стройпластполимера» Мельника, потом тоже заявился на приватизационные торги, но проиграл – предложил меньшую цену. Там еще был интересный момент: Вараксину некие московские информаторы-инсайдеры предварительно назвали цену, по которой он железно выиграет торги – условные 125 млн. Когда начались торги и надо было сдавать конверт с ценой, Александра Ивановича в последний момент что-то озарило, и он переписал цену на 135. И в результате после вскрытия конвертов оказалось, что по той цене, которую ему называли, он бы точно проиграл Лапшину», - рассказал ЕАН информированный источник из окружения Александра Вараксина.

«То есть контролировать предприятие он мог бы и без акций Лапшина. Потом в приговоре было написано, что он был заинтересован в установлении контроля над предприятием, – это натянуто, Лапшин со своими акциями этому контролю не мог помешать. Но взыграли амбиции, он все время повторял, что ему не нужны чужие на предприятии, он должен быть единственным хозяином. Между ним и Лапшиным уже было что-то вроде личной вражды, они несколько раз встречались, пытались договориться, но ничего не получалось. И тут подвернулся вариант с Александром Белых. Был один близкий к «Уралмашу» товарищ, назовем его Сергей, который близко общался с Белых, узнал о его конфликте с Лапшиным и предложил свести его с Хабаровым. Белых обо всем договорился с Хабаровым и передал тому пакет в «Банке 24.ру» в оперативное управление», - говорит свидетель тех событий.

 В Екатеринбурге похоронили депутата екатернбургской городской Думы Хабарова 

Для Лапшина появление в составе собственников банка Хабарова было абсолютно неприемлемо. Тем более после сделки с Белых Хабаров тут же созвал пресс-конференцию, на которой публично заявил о своих намерениях «навести в банке порядок». Обвинения менеджмента банка в рискованной политике и создании «финансовой пирамиды» должны были вызвать отток клиентов и сделать Лапшина более сговорчивым. Впоследствии Сергей Лапшин в суде утверждал, что именно так и произошло: начали уходить клиенты, бизнес был поставлен под угрозу. Хотя никакими объективными статистическими данными связь заявлений Хабарова с ситуацией в банке тогда не подтверждалась.

 После этого Александр Белых сообщил Лапшину, что его акции тот может вернуть и избавиться от Хабарова, переписав свой пакет акций «Стройпластполимера» на ЗАО «Бизнес-клуб «Глобус», принадлежащее Александру Вараксину. Лапшин на эти условия согласился. Заключение сделки назначили на 25 ноября 2004 года.

Рассказывает бывший член совета директоров «Стройпластполимера», представлявший в 2004 году интересы Александра Вараксина:

«Для подписания всех договоров решили собраться в ресторане «Ля Ронд» в «Атриум Палас Отеле». Я туда подъехал, зашел в холл отеля, и тут звонит Вараксин и говорит, что, по его информации, Лапшин написал заявление в милицию и всех будут принимать. Я спросил: «Что делать? Будем разъезжаться?» Он попросил еще немного подождать в отеле внизу. Минут через 20 он сам заходит как ни в чем не бывало, с двумя охранниками. О милиции больше не было никаких упоминаний, мы поднялись в ресторан. Там уже был Хабаров с Игорем Звездиным (юрист, представлял в конце 90-х – начале 2000-х интересы «уралмашевских» структур и лично А.Хабарова, – прим. ЕАН). От «Банка 24.ру» – Лапшин и Борис Дьяконов, по–моему, тогда его заместитель. Еще с ними был Юра Петровский, который числился в банке советником и занимался юридическими вопросами. Но он в этот раз был так напуган, что просто руки дрожали и он не мог ничего вразумительного сказать. Поэтому от банка фактически все юридические условия сделки обсуждал Дьяконов. Позже появился еще Александр Белых. В «Ля Ронде» тогда стояли диваны у стен, все там расположились, пили чай-кофе, перекусывали. Других посетителей в ресторане не было, пока мы там находились, а это мероприятие заняло около четырех часов. Еще по ходу дела то Хабаров, то Лапшин периодически выходили решать какие-то свои другие вопросы или к ним кто-нибудь забегал переговорить. 

 Вообще обстановка была самая непринужденная. Не было такого, чтобы кто-то стоял над Лапшиным с пистолетом и указывал ему, какие бумаги надо подписывать. Наоборот, Дьяконов сначала сам всем объяснил, что фактически сейчас сделаем обмен 20% акций банка на 19,66% акций «Стройпластполимера», для этого надо подписать такой-то и такой-то договор, акции банка получит лично Лапшин, акции завода – «Бизнес-клуб «Глобус», плюс Лапшин перечислит на счет Белых 500 тыс. долларов как за покупку банковских акций. И пока все не закончим, не расходимся.

 Это потом уже мы додумали, что на Дьяконове тогда был жучок и он специально так громко и подробно рассказал план действий, чтобы зафиксировать происходящее. Скорее всего, и еще каким-то образом записывали наше мероприятие, хотя потом в суде никакие записи не фигурировали, были только свидетельские показания всех присутствующих.  Кстати, у Дьяконова всех записывать было просто любимым занятием. 

Когда Вараксин был уже в тюрьме, в 2007 году Дьяконов приезжал на переговоры с нами в «Глобус» по поводу продажи акций «Стройпластполимера». Вот тогда мы сразу засекли, что он опять собрался писать, и обсуждали условия сделки в основном жестами или кивками. 

 Александр Вараксин вышел на свободу 

Еще интересная деталь: Вараксин этого Дьяконова лично не переносил, просто не мог с ним общаться, говорил, что тот постоянно перебирает своими тонкими пальчиками, как будто плетет паутину для своего собеседника. А когда Вараксин, глубоко православный человек, еще узнал, что Дьяконов был раньше методистским пастором, он вообще исплевался.

