April 23, 2019, 3:17 PM

Тонкости дискуссии. Как Александр Высокинский защищал проект по благоустройству «Зеленой рощи»

Глава Екатеринбурга Александр Высокинский совершил обход городского подготавливаемого к реновации природного парка «Зеленая роща». Подробности экскурсии - в материале ЕАН. 

- Вы хам. И все эти проекты - хамство по отношению к горожанам! 

- А вы только и умеете, что орать и рисовать плакаты. Сядьте и составьте свой проект, если вам не нравится предложенный администрацией!

Дискуссия на тропинке «Зеленой рощи» успела разгореться еще до появления в парке мэра. Девушка на белоснежном велосипеде «закусилась» с широкоплечим мужчиной в пальто и дорогих туфлях. Журналисты, обступившие спорщиков, готовились принимать ставки.

- Я - горожанка и тут живу. Поэтому говорю от имени общественности! - постановила велосипедистка.

Окружающие граждане кивками подтвердили ее полномочия. 

- А я, по-вашему, кто? - удивился джентльмен в туфлях. 

Носителем пальто оказался член Общественной палаты Черкашин, попавшийся под горячую руку местных жителей за излишне солидный для прогулки по парку выбор гардероба. 

Дискуссия моментально утихла. Активисты, сверкая смартфонами, отправились на поиски «настоящих» представителей администрации. 

Долго бродить не пришлось. Градоначальник появился на публике в окружении внушительной делегации депутатов (Жуков, Сергин, Дерягина) и своих заместителей. «Королевскую рать» моментально оттеснили горожане, скооперировавшиеся с представителями СМИ.  

Первую остановку - возле старой сосны - маркировали при помощи роллапа с проектом будущей модернизации парка. Мэр со скепсисом оглядел импровизированное знамя. 

- Ну, где там разработчики проекта? Архитектора сюда! Эй, пропустите специалиста! Вы собой все загородили! - шугнул особенно наглого оператора Высокинский. 

На протяжении следующих десяти минут представитель бюро рассказывала собравшимся уже давно известные вещи. Круглые детские площадки, выложенные бехатоном, обновленные тропинки, спортивный кластер, березы для церкви... 

- Это смешно! Это нецелесообразно! Слушания - профанация! - разносило эхо голос урбаниста Владимира Злоказова, флагмана протеста.

Сам общественник, вооружившись плакатом, подобно полтергейсту, кружил вокруг делегации и выкрикивал аргументы из своей вчерашней программы.

- Подождите. Не кричите. Уберите это. Мы всем дадим слово, - отмахивался от Злоказова Высокинский.

Заслушав сбивчивый доклад архитектора, мэр решил самостоятельно проинспектировать состояние местных насаждений. Чиновники, депутаты, горожане и журналисты змейкой потянулись за ним - проламывать путь через сухие ветки и распугивать ничего не подозревающих прохожих. Пройти такой колонной хоть сколь-нибудь вменяемое расстояние не представлялось возможным. 

В качестве лобного места выбрали сухой пятачок за стадионом. Высокинский призвал скептиков к дискуссии. Те обрисовали свои опасения. 

- Мы здесь гуляем. Бегаем. Живем. Это наш парк. И его главная ценность - деревья. Некоторым здешним соснам за сотню лет. Даже если мы высадим взамен десять саженцев - это будет несоизмеримо, - сетовали горожане.

- Поймите, мы высаживаем в несколько раз больше деревьев, чем убираем. Деревья больные мы будем убирать, деревья кривые - мы будем убирать. Будет печально, если они упадут на гуляющих детей, - отбивался Высокинский. 

- А как же захоронения? Вся восточная часть парка стоит на костях. Это самый щепетильный вопрос, его нужно было учитывать еще на стадии проекта. 

- Что есть в архивах? Что на картах? Я поручу, чтобы туда заглянули. Так уж у нас повелось, что город расширялся по своим границам. У нас на Либкнехта - захоронения. Буторина, Декабристов - захоронения. 

- Нужно проводить нормальные археологические изыскания! 

- То есть на четыре года все остановить? Бюджетный процесс инертен. Поймите, если мы на сегодня собрались и сказали: «А пошли-ка еще пообсуждаем», - то в следующий раз мы встретимся здесь через три-четыре года. Так что, курим еще три года?

- А деревья? - снова затянули горожане.

- У нас есть коллеги из Ботанического сада. Это те, кому не абы кто, а Академия наук доверила делать так, чтобы в этом вопросе все было хорошо. Будет мешать сосна - мы ее сделаем мемориальной и обойдем дорожкой. Мы так умеем. 

Но люди не успокаивались. Дискуссия шла по кругу. Отойдя от лобного места и вернувшись туда через десять минут, можно было услышать те же возгласы и те же аргументы. Нарастала лишь энтропия: припомнили Шарташ, набережную, ЦПКиО, сквер за Оперным.  

Совершенно спокойным на этом празднике вечевой демократии выглядел главный по благоустройству, мирно прогуливающийся вдоль лиственниц вице-мэр Алексей Бубнов. 

- Ну, дренажную систему мы сделаем. А как быть с туалетами? Еще же перекрывать это все на два года - вот ужас будет... Нет, полностью закрывать не будем. Сработаем по зонам! - рассуждал чиновник. 

Более всего его занимает вопрос с подрядчиком. За минимальную цену на объект всегда могут зайти проходимцы. 

- Как работы начнутся - поселю здесь кого-нибудь на все два года. Чтобы не вылезал и следил. Не напортачим. Давно пора было посадить сюда порядочного хозяйственника. Глядишь, и не выглядело бы оно все так... Запущенно, - констатировал Бубнов. 

Тем временем вокруг Высокинского уже спорили о геометрических формах детских площадок, бехатоновой плитке и слепящих фонарях. 

- Для того, чтобы вести дискуссию, нужно иметь три вещи: желание, опыт конкретных реализованных проектов и соответствующее образование. На сегодня мы привлекаем специалистов, у которых есть и опыт, и дипломы, - попытался поставить точку мэр. 

Но общественники и не думали отступать. В какой-то момент Высокинскому просто пришлось ретироваться. Напоследок мэр попросил горожан перенести обсуждение из плоскости митинга в официальную, более продуктивную форму. Решили создать рабочую группу и дали всем недовольным неделю на трансляцию своих замечаний.

Владимир Злоказов решил поучаствовать в официальном процессе. Хотя не стал отрицать, что обдумывает варианты публичных форм протеста.

ЕАН будет следить за развитием событий.

Григорий Лейба