Надо сказать, что здесь Александра Ивановича интуиция снова не подвела: паутина для него уже была сплетена.

Когда подписали договоры по акциям, был уже вечер. Начали решать, как дальше действовать, чтобы все успеть закончить. В результате мы вдвоем с Лапшиным поехали на его машине в ВРК (акционерное общество «Ведение реестров компаний» - держатель реестра акционеров «Стройпластполимера», - прим. ЕАН). С работниками ВРК перед этим договорились, что они будут сидеть на месте до упора, пока не появится Лапшин с передаточным распоряжением на акции.

Я должен был лично проконтролировать, чтобы у Лапшина его приняли, и сразу дать сигнал Хабарову, что можно отдавать документы по доле в банке. Короче, в ВРК прошло тоже спокойно. После этого с Лапшиным распрощались почти по-дружески, с пожеланиями удачи». 

Несмотря на спокойное завершение сделки, Сергей Лапшин через несколько дней подал заявление о том, что Хабаров, Вараксин и Белых угрозами принудили его к продаже своих акций. Прокуратура Свердловской области на основании заявления предъявила фигурантам обвинение по статье 179 УК РФ «Принуждение к совершению сделки или отказу от ее совершения». 

 Александр Хабаров был задержан 14 декабря 2004 года, а на следующий день помещен под стражу. Также 14 декабря произошло задержание 12 нижнетагильских «авторитетов», связанных с Трофой и Каро, в защиту которых прошла «сходка» у «Большого Урала». Впрочем, все они были освобождены через три дня после задержания. 

Затем под стражу был взят Александр Белых. Что касается Александра Вараксина, он бесследно исчез и был объявлен в федеральный розыск. По утверждению информированного источника, Вараксин сумел вовремя получить информацию о готовящихся задержаниях и о неблагоприятных перспективах возбужденного дела и принял единственно верное в той ситуации решение. Хабаров же слишком понадеялся на свой статус и связи, неверно оценил дело как незначительное и за это поплатился.

Источники ЕАН расходятся во мнении, написал ли Сергей Лапшин свое заявление под давлением силовиков, которым был нужен повод для задержания криминальных авторитетов, или же он сам реализовал идею таким образом вернуть себе акции «Стройпластполимера» и притом остаться при акциях своего банка. 

«Банку 24.ру» приписывались связи с «силовой крышей» постоянно, с момента трансформации из Уралконтактбанка в начале 2000-х. В дальнейшем «Банк 24.ру» был подвергнут Центробанком процедуре санации, а 16 сентября 2014 года у банка была отозвана лицензия. В качестве оснований для отзыва Центробанк указал, что «Банк 24.ру» не соблюдал требования законодательства в области противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

При этом банк был вовлечен в проведение сомнительных операций с наличными и безналичными денежными средствами в крупных объемах. Отзыв банковской лицензии именно по этим основаниям дал повод для комментариев, а не так ли уж недостоверны были в свое время утверждения Хабарова о рискованной политике и создании «финансовой пирамиды».

Из трех Александров первым получил свой, относительно мягкий приговор Александр Белых. Двадцать шестого декабря 2005 года его приговорили к одному году лишения свободы условно. Примерно в это же время Александр Вараксин, которого силовики так и не смогли разыскать в течение года, добровольно явился в ГУВД Свердловской области.

Свое отсутствие он достаточно убедительно объяснил страхом за свою жизнь и был оставлен на свободе до рассмотрения его дела судом. Очевидно, что Вараксин рассчитывал также на получение условного срока, в чем его убеждали и его информаторы в правоохранительных органах, и маститый адвокат Ахтям Давлетов, которому приписывали тесные связи с менеджментом УГМК-Холдинга.

Поэтому когда судья Октябрьского суда Елена Решетникова, которая для Белых ограничилась условным сроком, приговорила Вараксина к 1 году и 10 месяцам реального лишения свободы, это стало шоком для него и его окружения.

В дальнейшем, из опасений, что его пребывание в колонии приведет к потере контроля над бизнесом «Стройпластполимера», Александр Вараксин был вынужден согласиться на продажу контрольного пакета акций завода «Банку 24.ру» за 300 млн рублей. Сделка состоялась 27 декабря 2007 года. Источники ЕАН подтверждают, что после отбытия своего срока «от звонка до звонка» Александр Вараксин сосредоточился на других направлениях бизнеса и старательно избегал любой публичности.

 Таким образом, по завершении дела «Банка 24.ру» Сергей Лапшин получил полностью контроль и над банком, и над «Стройпластполимером». Однако в конце 2010 года владельцем «Стройпластполимера» в ходе санации «Банка 24.ру» стало Агентство по страхованию вкладов (АСВ). Сергей Лапшин в 2014 году ушел с поста председателя правления банка, а в 2017 году был признан банкротом из-за своих внушительных личных долгов.

Для последнего из трех Александров – Хабарова – дело «Банка 24.ру» закончилось трагически. О том, как это произошло и действительно ли смерть Хабарова означала «победу над ОПС», - в следующих публикациях ЕАН.   АСВ практически завершило выплаты пострадавшим клиентам Банка24.ру Читайте также: Пятнадцать лет без ОПС? Часть первая. «Понаехала всякая перхоть сюда…» Сходка у «Большого Урала»  Пятнадцать лет без ОПС? Часть третья. «Был человек, и нет человека». (Само)убийство Александра Хабарова 

Источник фото: pixabay.com, скриншот youtube.com, Банк24.ру, stroyplastpolymer.ru, vk.com Борис Дьяконов, Е1/rprw.ru
Комментировать